Черный день сурка

Еще несколько лет слово «варминтинг» было совершенно незнакомо подавляющему большинству российских охотников

Точно также были незнакомы слова «снайпинг» и «бенчрест». Вполне возможно, что на то были объективные причины: не было в продаже оружия и оптики для высокоточной стрельбы на дальние и сверхдальние дистанции, не было подходящего объекта охоты. Нет, охота на сурка (а именно сурок в условиях России является объектом устремлений варминтеров), конечно, велась, но до настоящего времени особой популярностью в России не пользовалась. Возможно, это объясняется тем, что численность сурков была относительно невелика, а их промысловое значение как объекта охоты было незначительно. Судите сами: общий объем добычи сурка в России в конце XX века не превышал нескольких десятков тысяч голов в год.  

Промысловики предпочитали тарелочные капканы, а охотники-любители охотились преимущественно скрадом или подкарауливанием у норы. Авторы немногочисленных наставлений по охоте на сурка отмечали, что подкарауливание сурка у норы «трудоемко», а охота скрадом – «интересна и спортивна». При этом рекомендовалось использовать малокалиберную винтовку или карабин «Барс». Охотникам, чтобы подкрасться к сурку, советовали надевать маскировочный халат или вывернутую мехом наружу овчинную шубу и, приближаясь к сурку согнувшись и раскачиваясь, размахивать «махалкой» – большой кистью из белого конского волоса. Это должно было возбуждать любопытство зверька, он не уходил в нору и подпускал охотника на выстрел. Успех охоты с подхода зависел от меткости стрелка, так как на большом расстоянии нужно было поразить зверька в голову. Раненный в другую часть тела, он успевал уйти в нору и пропадал для охотника («Охота в России», М., «ВиМо», 1992 г.).  

Так охотились на сурка когда-то, но tempora mutantur et nos mutamur in illis (времена меняются, меняемся и мы с ними). Пришли новые времена, появилось новое поколение охотников, появились охотничьи клубы (одним из которых является Московский клуб «Сафари»), последовательно проводящие в жизнь идеи правильной спортивной и трофейной охоты. Такая охота подразумевает отличную, почти профессиональную подготовку охотников, требует качественного оружия, оптики и боеприпасов.  

Выявить лучших стрелков-охотников позволяют состязания по сверхточной и сверхдальней стрельбе в условиях реальной охоты, подчеркивает главный редактор «Охотничьих изданий» и президент Московского клуба «Сафари» Павел Гусев. Именно в клубе возникла идея совместить проведение высшей школы стрелкового мастерства со спортивной охотой на сурков и смотром современных технических достижений в области спортивного и охотничьего оружия.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Рассказывает директор клуба «Сафари» Леонид Сонин. «В 2000 году я прочитал в «РОГ» небольшую заметку о том, что в связи с потравами и ущербом, который сурок-байбак нанес сельскому хозяйству, охота на него в Россошанском районе Воронежской области открывается на две недели раньше. Это было начало июля, время полного затишья в охоте. Предложение съездить на охоту на сурка было встречено членами клуба с интересом. Тогда я связался с руководством Воронежского областного общества охотников, но там мне ответили, что они этим не занимаются. Благодаря взаимовыручке охотников мне удалось найти телефон Россошанской районной организации общества охотников и рыболовов. Председатель общества был крайне удивлен, что московские охотники хотят приехать на коммерческую охоту на сурка, и долго не мог поверить, что это не розыгрыш, но в конце концов согласился принять гостей.  

Я собрал заинтересовавшихся этим предложением членов клуба (среди них был и Юрий Слетов), и мы вчетвером отправились в Россошанский район за 700 с лишним километров от Москвы. Когда мы приехали, оказалось, что нас никто не ждет, так как люди просто не поверили, что кто-то может ехать в такую даль, чтобы поохотиться на сурка. Егеря дома не было, он приехал только поздно вечером. Он разместил нас на базе, а утром следующего дня мы поехали на охоту.  

И тут мы испытали настоящий шок! Сурка было не просто много, а очень много. Кроме того, он оказался очень интересной и одновременно очень трудной мишенью. Ни о каком варминтинге тогда мы не имели ни малейшего понятия. Просто приехали с теми карабинами, что у нас были.  

