Исповедь "браконьера"

      Вашей манере писать свои статьи дал уже ответ Л.Леонидов («РОГ», № 3, 2000), мне остается только подписать его, так как с его мнением я полностью согласен. Мы, противники Росохотрыболовсоюза, критикуем систему, изжившую себя, Вы же все переносите на личности, оскорбляя их. Сейчас не пишут фельетонов, и для этого есть веские основания.

     Почему Вы не последовательны и так размашисты в своих суждениях? То у Вас военные «золотопогонники» («РОГ», № 41, 1999), то вдруг одаренные самоучки в охотоведении, причем все сплошь полковники и генералы («РОГ», № 25, 2000). Вы обвиняете меня в том, что назвал Вас «жуликами» и «лодырями». Прочтите внимательно выступления мои и моих коллег - мы применяем слова «поборы», «обирают», а это далеко не одно и то же.

     Почему я «приплел» (ну и образование у Вас, товарищ охотовед-инструктор) Декларацию прав и свобод человека? Объясню популярно. Она была принята ООН в 1949 году и предусматривала право граждан своих стран на добровольные объединения и отрицала принуждение к вступлению в них. СССР не подписал ее, за что 42 года подвергался критике за это. Вот почему нас, охотников-любителей, так легко загнали в 1958 году в охотничий колхоз под названием Росохотсоюз. Не член этого общества не имел право на охоту и ружье.

     В 1990 году одним из первых был принят закон СССР «Об общественных объединениях», в 1991 году Верховный Совет СССР принял наконец и Декларацию, которая практически была полностью включена в ч.2 Конституции РФ 1993 года. Так был разрушен первый кит могущества Росохотрыболовсоюза.

     В Вашем пространном рассуждении о подкормке косули я не утверждал, что заготовка веников - это имитация работы егеря. Это слова авторов статьи «Подкормка косули» из журнала «Охота и охотничье хозяйство», № 2, 1999 г. Прочтите внимательно еще раз мою статью и не путайте, пожалуйста. Вы не первый, кто отстаивает подкормку кабана на площадках. Объективно это можно делать только в привилегированных хозяйствах, и, следовательно, охота на них возможна только для узкого круга лиц. Рядовым охотникам это недоступно, хотя значительная часть именно их денег расходуется на эти цели.

     Охотой признается выслеживание и добыча дичи, находящейся в состоянии естественной свободы. Отстрел полудомашней свиньи - это не охота. Ваши рассуждения «калужских мужиков», уходящих время от времени в длительные запои, и о жрицах платной любви «посмешили калужских охотников. Чувствуется, что эта тема для Вас близка и на слуху.

     Уже после статьи А.Улитина «Кому выгоден развал Росохотрыболовсоюза» («РОГ», N№ 24, 2000), где автор самокритично проанализировал состояние дел в Ассоциации на местах и особенно стиль работы некоторых руководителей давно пенсионного возраста, была опубликована статья «О свободе охотника» председателя Калужского ООиР Колоскова В., но уже в мажорном тоне. Я с ним мало знаком, случайно встречаюсь раз в 2-3 года, в правлении никогда не бываю, как и большинство всех охотников. Охочусь исключительно с гончей и на тяге.

     В своей статье я не касался работы КООиР, но допустил две ошибки: стоимость сезонной по области путёвки на зайца, и пр., не 150 рублей, а 120 и стоимость лицензии на зайца указанная в обращении В.Колоскова на имя премьер-министра, не 1062 рубля, а 1602. В чем приношу извинения.

     Так за что же так разгневался на меня Владимир Николаевич, за эти два примера? Или добросовестно выполнял просьбу ЦП? Работу правления КООиР под руководством В.Колоскова я знаю давно. Где-то в 1981-82 годах подполковника (могу ошибиться в звании) СА В.Колоскова, служившего в Калуге и вышедшего на пенсию, тихо и незаметно пересадили из кресла военного в кресло председателя КООиР не без помощи покровителей охоты из местного Белого дома. И стал он «несменяемым» все 18 лет, возглавляя охоту на копытных исключительно для лиц «своего круга».

     Сложно ответить на его статью, заполненную инсинуациями в мой адрес, а что еще может написать председатель областного общества про своего рядового охотника, вырванными якобы моими фразами и утверждениями, которых у меня и по тексту-то нет, цитатами из охотничьих классиков вперемежку с домыслами по «слухам», личными выпадами в мой адрес типа «запутавшийся экономист», и все это для того, чтобы создать у читателя крайне негативное мнение обо мне как клеветнике и кровавом браконьере. Попутно озадачил редакцию «РОГ» о более широкой популяризации охоты на болотную дичь и намертво поставил крест на многовековой охоте с гончей.

