Лжецов к ответу

  И кто только заикнулся о том, что наша рыболовная литература пребывает в состоянии застоя, связанном с отсутствием талантливых писателей? Напротив, она уверенно несется вперед, причем на таких скоростях, что мысль не всегда успевает угнаться за словами. Ну разве хватило бы фантазии у того же Аксакова или Сабанеева на то, чтобы выдать такую фразу: «Берет такой, с позволения сказать, рыболов рыбу, скажем щуку, и ставит ее в разные «позиции»: и на Ахтубе он ее имел, и на Байкале, и в траве, и в пучине...» Да они не то, что написать, даже и представить себе ничего подобного не могли! А наш современник Александр Сенченко - может. Только вот взята приведенная цитата не из ужасного триллера об интимной жизни извращенцев-ихтиофилов, а из статьи со страшным названием «Вранье», опубликованной в прошлом номере РОГ. О ней и пойдет речь.

     Вранье... Оно всегда отвратительно. Вранье в СМИ отвратительно втройне. Если оно имеет место, его необходимо выжигать каленым железом. Но как же нелегко это сделать! Мне, например, иногда кажется, что в той или иной статье содержится неправда. Но я не могу себе позволить публично заявить, что автор лжет. Не могу позволить себе выступить с таким серьезным обвинением не только и не столько из-за собственной трусости и малодушия, а прежде всего из-за отсутствия неоспоримых доказательств. Я знаю, что если есть хотя бы небольшая вероятность того, что я ошибаюсь, надо молчать, поскольку несправедливое обвинение во лжи страшнее самой лжи. Во времена Аксакова за это могли вызвать на дуэль, сейчас могут подать в суд за клевету. И я трусливо молчу. И, наверное, не я один такой, - все трусливо молчат...

     И вот находится человек, который смело выступает со статьей под названием «Вранье». По названию и первым строчкам мне становится понятно, что он решил поднять тему вранья в рыболовной литературе. «Честный человек обнаружил реальные факты сознательной лжи в рыболовных СМИ, и решил их обнародовать», - думаю я, и прочитываю статью на одном дыхании. И... испытываю чувство горького разочарования! Вместо разоблачения лжецов сначала идут ностальгические вздохи по поводу снижения уровня нашей рыболовной литературы, затем - краткое изложение беседы с редактором одного из рыболовных журналов, далее - догадки по поводу рекламного подтекста некоторых статей, видение проблемы отсутствия достаточного количества достойных авторов и материалов, констатация факта частого упоминания блесен Меппс одним автором, и воблеров Рапала - другим, цепочка умозаключений по поводу связи уловистости приманок и их стоимости, в конце же всего этого - поучения, как нужно правильно писать статьи. Само слово «вранье» употребляется в тексте 10 раз, не считая названия, реальных же фактов вранья не приводится ни одного.

     О каких авторах идет речь, вообще не понятно. За большой кучей расплывчатых примеров и туманных намеков, не содержащих ни одной конкретной фамилии и ни одного конкретного факта, г-н Сенченко оставил лишь одну тоненькую ниточку, за которую мог бы уцепиться пытливый читатель. Он привел короткую цитату и сообщил также, что ее автор питает слабость к одному из блюд еврейской кухни. Надо сказать, что для идентификации личности автора такой исчерпывающей информации бывает более чем достаточно. Даже не имея сведений о кулинарных пристрастиях, человек, регулярно прочитывающий все публикации о спиннинге, по одной лишь цитате способен распознать автора. Особенно, если этот человек профессиональный информационщик, каковым я себя считаю. Увы, пользование электронными поисковыми системами, а также краткий просмотр отечественных рыболовных журналов за прошлый год, не смогли мне помочь понять, о ком же шла речь. Мало того, ничего не смогли мне подсказать и четверо моих знакомых, которые, так же как и я, регулярно прочитывают в полном объеме все, что выходит о спиннинге, а иногда и сами пишут. Рискну предположить, что у подавляющего большинства читателей РОГ шансов понять, на каких авторов намекал г-н Сенченко, еще меньше.

     Конечно, если г-н Сенченко хотел, чтобы те, о ком идет речь, узнали в героях его статьи себя, а больше никто бы их не узнал, то, возможно, ему это и удалось. Однако крайне неэтично играть в загадки с двадцатью тысячами читателей только ради того, чтобы один, два, или пять человек узнали себя.