Егеря нас предупредили, что стрелять сурка нужно только в голову. Мы им вначале не поверили, однако первый опыт показал, что егеря были правы. Даже пуля, выпущенная из карабина калибра .30-06 и поразившая сурка в центр тушки, не гарантировала, что трофей достанется охотнику. Это нас очень удивило, и мы тогда стали стараться стрелять сурку в голову.  

Если говорить о дистанциях, на которые мы вели стрельбу, то было бы не совсем корректно говорить, что мы старались поразить сурка с максимально больших дистанций. Об этом речи вообще не шло! Речь шла только о том, чтобы добыть сурка. И в первый день мы стреляли с двадцати, пятидесяти, максимум ста метров.  

Вечером, когда мы делились впечатлениями, в ходе обсуждения само собой сформировалось предложение на следующий день охотиться только на крупных сурков. Однако реализовать задуманное оказалось весьма непросто. Крупные сурки не подпускали нас даже на сто метров. Едва завидев охотника или автомобиль, сурок издавал тревожный свист, и вся колония тут же скрывалась в норе. Тогда Юрий Слетов, знающий, как охотятся американские варминтеры, привез с собой стол, стул, зонтик и сумку-холодильник. Если мы в поисках трофея ездили по угодьям, то он решил следовать американским традициям этой охоты и, расположившись на одном склоне оврага, стал выискивать подходящую цель на другом склоне. Естественно, когда он со всем возможным комфортом расположился на склоне оврага, все сурки сразу исчезли. Однако через некоторое время сурки покинули норы, и Юрий стал стрелять, не гонясь за количеством, а получая удовольствие от дальней и точной стрельбы. Он не скрадывал сурка, а добывал его при помощи точной стрельбы на невероятной, как нам тогда казалось, дистанции.  

Когда мы вернулись в Москву и поделились своими впечатлениями с друзьями, то информация очень быстро стала достоянием широкой охотничьей общественности, и уже на следующий год в «РОГ» появились блоки рекламных объявлений об организации охоты на сурка.  

На следующий год после нашего возвращения из второй экспедиции за сурком Юрий Слетов высказал интересное предложение, суть которого заключалась в том, что было бы хорошо поехать на такую охоту большим коллективом, чтобы иметь возможность провести в рамках такого коллективного выезда охотничьи соревнования. Мы тогда поговорили об этом и забыли.  

Спустя еще два года, когда мы возвращались с загонной охоты на лося, член нашего клуба Олег Шевченко вновь поднял идею проведения турнира по варминтингу. Мы вновь стали обсуждать этот вопрос с Юрием Слетовым, он однозначно высказался за проведение турнира, но, по его мнению, неясным оставался вопрос, кто будет судить эти соревнования. И это заставило нас отложить проведение первого турнира еще на год. И лишь в начале 2003 года мы нашли простое решение казавшейся неразрешимой проблемы: нужно участников разделить пополам, и пусть они, представители соперничающих команд, судят друг друга, таким образом, объективность судейства будет обеспечена. Правила проведения соревнований были разработаны и утверждены, и в 2003 году в Миллеровском районе Ростовской области состоялся первый турнир по варминтингу».  

В статье «К критике гегелевской философии права», опубликованной в 1844 году, Карл Маркс отметил: «Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами». Идея, высказанная Юрием Слетовым, стала подлинной материальной силой: в июле с.г. в Чертковском районе Ростовской области прошел седьмой турнир по варминтингу на переходящий кубок Московского клуба «Сафари» – турнир, посвященный памяти Юрия Слетова. Именно он открыл варминтинг для России. Именно он стал инициатором проведения турниров по варминтингу, превратив их из клубного мероприятия в соревнование общероссийского масштаба. Но два года назад перестало биться его сердце. До пятого турнира Юрий Слетов не дожил всего несколько дней...

ЧТО ТАКОЕ ВАРМИНТИНГ?

Варминтинг зародился в тридцатые годы прошлого века в США. Американские фермеры были вынуждены бороться с сельскохозяйственными вредителями – мелкими грызунами, уничтожавшими урожай. (Кстати сказать, по оценкам профессионалов, за летний период один сурок-байбак уничтожает гектар посевов подсолнечника.) Варминтинг, требующий от стрелка максимального профессионализма и меткости, служил действенным способом защиты от животных вредителей.  

