Я на медведя не ходил

В одном старинном городе Западной Сибири встретил я профессионального охотника, председателя городского Общества охотников и рыболовов. Он был немногословен. Меня, как журналиста, интересовал один вопрос: ходил ли он на медведя или нет?

     Любопытство мое подогревалось еще и тем, что таежный охотник с более чем тридцатилетним стажем не мог хотя бы раз в жизни не столкнуться с косолапым исполином. И каждый раз он коротко и уклончиво отвечал: «Я на медведя не ходил». Но много лет провести в тайге и не встретить медведя для меня было загадкой, и я продолжал добиваться ответа на нее. Наконец он сдался. Вот его рассказ.

     «На майские праздники поехал я на рыбалку. Стояла пасмурная, больше осенняя, чем весенняя погода. Клева не было. Посидев пару часов на берегу речки и ничего не поймав, за исключением небольших рыбешек, которых сразу же и отпустил наращивать вес, я отправился ни с чем на зимовье. Время клонилось к вечеру, и я стал уже думать о ночлеге. Но по пути к дому что-то меня насторожило. Неосознанное чувство тревоги заставило меня насторожиться, прислушаться. У меня, как бывалого таежника, выработалось правило: если иду из дома, то обязательно беру с собой ружье. И за многие годы житья в тайге этого правила никогда не нарушал, потому как жизнь в тайге полна неожиданностей.

     И в этот раз на всякий случай я снял двустволку с плеча и оглянулся по сторонам. Метрах в тридцати от меня, подняв морду кверху, стоял бурый медведь. Вид у него был необычный. Шерсть всклокочена, бока провалены. Вероятно, он только что проснулся от долгой зимней спячки. Моя лайка, поджав хвост, забилась мне под ноги и жалобно заскулила. Я ни разу не видел ее такой испуганной. Я и медведь стояли друг против друга и обратились в слух и зрение. Я слышал байки от других промысловиков о том, что медведи на людей не нападают, особенно тогда, когда ты смотришь на зверя в упор. И я последовал этому совету, но медведь был голодный, матерый и имел свои, собственные представления о людях. Какое-то время мы, не моргая, смотрели друг на друга, и вдруг мой нежданный встречный стал подниматься на задние лапы и разинул свою огромную пасть. Я был просто загипнотизирован этим зрелищем. Рост у него был под два метра. В дальнейшем, измерив шкуру, я убедился, что был недалек от истины.

     С величайшим трудом я начал целиться в зверя. Но в моей двустволке были заряды лишь дробью, а медведя дробью взять сложно. Для такого гиганта нужна картечь. Я мучительно думал, как живым выйти из этого положения. Медведь стал приближаться ко мне и расстояние между нами сокращалось. Надо было принимать немедленное решение. Отстрел медведя в это время запрещен, но альтернатива одна - он или я.

     В момент экстремальных ситуаций мозг работает четко. И я принял единственно правильное решение. С величайшим трудом вскинул ружье. Чтобы сразить этого зверя дробью, надо попасть в рот или в глазные пазухи. Но я все медлил. На меня влияли какие-то магические силы медведя. То ли он был голоден и обречен, то ли его мощь и сила наводили на меня ужас и страх, а нужно было все делать точно и четко. От этого зависела моя или его жизнь.

     Расстояние между мной и медведем неудержимо сокращалось. И я решился. Прицелился, но зачем-то закрыл глаза и нажал спусковой крючок. Я даже не услышал выстрела и буквально через долю секунды выстрелил второй раз. Как только рассеялся дым, то увидел, что медведь схватился передними лапами за глаза, затем встал на четыре лапы, развернулся и как-то боком побежал в глубь тайги. Вот тут-то моя собака вышла из шокового состояния и с лаем кинулась за зверем. А я побежал к дому, зарядил ружье картечью и отправился искать раненого зверя, ведь любой зверь-подстрелыш особенно опасен. Через несколько минут я возвратился и увидел мою собаку, которая слизывала с прошлогодней травы капли еще свежей медвежьей крови. Я облазил округу в радиусе ста метров, но след медведя простыл. Правда, один раз собака взяла след, но стал накрапывать дождик, и вскоре она его потеряла. Возвращался я к дому раздраженным и измученным, взволнованным неожиданной встречей. Ночью я плохо спал и все думал о раненом звере.

     Погода окончательно испортилась, и ни о какой рыбалке не могло быть и речи. Через неделю, в день Победы, я возвратился на это место не столько порыбачить, а найти подстрелыша. Долго бродил я по округе, и наконец удача мне улыбнулась. Буквально в пятидесяти метрах от места происшествия, в непролазной чаше нашел я тушу убитого медведя. Видно, недолго он бродил подранком по тайге, так как потерял много крови. Осмотр останков показал, что я попал дробью в глаза.

     Этот эпизод произвел на меня тяжелое впечатление. Я долго не мог отойти после встречи с медведем. Жена иногда по ночам будила меня, так как во сне я продолжал бороться с медведем. Много воды с тех пор утекло, но до сих пор страшно вспоминать об этом дне.»

     По горячим следам я написал об этом поединке и при очередной командировке в Западную Сибирь решил показать рукопись участнику описанного события. Позвонил по телефону в Общество охотников и рыболовов, но трубку никто не снял. Тогда я решил принести подготовленный материал в офис Общества. И там мне сказали, что председателя Общества нет в живых.

     Осенью, как обычно, он взял очередной отпуск и отправился с другом, таким же заядлым охотником, в тайгу. Прошел месяц, а отпускники не возвратились. Спустя две недели друзья охотников решили поехать на место промысла и выяснить причину исчезновения их товарищей. А по возвращении из тайги поведали такую историю.

     Когда подошли к пристанищу промысловиков, то нашли на месте избушки, где ночевали охотники, одни лишь головешки, а неподалеку от пожарища разложившийся труп собаки. Но никаких следов людей найти не могли. С тем и возвратились назад.

     Что случилось в тайге, трудно сказать. Если они преступили закон тайги и стали охотиться в чужой зоне влияния, в это поверить трудно, так как они занимались промыслом в этих краях не первый год и порядки знали. Следствие склонно к версии о том, что на них набрели пришлые люди, к тайге и ее благородным законам не имеющие никакого отношения. Вероятно, промысловики были просто обворованы, и с ними варварски расправились. А чтобы замести следы, избушку просто-напросто сожгли.

     С той поры прошел год, но следствие по этому делу не продвинулось ни на шаг. И думается, чем больше времени отделяет преступление от наших дней, тем труднее будет разгадать эту запутанную историю. Тайга скрывает все следы.

     Так закончилась эта печальная история. Человек выстоял против матерого зверя - хозяина тайги, но не выжил, встретившись с пришельцами, которые преступили общечеловеческие законы и понятия. Поэтому исход встречи промысловиков и проходимцев был в конце концов предрешен. Встреча со зверьем в человеческом обличьи была заранее проиграна. Что будет со всеми нами, если никто не будет придерживаться правил и норм, человеческой морали и этики в окружающей нас среде?

Евгений Иванов 22 ноября 2000 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