     Между тем г-н Сенченко дает понять, что ему известны факты опубликованного вранья. В приведенном в статье разговоре с редактором он безапелляционно утверждает «что, мол, вот здесь автор соврал, и здесь, и еще здесь», не оставляя и тени сомнения в собственной правоте. Если бы малейшее сомнение имело место, то наверняка г-н Сенченко построил бы эту фразу в том ключе, в котором он сам же настоятельно рекомендует другим авторам строить свои статьи, а именно: «Мне кажется, что в статье такого-то автора здесь и здесь написана неправда». Кстати, и выбор эпиграфа - русской пословицы «Когда кажется - крестись», в сочетании с рекомендацией другим авторам насыщать свои тексты оборотами типа «мне кажется», свидетельствует о том, что вся информация о фактах вранья в рыболовных изданиях г-ну Сенченко не кажется, а доподлинно известна. Однако поделиться этой информацией со своими читателями г-н Сенченко не счел нужным.

     Из всех косвенно упомянутых персоналий г-н Сенченко не обвиняет во лжи только редактора, который прочел ему краткий ликбез на тему «Применение закона о СМИ к статьям на рыболовную тематику». Все остальные, по его утверждению, врут. Возникает закономерный вопрос: почему же г-н Сенченко, пользуясь предоставленным ему эфиром, не призовет лжецов к ответу?

     Когда один человек публично обвиняет другого во вранье, кто-то один - либо обвиняемый, либо обвинитель, должен за свое вранье ответить. Таковы законы общества. Если автор X заявит публично, что автор Y лжет, возможно всего два варианта. Первый - если прав г-н X - г-ну Y станет стыдно, не исключено, что после публичного разоблачения он покается за свою ложь, более вероятно, что просто в будущем станет реже врать, и даже в самом худшем случае, если г-н Y будет продолжать нагло врать и после разоблачения г-ном X, читатели, по крайней мере, будут предупреждены о его лживости. Второй вариант - если прав г-н Y, а обвинение г-на X не справедливо, у г-на Y будет возможность, во-первых, публично оправдаться, а во-вторых, призвать г-на X к ответственности за клевету. Ответственность виновного бывает всегда выше во втором случае, но, с другой стороны, отсутствие страха перед этой ответственностью a priory свидетельствует о правоте обвинителя. Конечно, обвинение во лжи на страницах СМИ может привести к нежелательному скандалу, но в конечном итоге читатели при любом варианте останутся в выигрыше: либо лжец, либо клеветник, будет разоблачен.

     В статье «Вранье» обвиняемого нет. Обязательно ли должен присутствовать обвиняемый? В данном случае - обязательно, поскольку, напомню, статья, о которой идет речь, называется отнюдь не «Размышления о некоторых негативных тенденциях в современной рыболовной журналистике». Не буду предполагать худшего - что автор просто убоялся ответственности за ложные обвинения. Не видя реальных обвинений, я просто не имею права на подобные предположения.

     Итак, г-н Сенченко, с одной стороны, обвинил во лжи сразу многих, но фактически же не обвинил никого конкретно. Став разоблачителем и обвинителем, он не представил на суд читателей лжеца. Роль судьи он взял на себя же, вынося свой собственный вердикт ряду только ему одному известных людей. Интересно, что даже роль адвоката г-н Сенченко также возложил на себя - об этом свидетельствует ряд его фраз, типа: «Всегда стараюсь влезть в шкуру своего оппонента», «...я понимаю главную проблему редакторов современных журналов...». Обвинитель, защитник и судья в одном лице - это еще не все роли г-на Сенченко в спектакле под названием «Вранье». Автор выступает еще и в роли следователя, имеющего на руках доказательства вины неких авторов. Из текста статьи следует, что г-н Сенченко провел некое собственное расследование: «Как-то собрал вместе все опусы одного такого специалиста - щукаря...»; «Взял подписку другого журнала...» и т. д. Материалы же этого расследования автор решил вниманию читателей не предоставлять. Читателям он отвел роль пассивных наблюдателей полузакрытого судебно-следственного процесса, произошедшего в его же собственной голове. Процесса, в котором обвиняемого зрителям не видно вообще, а роль следователя, судьи, прокурора и адвоката исполняет один человек.

     Аналогию с судебным заседанием я провел не только для того, чтобы показать абсурдность той схемы, по которой построил свою статью г-н Сенченко. Дело в том, что есть определенные правила, которым необходимо следовать, обращаясь к общественному мнению. Распределение ролей должно выглядеть следующим образом: автор обвинительной статьи должен выступить также в роли следователя, предоставившего некую фактическую информацию. Обязательно должен быть обвиняемый (конкретное лицо, либо ряд конкретных лиц). А уж роль судей непременно должна быть отведена читателям.