Варминтинг – это удачное сочетание спорта и охоты. Постепенно варминтинг утрачивал свое функциональное предназначение и становился одним из самых сложных видов спортивной охоты.
Такое организованное массовое мероприятие, как турнир, не могло не привлечь внимания ученых, исследовавших колебания численности сурка в области. Полученные результаты стали настоящим потрясением: оказалось, что в тех районах, где проводился турнир, наблюдается рост численности сурка.  

Противники варминтинга, а они есть даже среди охотников, обвиняют варминтеров в том, что данная охота неэтична хотя бы уже потому, что стрелок стреляет по ничего не подозревающему сурку с дистанции 500 и более метров. Каждое мнение достойно уважения и имеет право на существование. Но почему тогда вы не протестуете против весенней охоты на селезня с подсадной? Охотник таится в шалаше и коварно высаживает подсадную, чтобы подманить на выстрел опьяненного страстью селезня. Где же мужская солидарность, в конце концов?! Или загонщики выставляют ничего не подозревающего лося на линию стрелков. Любая охота всегда или почти всегда заканчивается выстрелом по ничего не подозревающему зверю или птице. Разница в том, что кто-то стреляет с пяти-десяти метров, а кто-то – с пятисот.  

Сказать, что варминтинг прочно укоренился на российской почве, наверное, преждевременно, но его семена уже дали первые всходы, и есть все основания полагать, что эта разновидность стрельбы будет пользоваться большой популярностью, тем более  что все условия и возможности для развития варминтинга в России есть.

ОРУЖИЕ ДЛЯ ВАРМИНТИНГА

Существенным фактором, сдерживавшим развитие варминтинга в России, было отсутствие нарезного оружия, позволявшего произвести точный выстрел по месту с большого расстояния, качественных патронов и качественной оптики. Только совокупность всех этих составляющих является гарантией точного выстрела.  

Участники турнира могли использовать любое оружие, за исключением карабинов под патроны кольцевого воспламенения, с длиной ствола менее 500 мм и калибром более 6,5 мм (за исключением винтовок .308 калибра, разрешенных в «снайпер классе»), а также с патронником более 51 мм. Что касается разрешенного оружия, то оно делилось на следующие классы: ЛВК – «легкий варминт» (оружие под патроны следующих калибров: .222 Rem., .223 Rem., Барс, .22-250 Rem), при этом масса оружия в сборе не должна быть более 8 кг; ТВК – «тяжелый варминт» (оружие под патроны калибра .243 Win.), при этом масса оружия в сборе не должна быть более 9 кг; СК – «снайпер класс» (оружие под патрон .308 Win.), масса оружия в сборе не должна быть более 9 кг. Кроме того, были выделены еще два класса. Это, прежде всего, ОК – «охотничий класс». В этом классе разрешалось использовать оружие, допущенное в классе «легкий варминт», но масса оружия не должна была превышать 5 кг. Второй выделенный класс, названный «экспериментальным», разрешал использовать охотничье оружие под любой калибр до 6,5 мм включительно. Масса оружия не должна была превышать 9 кг.  

В классе «легкий варминт» участники турнира отдали наибольшее предпочтение винтовкам Sako 75 и Remington 700 калибра .223 Rem. Справедливости ради нужно признать, что симпатии распределились почти поровну: пять участников выбрали Sako 75 и четыре Remington 700. Интересно отметить, что победителем в личном зачете в «охотничьем классе» стал стрелявший из винтовки Sako 75 Максим Семеновых из команды «Ассоциация бенчреста, варминтинга и снайпинга Украины» с результатом 2440 метров. Помимо этих двух моделей оружия, участники турнира стреляли из следующих карабинов: Mannlicher, Blaser R93 (три участника), Weatherby, CZ 527, Browning.  

В классе «тяжелый варминт» участники турнира отдали предпочтение винтовкам Sako 75, Blaser R93, Tikka T3. В «снайпер-классе» участники стреляли из винтовок Prechtl, Mannlicher и Blaser LRS.  

Как и в прежние годы, на турнир этого года сильнейшие стрелки приехали с оружием, как вы видите из перечня, выпущенным ведущими оружейными предприятиями специально для дальней и точной стрельбы. (Правда, зарубежные производители оружия не имеют представления о том, что такое «дальняя стрельба» в условиях проводимого Московским клубом «Сафари» турнира по варминтингу. Так, представитель компании Remington, демонстрируя на одной из выставок винтовку модели 700 Varmint, сказал, что она предназначена для стрельбы на дистанцию до 300 метров. Он отказывался верить, что российские стрелки успешно стреляют на дистанции, в два раза превосходящие заявленную производителем дальность.)  

