Ярославская область: особенности охотничьего хозяйства

- Владимир Владимирович, сегодня Ярославская область - одна из самых богатой дичью в Центральной России. Кроме того, это одна из немногих областей, где нет конфликтов между государственными органами охотничьего хозяйства и охотпользователями. Расскажите об этом.

- У нас в Ярославской области уже давно сложились добрые взаимоотношения между Охотуправлением и Обществом охотников. Да и что нам делить: мы знаем их проблемы, а они наши. Вот и пытаемся вместе решать общие задачи, ведь цель-то у нас одна - грамотное ведение охотничьего хозяйства для удовлетворения потребностей рядового охотника. Конечно, многое здесь зависит и от личностей, занимающих руководящие должности. Скажу откровенно, у нас председатель Ярославского общества охотников - мой ставленник. В свое время мы предложили кандидатуру нашего районного охотоведа, прекрасного специалиста своего дела А. Н. Дурандина на этот пост и не прогадали. Большое значение сыграл и тот факт, что до моего назначения начальником Охотуправления я 10 лет проработал председателем Ярославского общества охотников и всю эту “кухню” прекрасно знал.

- Какой процент угодий составляют ОПУ, резервный госохотфонд, угодья общего пользования?

- А у нас в области вообще нет таких угодий, и это во многом отличает Ярославскую область от других регионов России. Давайте рассуждать. Возьмите Вологду, Кострому - огромные территории составляют угодья общего пользования. Кто же их охраняет? Вы знаете, что государственного финансирования для этого явно недостаточно. Не хватает егерей, нет средств на горючее, запчасти к транспорту. Например, Охотдепартамент выделил нам в прошлом году всего 26 тыс. рублей на всю нашу область. Это явно мало. У нас 17 районов, и как нам на эту сумму выполнять свои обязанности по охране угодий?

- А как обстоят дела с охраной в угодьях, закрепленных за обществами?

- Как бы мы ни критиковали общества за недостатки в ведении охотничьего хозяйства, все равно они богаче, у них есть егеря, которые ни копейки не получают от государства. В среднем один егерь общества имеет под контролем 10 - 12 тыс. га угодий (такое условие мы ставим охотпользователям при заключении договоров на пользование угодьями). Поэтому и браконьеры еще подумают, прежде чем затеют незаконную охоту. А на огромных свободных территориях егеря и охотоведы просто не в состоянии обеспечить охрану - здесь приволье для браконьеров.

- Но по данным Охотдепартамента, большую часть протоколов составляют именно работники госохотнадзора, а не общественные егеря.

- Я считаю, что количество протоколов еще не говорит об охране угодий. Одно дело, когда бригады охотинспекторов посылают в бесхозные угодья, а другое- когда их направляют в контролируемые угодья общества. Как-то раз я отчитал одного из районных охотоведов за то, что он за год составил всего один протокол. Его это очень задело, так как в его угодьях был полный порядок. Следующей весной в открытие сезона он только за один день проверил 62 человек и не выявил у них ни одного нарушения.

- Неужели у вас Охотуправление не имеет собственных угодий? Где же охотитесь вы и ваши сотрудники?

- Как и все другие охотники, мы охотимся в угодьях общества охотников.

- Почему у вас нет ОПУ, как в других областях?

- Мы отказались от них. В свое время, когда они стали создаваться, В. И. Фертиков, зам. начальника Главохоты, предложил мне создать ОПУ, которые принадлежали бы охотинспекции. Я сказал ему, что это незаконно. Мы не имеем право вести охотничье хозяйство, мы должны выполнять только контролирующие функции. И вот в середине 80-х годов вышел Закон “О животном мире”, и я оказался прав. А сами мы можем охотиться в угодьях охотпользователей бесплатно, без всяких путевок.

- А охота в заказниках?

- У нас в области есть 18 заказников, там ведется большая работа, и мы не собираемся переводить их в резервный фонд. Охота там практически не проводится. И только если есть необходимость регулирования численности, производят отстрел. Например, в 80-х годах у нас была самая высокая плотность лося в России - 20 голов на 1000 га угодий. Мы выдавали до 3,5 тыс. лицензий по Ярославской области. В заказнике сложилась критическая ситуация, жаловались лесники и мы в то время там проводили отстрел. Правда, в основном он был “товарным”, и все мясо сдавалось государству. Кстати, это было непонятно. Какая разница по товарным или спортивным лицензиям стрелять лосей в заказниках, ведь порой со сдачей мяса возникали большие трудности. Конечно, сейчас положение с лосем изменилось, и его отстрела в заказниках нет.

- Выдаете ли вы государственные охотбилеты?

- Нет. Я не выдал ни одного госохотбилета. Может быть, эта особенность именно нашей области, но у нас нет свободных территорий, и охотнику нет смысла иметь такой билет. Если он с ним придет в общество, то с него возьмут деньги за путевку втридорога. Конечно, А. А. Тихонов абсолютно прав, утверждая, что право на охоту должно давать государство, а не общества. Но здесь нужно искать разумный компромисс с охотпользователями.

- В нашей газете очень много рекламных объявлений о коммерческих охотах на копытных. Очень часто среди всех регионов фигурирует Ярославская область. Но эта охота не по карману простому охотнику. Поехать же коллективом на облавную охоту становится все труднее. Как вы относитесь к коммерческим охотам, проводимых обществами?