     Из его схоластических утверждений приведу только одно. В примере с предлагаемой мною ежегодной пошлиной я пишу: «20 тыс. охотников любой области, уплатившие по 100 рублей, дадут в бюджет области 2 млн. рублей в год. Зарплата 150 егерей (по тексту моей статьи ясно, что это государственные егеря, а не областных обществ) по 500 рублей в месяц составит 900 тыс. рублей в год». Я полагал, что многим известно, что областные госслужащие получают зарплату из местного бюджета. В.Колосков пересказывает это так: «Автор предлагает увеличить госпошлину до 100 рублей в месяц (!), умножить на тысячи охотников и получить заработную плату егерей. Следует напомнить запутавшемуся экономисту, что госпошлина идет в местный бюджет (а я куда ее отсылал?) и не имеет отношение к заработной плате, которая выплачивается егерю, содержанию всех служб охот и рыбнадзора...» Чьих егерей, служб охот - В.Колосков забыл пояснить. Так кто из нас запутался или умышленно путает? Мысль его бессвязная.

     С 1982 года правление КООиР под руководством В.Колоскова начало делать деньги и с успехом занимается до сих пор, вводя всевозможные поборы. Устав Росохотрыболовсоюза от 1978 года, обязывающий своих членов выполнять биотехнические и охотхозяйственные работы, был дополнен в КООиР следующим: «и принимать участие в других формах трудоучастия». В случаях, когда норма не выполнена без уважительных причин (болезнь, длительная командировка и др.), член общества теряет право на охоту и рыбную ловлю с 1 января следующего года до устранения трудовой задолженности с правом денежной компенсации».

     Вот откуда появился крепостной охотник. Барщина какая-то.

     Многие тогда охотники писали возмущенные письма в журнал «Охота и охотничье хозяйство». И как ответ на их письма была опубликована статья В.Никольской, начальника оргмассовой работы Росохотрыболовсоюза в журнале № 8, 1985 г. Вот выдержка из статьи: «Такая оплата категорически запрещена, и лица, виновные в сборе денег на эти цели, будут привлекаться к ответственности, так как плата денег не может считаться безвозмездным трудоучастием и, кроме того, влечет за собою различные виды злоупотреблений».

     Давно сказано, но верно и сейчас. Широкое распространение получила практика продажи путевок в смежные егерские участки, по две-три путевки требовали покупать, если деревня стояла на стыке участков. Братья Бунаковы, пенсионеры-инвалиды, семь лет оплачивали полную стоимость путевки на зайца, хотя охотились за околицей своей деревни, в пределах одного квартала. На мой вопрос В.Колоскову: не стыдно обирать инвалидов? — он пренебрежительно ответил: «У нас нет для них льгот!» То есть деньги не пахнут. А добычи у них не было, они просто отдыхали.

     Сейчас один из них не ходит - ампутировали ногу, а второму повезло. Этой зимой новые хозяева угодий встретили его с ружьем и палочкой (у него был инсульт) и были крайне удивлены и озадачены. «Дед, не плати больше за путевку, ходи так, не позорь нас!» - заявили они ему.

     Бесконтрольная закупка автотранспорта, использование его в личных целях, полеты в Сибирь на охоту под видом «обмена опытом» на деньги охотников - вот стиль работы В.Колоскова. Где-то в 1990 году председатель ревизионной комиссии в доверительной беседе с группой охотников рассказал о злоупотреблениях при списании автотехники и двух «Буранов». Убедившись, что мы хотим все это проверить, он уклонился от помощи нам. Сам Колосков отказался предоставить нам какие-либо документы. На этом закончилась наша попытка проверить, как расходуются наши деньги, что мы добровольно отдаем ему на охрану и воспроизводство дичи.

     Возможно, этот случай послужил ему для инсинуации о якобы моих угрозах сослать его в Соловки (должен сказать, что мысль эта сама по себе очень хорошая). Не было этого. Мы запросили архивы КРУ и КНК за этот период и получили письменные ответы, что таковых заявлений от охотников и каких-либо актов проверок КООиР с их стороны не было. Да и КНК уже в 1990 году развалился.

     Этот пример я привел для того чтобы показать, как в общественных организациях Росохотрыболовсоюза попытка охотников воспользоваться своим правом узнать, куда же уходят их деньги, преподносится функционерами-»добровольцами» как подлый поступок с их стороны. Прав Олег Обухов, утверждая, что над нами издеваются за наши же деньги. Я добавлю - еще и оскорбляют.