А что же российское оружие? Почему участники турнира отдали предпочтение продукции зарубежных предприятий? Откуда такое низкопоклонство перед Западом? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности. По данным производителя, при стрельбе из рекомендуемого для этого вида охоты карабина «Барс» поперечник рассеивания серии из пяти выстрелов на дальность 100 метров составлял 7,5 см, на дистанции 200 метров этот показатель равнялся 10 см, а на 300 м – 15 см. Выпускающиеся в ограниченном количестве карабины МЦ127, МЦ128 и МЦ131 также не обеспечивают требуемой точности стрельбы: по данным производителя, у МЦ131 поперечник рассеивания составлял 10 см при стрельбе на 100 м и 8 см у МЦ127. Правда, информации о том, каким патроном велся отстрел, нет, а ведь в тандеме «ствол-патрон» ведущим является все-таки патрон.  

Неужели отечественные оружейники не могут составить достойную конкуренцию зарубежным компаниям? В прошлом году создатель нового отечественного карабина МР-142 Михаил Драгунов представил его участникам турнира для тестирования. И тогда даже высказывались оптимистичные прогнозы, что, возможно, в 2009 году кто-то из участников будет выступать с этим карабином. Увы, оптимистичным прогнозам не суждено было сбыться. Виной ли этому кризис или какие-то другие обстоятельства, никто не знает. Да это и не важно. Важен сам по себе факт отсутствия новой разработки ижевских оружейников на турнире.  

И все же был среди участников турнира человек, стрелявший из отечественного оружия! Результаты, показанные Владимиром Бугаевым, стрелявшим из серийного киплауфа ИЖ-18 МН калибра .223 Rem. с серийным стволом и серийным ударно-спусковым механизмом, не уступают результатам стрелков с карабинами самых именитых зарубежных производителей. Самый дальний результативный выстрел на этом турнире у Владимира был на 503 метра. Диаметр поперечника рассеивания в серии из трех выстрелов на дистанции 400 метров меньше рублевой монеты. И этот результат был показан не в условиях контрольно-испытательной станции, а в условиях реальной охоты.  

Представители российских заводов-изготовителей часто сетуют, что, мол, охотничья пресса без должного уважения относится к их продукции, безосновательно критикует, указывает на недочеты и явный брак. Вот конкретный пример неповоротливости отечественных оружейников. Владимир Бугаев уже не первый год успешно стреляет из ИЖ-18. И руководство завода знает об этом, но при этом никак не поддерживает этого стрелка. Конечно, у огромного завода слишком много проблем, которые настоятельно требуют безотлагательного решения. Но, наверное, реклама продукции предприятия и в конечном итоге ее сбыт также входят в перечень этих проблем. Есть конкретный стрелок, есть серийное оружие, из которого он показывает фантастические результаты. Как вы думаете, упустили бы в такой ситуации свой шанс зарубежные оружейные компании и сколько лет назад они бы предложили этому стрелку контракт?  

Однако одного только оружия, даже обладающего самым точным боем, для результативного выстрела недостаточно. Для точной стрельбы на дальние и сверхдальние дистанции необходимы дальномеры. Кроме того, надежным помощником стрелка являются и баллистические калькуляторы. На траекторию полета пули влияют сила и направление ветра, а также температура, давление и влажность, поэтому в арсенал почти всех стрелков входили анемометры. Стрелок должен обязательно учитывать и такой фактор, как температура патрона. Нагретый патрон даст совершенно иную баллистику, нежели холодный, а учитывая, что в дни проведения турнира температура в тени достигала 36 градусов по Цельсию, нетрудно себе представить, какое незаурядное мастерство требовалось от стрелков, чтобы, учитывая все факторы, добиваться от оружия нормального боя.  

Николай Лепилин приехал на турнир из Сургута Тюменской области. Он уже более 30 лет увлекается охотой, но охотиться на сурка ему не доводилось ни разу. Николай откровенно признался корреспонденту журнала, что довольно слабо представлял себе эту охоту, поэтому не имеет ни баллистического калькулятора, ни анемометра. Он впервые увидел все это оборудование в действии, когда выехал на пристрелку. «Когда я увидел все это оборудование и то, как им пользуются стрелки, я был просто в шоке. В техническом плане я абсолютно не подготовлен, но все равно буду бороться до конца, чтобы не подвести команду. Буду стрелять без всяких приборов. Постараюсь обойтись составленной по результатам пристрелки баллистической таблицей», – сказал Николай Лепилин. Он внес в копилку своей команды 680 очков, что позволило ей занять шестое место.