- У нас в области утверждены прейскуранты коммерческих охот. Охота на лося стоит 15 тыс. рублей. И желающих много.

- Общества отчисляют вам какой-то процент от этого?

- А на каком основании? Ни копейки! Зато у них на эти деньги появляется возможность иметь транспорт, горючее, запчасти, содержать штат егерей. В то же время у них предусмотрено первоочередное поощрение лицензиями охотников, вскрывших случаи уголовно- наказуемого браконьерства, и охотников-волчатников. За выявление браконьеров-лосятников охотника премируют лицензией на лося. За добычу одного волка, независимо от пола и возраста, выплачивается премия 1000 руб. Причем премия выплачивается в обществе, а мы компенсируем затем эти затраты обществу из средств, выделяемых администрацией области на борьбу с волками. Так оперативнее и удобнее для самих охотников.

- Каковы “особенности национальной охоты” в Ярославской области?

- Наиболее популярные наши охоты - на лося, медведя, а также на глухаря на току. На эту охоту приезжают иностранцы, и опять же - финансовая помощь обществу.

- А государству?

- Мы выписываем иностранным охотникам охотбилеты, и деньги от этого идут в бюджет государства.

- Но это немного. А как вы вообще относитесь к иностранному туризму?

- Обществам надо жить. Они должны не только содержать свой штат, но и проводить работу в угодьях. Для этого нужны средства. Так что прием иностранцев - дело вынужденное.

_ Но простым охотникам становится все труднее попасть на глухариный ток, на медведя.

- Согласен. Но все же коллективы охотников должны решать, сколько путевок выделить для иностранцев и “новых русских”по коммерческим ценам, а сколько - простым охотникам.

- Каковы основные проблемы госохотнадзора в Ярославской области?

- У нас остаются большие сложности с финансированием. К сожалению, оно по-прежнему идет через казначейство, которое само определяет статьи расходов. Например, сейчас у нас пропадают 10 тыс. рублей на мебель. Но нам мебель не нужна, наша основная проблема - горючее и запчасти к транспорту. Но если мы эти деньги на это израсходуем, то будет “нецелевое использование средств”. Кроме того, не хватает денег на содержание оружейной комнаты с сигнализацией (сейчас это обходится в 30 тыс. рублей в год) - а ведь нужно хранить служебное табельное оружие. Мы не просим у государства бюджетных денег. Мы просим - верните нам то, что мы заработали. Эти деньги должны использоваться только на природоохранные цели. Вот мы продали государству 1000 лицензий на лосей по 500 руб. Но этих денег мы не видим.

- Ввели ли вы лицензии на добычу птиц и мелких зверей?

- Мы выдаем такие лицензии мелким охотпользователям: обществу “Динамо”, военным охотникам. Есть у нас большой заводской коллектив - самостоятельный охотпользователь. Нас вынуждает к этому постановление правительства, которое так до конца и не было доработано. Оно еще не подписано в Минфине, механизм его не отлажен.

- Выписывает ли лицензии районный охотовед?

- Это невозможно. Даже егеря физически не могут выписывать на двух различных бланках и путевку, и лицензию. Мы попытались облегчить этот процесс: пошли с председателем общества в областную администрацию и договорились, что стоимость лицензии будет включена в путевку и будет выписываться на одном бланке.Он так и называется “лицензия-путевка”, где расписано, сколько стоит лицензия, а сколько путевка. Затем уже общество отчисляет деньги за лицензию нам, а мы их перечисляем в госбюджет. Надо думать о простом охотнике и максимально облегчить ему всю эту волокиту. Да и сумму за массовые виды мелкой дичи мы приняли по минимальной шкале: чаще всего охотники - люди с невысоким заработком.

- Но общества охотников в погоне за прибылью непомерно увеличивает стоимость путевок, членских взносов. Кто же защитит охотников как не госохотнадзор?

- У нас в области это понимают и в сравнении с другими областями устанавливают по возможности минимальные цены. Судите сами. Путевка на пернатую дичь (уток, куликов, рябчиков и пр.) стоит 5 руб. в сутки и 30 руб. на сезон. Путевка на кабана - 1000 рублей. Мы не ущемляем интересов охотников. Мне иногда говорят: общества надо давить. Да зачем их давить? Нужно найти общий язык. Я не допускаю случаев, когда председатель районного общества и районный охотовед начинают конфликтовать. Я их вызываю в охотуправление, и мы в совместной беседе этот конфликт разрешаем. Иначе обоих ждут самые жесткие меры. Мы должны не конфликтовать, а помогать друг другу.

- На страницах “РОГ” уже долгое время идет дискуссия между Охотдепартаментом и Росохотрыболовсоюзом, которая уже порядком надоела нашим читателям. Каков, по-вашему, выход из создавшейся ситуации?

- Надо отбросить все амбиции и найти общий язык друг с другом. Нужно понять, что как бы мы ни ругали общества охотников, они ни копейки не берут у государства, но имеют средства на ведение охотничьего хозяйства. За ними - большое будущее. Только сообща государственные органы охотуправления и охотпользователи могут обеспечить процветание охотничьего хозяйства России.

Сергей Фокин 27 декабря 2000 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