     Почему такая ненависть к охотникам, не пожелавшим состоять в добровольном Росохотсоюзе? Стоило группе охотников, в том числе и мне, покинуть его, как В.Колосков стал добиваться лишения нас лицензий на охотничьи ружья, мотивируя свое требование тем, что мы не платим взносы и потеряли связь с этой организацией.

     Недоумение и неприязнь вызвали в разрешительном отделе УВД эти притязания. На мой вопрос Владимиру Николаевичу, правда ли это, он отрекся. Но у меня нет оснований не верить двум старшим офицерам УВД, которые разъясняли ему о незаконности его требований.

     Статья В.Колоскова представляет собою классический образец демагогии. На всякий случай привожу значение этого слова из политсловаря, чтобы не быть уличенным снова в чем-либо. Демагогия (греч. демос - народ, аго - веду) - воздействие на людей с помощью пустых обещаний, искажения фактов, грубой лести для достижения своих корыстных целей.

     Упомянутые им цеха по выращиванию мальков рыбы работают на коммерческой основе, цель их хозяйственной деятельности - продажа, бизнес. А якобы зарыбление водоемов всех районов Калужской области и соседних областей - из области рыбацкого фольклора. Многим калужанам-рыбакам известен водоем Прудки с заброшенной стройкой гостиницы, где богатые арендаторы вот уже несколько лет зарыбляют его: сначала по 20 рублей при ловле с берега, теперь уже по 50, а рыба как 20 лет не ловилась, так до сих пор и не ловится. Еще 150 лет назад С.Аксаков популярно объяснил, почему не разводится рыба в помещичьих прудах.

     Любимый конек в работе В.Колоскова на благо охотников - это строительство охотничьих баз. Всегда легко наглядно отчитаться и в прессе отразить. В том смысле, куда уходят деньги охотников. Чего стоит расхваленный им «природоохранный, спортивно-оздоровительный комплекс «Рождественские пруды» с построенным зданием «Охота-клуб», с музеем охоты, гостиницей, столовой, баней и пр., «расположенный в глухом пригородном районе, куда можно добраться только на личном транспорте».

     Вот мнение рядовых охотников, на чьи деньги он возведен: много затрат, база не для простых охотников, больше рекламы, чем дела. Внутри базы пять навесов с мангалами. Хотелось бы послушать рядового охотника-калужанина, который в наше нищенское время в борьбе за выживаемость от нечего делать с приятелями провел там воскресный досуг, уплатив 500 рублей за пользование мангалом. Про баню и гостиницу, которая ему как зайцу барабан, и говорить нечего.

     До 1993 года В.Колосков рекламировал такими же словами другую базу - «Желовь». Две гостиницы, домик егеря, хозяйственные постройки для отстоя оленей, пруд для искусственного разведения уток и охота на них со специального «трамплина», откуда они выпускались под выстрелы высоких гостей. Эту же варварскую охоту отвергли сами же гости.

     Возглавлял тогда базу и опытное охотничье хозяйство «Калужское» (детище Колоскова) дипломированный охотовед Сабуров. При нем было закуплено и расселено 150 оленей, кабаны. Практически вся база была построена им, как и 80 % базы «Рождественские пруды», во многом за счет трудоучастия охотников, а также руками ЛТП-шников. Но не поладил Сабуров, дипломированный специалист, с родинским охотоведом-практиком и был уволен под предлогом реорганизации охотхозяйства «Калужское».

     Но дело не в этом факте, а в том, что стоит теперь эта база, заброшенная и полуразрушенная, никому не нужная, в глухом урочище, недоступном для автотранспорта. А вместе с нею вросли в землю два грузовика, трактор и прочая техника.

     Во что обошлась обществу эта барская забава-база, обреченная еще при своем рождении и никогда не посещаемая рядовыми охотниками, на чьи деньги и труд возведенная?

     И кто ответит теперь за бездарно выброшенные «крупным экономистом» В.Колосковым деньги охотников, которые он собрал с них якобы на охрану и воспроизводство охотничьей дичи?

     За 20 лет охоты с гончей, а эту охоту в лесу не скроешь, только два раза егерь КООиР подходил к нам в угодьях, происходил вежливый разговор про собак, и мы расходились. Путевку не спрашивали. В 80-е годы, когда был относительный порядок в стране, несколько раз видели мы остатки охоты на косуль приятелями директора совхоза и лесхоза (угодья были КООиР) - егерь и местные охотники знали, но разве могли они призвать к порядку своих начальников, от которых зависел их сельский быт? Обратиться к Колоскову? Да никогда не пойдет местный егерь на конфликт подобного рода, хотя бы из-за боязни «красного петуха».