КОМАНДЫ, МЕТРЫ И ОЧКИ 

Участники турнира были разбиты на восемь команд по три человека в каждой, а ряд стрелков принимал участие в личном зачете. Жеребьевка определила участки угодий и линейных судей для каждой команды. И хотя принимающая сторона постаралась, чтобы участки были приблизительно равноценными по емкости зверя и естественному рельефу зоны, тем не менее, по моему мнению, жребий сыграл не последнюю роль в итоговом распределении мест.  

Участникам турнира не пришлось искать овчинную шубу и в срочном порядке мастерить «махалку». Правила проведения турнира запрещали использование любых электронных или естественных приманок, привлекающих или ограничивающих естественную реакцию животных.  

В классах ЛВК и ТВК, а также в СК участникам разрешалось использовать передние упоры, что позволяло выбирать тактику охоты. Приехав на определенный жребием участок, стрелок мог либо установить стрелковый стол и стрелять по целям, не сходя с места, либо заниматься активным поиском сурка в пределах выделенной зоны.  

В ОК стрелок не имел права перемещаться по угодьям на автомашине. Все перемещения участник осуществлял пешком, самостоятельно перенося с собой используемое в стрельбе оборудование. Участника высаживали из машины на территории определенного ему охотничьего участка после обнаружения первой сурчины.  

В ОК было запрещено использовать в качестве упора любое оборудование или иные предметы, кроме естественных упоров и стандартных по конструкции сошек и мягких упоров. Если в классах «легкий и тяжелый варминт» стрелку было разрешено иметь одного помощника, а в СК число помощников вообще не ограничивалось, то в ОК участие помощников было запрещено. Для каждого класса была установлена минимальная дистанция стрельбы. Это означало, что сурок, добытый на меньшей дистанции, в зачет не идет. Для ОК минимальная дистанция стрельбы была определена в 200 м, для ЛВК – 250 м, для ТВК – 300 м и для СК – 350 метров.  

Каждый стрелок имел 40 зачетных выстрелов. Тактику спортсмен выбирал для себя самостоятельно. Можно было добыть пять зачетных сурков на близких и средних дистанциях, а потом безо всякого риска пытаться добыть еще трех на предельных или близких к ним дистанциях (в зачет шла сумма дистанций пяти самых дальних результативных выстрелов), а можно было идти ва-банк и рисковать, пытаясь сначала добыть сурка на максимальных дистанциях.  

Это только кажется, что добыть сурка просто. Вырежьте из картона фигурку высотой сантиметров тридцать, поставьте ее на небольшую возвышенность, а потом отойдите на 200 метров (минимальная дистанция стрельбы в «охотничьем классе»), ложитесь на землю и, лежа на земле, постарайтесь увидеть ее среди вдруг оказавшейся неожиданно высокой травы, полностью закрывающей вам видимость.  

Среди команд-участниц сразу выделились фавориты. Это были команды МООиР, клуба «Сафари» и команда «Ассоциация бенчреста, варминтинга и снайпинга Украины». К концу второго дня соревнований стало ясно, что на победу, если не произойдет ничего экстраординарного, может претендовать одна из этих команд. В первый день турнира Максим Семеновых задал тон выступлению украинской команды с результатом 2440 метров в охотничьем классе, ее позиции упрочил Вячеслав Ковальский с результатом 2307 метров. У команды МООиР Сергей Шпунтов набрал 2149 метров, а Александр Скуратов – 2708 метров. Результат команды «Сафари» (Владимир Мозговой – 1820 метров и Виктор Лабусов – 2065 метров) позволял ей бороться за третье место.  

Вечером второго дня турнира к главному судье турнира Карену Григоряну обратились представители украинской команды с просьбой назначить стрелку команды МООиР линейного судью или наблюдателя из состава украинской команды, чтобы таким образом обеспечить объективность судейства. Просьба украинской команды была отклонена. Валерий Коломейцев из состава украинской команды сказал, что если бы соревнования проходили на Украине и такая просьба была бы высказана представителями российской команды, то организаторы пошли бы навстречу пожеланию российских участников, но г-н Коломейцев все же выразил надежду, что победа в турнире будет одержана на ковре, а не под ковром.  