     Ну а теперь от теории написания обвинительных статей перейдем к практике. Резюмируя все вышесказанное, сформулирую свою основную мысль. Для того, чтобы борьба с враньем была эффективной, не следует предаваться рассуждениям о степени вины каких-то абстрактных авторов, одновременно пытаясь анализировать ход их мыслей и даже частично оправдывая. Нужно просто предоставить читателям реальные факты вранья, четко и ясно изложив их.

     Вот перечень сведений, которые отсутствовали в статье «Вранье», но непременно должны быть опубликованы:

     1. Фамилия автора и название статьи, которая упоминалась в беседе с редактором, с указанием конкретных мест, в которых автор соврал. Название и номер журнала, в котором была опубликована эта «вредоносная «деза».

     2. Перечень публикаций, авторы которых «отловив неделю на дачном пруду (или на Ахтубе и даже на Кольском полуострове), торопятся настрочить статью по теории и практике ловли рыбы, да еще чуть ли не в мировом масштабе».

     3. Примеры реальных случаев, когда «не редакция платит автору гонорар, а автор платит редакции, которая вынуждена публиковать графоманское вранье».

     4. Примеры публикации фотографии одной и той же рыбы в разных статьях.

     5. Имя специалиста - щукаря, «опусы» которого содержат полный каталог фирмы Меппс, с конкретным указанием мест, где в этих «опусах» содержится вранье.

     6. Имя «специалиста», который «воблерами никак нахвалиться не может», также с указанием, где имеет место вранье с его стороны.

     7. Имя «рыбачка», к которому обращен призыв поменять спиннинг и полный ассортимент Рапалы на браконьерскую снасть, с указанием вранья со стороны этого «рыбачка».

     8. Имя «любителя фаршированных щук» с указанием, где находится вранье в том множестве страниц, которое он посвятил ловле рыбы на виброхвост.

     Позволю себе также указать г-ну Сенченко форму, в которой следует сообщать читателям РОГ о фактах вранья в рыболовных журналах. Примерно так: «В статье г-на [фамилия] [название], опубликованной в [таком-то номере] журнала [название], изображена щука с [такой-то приманкой] во рту. Фотография сопровождается комментариями: [подпись к фотографии или отрывок текста]. Эта же щука, только с [другой приманкой] во рту, присутствует на фотографии в статье [фамилия] [название], опубликованной в [номер] [название журнала], сопровождается она уже совершенно другими комментариями: [подпись к фотографии или отрывок текста]. Тот факт, что на перечисленных фотографиях изображена одна и та же щука, сомнений не вызывает, поскольку [доказательства]». Здесь же (если есть основания) можно «наехать» и на редактора: «Когда я указал редактору журнала [название] г-ну [фамилия] на этот очевидный факт подлога, он ответил мне: [прямая речь], из чего я сделал вывод, что редактор способствует публикациям откровенной лжи на страницах своего издания».

     Когда по каждому обнаруженному факту вранья г-н Сенченко опубликует информацию в такой простой и понятной форме, читатели сами смогут для себя решить, кого из авторов казнить, а кого помиловать. Лжецы же будут корчиться в бессильной злобе, не в силах что-либо возразить.

     Конечно же, публично обвиняя во лжи конкретных людей, г-н Сенченко наживет себе врагов в их лице. Но не стоит этого бояться: в случае собственной правоты (которая, как я понял, сомнений не вызывает) он наживет себе также и союзников, количество которых будет сравнимо с тиражом настоящего издания.

     Вот только не следует заранее настраивать своих будущих союзников против себя. Г-н Сенченко явно недооценил культурный уровень наших рыболовов (по крайней мере, читающей части). Он ошибся, утверждая, что, прочитав откровенно слабую публикацию, они «обязательно скажут: «Ну и м...к же этот автор!» Вот свежайший пример. Абсолютное большинство моих знакомых читателей РОГ, с которыми мне удалось побеседовать после выхода прошлого номера, оценили статью г-на Сенченко как очень слабую. Однако даже в частной беседе никто из них не употребил слов из лексикона подзаборного алкаша. А главное - все критические замечания относились не к личности уважаемого автора, а к его «Вранью».

Алексей Соколов 14 февраля 2001 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