     В ноябре 1998 года по просьбе двух охотников свозил я их на своей машине в лес послушать купленную гончую. Выезд был неожиданным, путевки у меня не было, как, впрочем, и у них, да уговорили они меня взять ружье - три года из-за болезни не ходил на охоту. Расчет был простой - встречу егеря, спорить не буду, подпишу протокол и уплачу штраф. Как задумал, так и вышло. Беляк был поднят в 300 метрах от машины, я собрал ружье и стал на лесовозную дорогу. И вот он, ГАЗ-66, с охотоведом Романовым, рыбинспектором Курындиным, егерем Болашовым и др., охотились они на косулю. Я предъявил документы, объяснился. Романов, изучив охотбилет, удовлетворенно воскликнул: «А, писака!» Но тут подошел мой охотник К., который хорошо знал Романова, и стал убеждать его, что я инвалид, 65 лет, хожу только вокруг машины. Минут десять шел спор, в машине стали раздаваться нетерпеливые голоса: переходов не найдем! Протокол был составлен, я подписал его и с милостивого разрешения Романова остался на дороге. Но нет худа без добра. Только они отъехали, и вот косой приближается ко мне по лесовозке. Заметив меня, вне выстрела сделал прыжок в сторону. Прогремел раскатистый дуплет, и мы, довольные, расстались. На этом закончилась моя охота на зайцев. Больше ружье я в лес не беру, вожу только охотников да прогуливаюсь недалеко от своей «Нивы».

     Не пойму, Владимир Николаевич, почему Вы не предали огласке этот случай? Застыдились, что наказали пенсионера-инвалида за зайца, охота на которого всегда была, как на спортивную дичь, бесплатной? Или хотели скрыть сомнительную охоту своих подчиненных?

     Через неделю собаки притащили из леса шкуру косули, а потом и копыта. В сезон 1999-2000 года несколько раз возил охотников в эти угодья и дважды видели знакомый ГАЗ-66, укромно стоявший среди деревьев. Мимо нас, как волчьи тени, мелькали в кустах фигуры охотников с машины, но никто к нам не подошел - на копытных охота запрещена, и в этом вся разгадка.

     Вот так, товарищ Родин, охотятся бескорыстные охотоведы Росохотрыболовсоюза: в рабочее время и за счет денег охотников, отдавших их на охрану угодий.

     И заканчивая свою статью, Владимир Николаевич остался верен своему стилю говорить домыслами. Приведу последний абзац полностью. «Но находиться в угодьях (неоднократно) без путевки такому знатоку законов непозволительно. Ему следует придерживаться правил охоты... Круг его «добытчиков», которые оставляют после себя кровавый след, мы знаем и будем жестко требовать от них соблюдения порядка и правил».

     Этот блеф рассчитан на неосведомленного читателя. В подобных случаях уважающие себя люди ссылаются на факты. И если кто-то где-то видел меня или мою машину - это ровным счетом ничего не значит. Кроме одного, что мой оппонент забыл, где находится грань между порядочностью и клеветой.

     Круг моих «добытчиков» - это братья Бунаковы, пенсионеры и инвалиды, с которыми я охочусь с 1992 года, и у них же в деревне Ястребовка держал свою гончую.

     В день уплаты штрафа в 1998 году охотовед района пожаловался мне, что кто-то отстрелял кабана в угодьях деревни Б., и высказал подозрение.

     Уверен, что лично Вы, Владимир Николаевич, Ваш охотовед Романов и егерь этих браконьеров хорошо знаете. Ничто не мешало Вашим подчиненным разоблачить их сразу, а не гоняться в рабочее время за косулями, попутно составляя для отчетности протокол на такого злостного нарушителя Правил охоты, как автор письма. В деревне Б. много охотников, и не грозите им пальчиком, Владимир Николаевич, со страниц «РОГ», у Вас там слабые тылы в борьбе с браконьерами.

     В 4 км от деревни, в небольшой деревушке, как раз в центре угодий, где был отстрелян кабан, возведен Вами красивый особнячок, с баней, гаражом и прочими хозпостройками. И пока он там стоит, местные браконьеры будут всегда чувствовать себя в безопасности.

Д.Е. Петин 25 октября 2000 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