В последний день турнира в лагере, где жили участники, царило напряженное ожидание. Первым в лагерь вернулся Олег Шевченко из команды «Сафари». Его результат был 2183 метра. Вскоре после него вернулся Олег Мирзоян (команда МООиР). Его результат – 2321 метр – был серьезной заявкой на победу. Все ждали возвращения Андрея Афанасьева из украинской команды. Он вернулся в лагерь только в 15 часов. По его удрученному виду сразу стало ясно, что стрельба не заладилась. Отвечая на вопросы корреспондента журнала, Андрей Афанасьев сказал: «Два дня ожидания и волнение за моих товарищей сыграли со мной злую шутку. Я ощущал чрезмерный груз ответственности. Когда мы приехали в угодья, то волнение было настолько сильным, что я никак не мог взять себя в руки. У меня был промах по сурку на дистанции 500 метров, я спустился на 300 метров – еще два промаха. И все, переклинило. Даже начинающий стрелок не сделал бы таких ошибок, которые я допустил. Когда мне наконец удалось взять себя в руки, то сурка уже не было. Остались пять незакрытых лицензий и 15 патронов. «Прокладка» между винтовкой и стулом оказалась никудышной».  

Олег Мирзоян, напротив, радостно принимал поздравления от товарищей по команде. «Я прекрасно понимал, что ребята рассчитывают на меня, – сказал Олег Мирзоян. – Я чувствовал себя спокойно и уверенно, груз ответственности на меня не давил. Может быть, это происходило оттого, что это лишь второй мой турнир и у меня еще недостаточно турнирного опыта, хотя, как я знаю, чаще бывает наоборот. Я знаю и свои возможности, и возможности винтовки, поэтому, готовясь к выезду на охоту, я прекрасно понимал ту дистанцию, на которой можно гарантированно стрелять на результат. Для меня это было от 400 до 500 метров. И вот здесь груз ответственности за командный результат не позволяет тебе поменять тактику, до тех пор пока ты не взял пять зачетных сурков. А вот когда у тебя уже есть некая сумма баллов, то в такой ситуации ты уже можешь экспериментировать».  

Первое место в исключительно напряженной борьбе завоевала команда МООиР с результатом 7178 метров. Второе место у команды клуба «Сафари» (6068 метров). Третьим призером стала  команда «Ассоциация бенчреста, варминтинга и снайпинга Украины» с итоговым результатом 5962 метра.
Победителем в личном зачете в ОК стал Максим Семеновых (2440 метров), в ЛВК Александр Скуратов (2708 м), в ТВК Алексей Мухачев (2523).  

Призы в специальных номинациях получили Максим Семеновых (за самый дальний выстрел в ОК – 625 метров), Вячеслав Ковальский (за самый дальний выстрел в ЛВК – 745 метров), Алексей Мухачев (за самый дальний выстрел в ТВК – 588 метров), Валерий Коломейцев (за самый дальний выстрел в СК – 692 метра).  

Приз «За отсутствие подранков» получил Александр Скуратов.  

Седьмой турнир по варминтингу памяти Юрия Слетова на переходящий кубок Московского охотничьего клуба «Сафари» только что завершился, а его организаторы уже полны планов на будущее. Так, планируется пригласить к участию в турнире, помимо команды Украины (успешно выступившей в этом году), команды Казахстана, Белоруссии, Монголии.  

Множество факторов могли повлиять на выступления участников, но как бы ни проходили стрельбы, какая бы погода ни была, участники турнира получили намного больше, чем просто радость от добытого трофея или дальнего результативного выстрела. Вот уже семь лет турнир объединяет людей, увлеченных одним делом, позволяет им обмениваться опытом, учиться друг у друга. Именно поэтому мастерство участников турнира постоянно повышается и с каждым годом растут спортивные результаты.  

В современном мире спортивные соревнования превращаются в жесткие и даже жестокие единоборства, а команды-участницы становятся злейшими врагами. Но турнир, проводимый клубом «Сафари», счастливое исключение. Во время охоты стрелок и судья, представляющий команду-соперницу, оказываются настолько увлеченными и вовлеченными в процесс охоты, что являют собой одну команду. И судья помогает стрелку, давая советы и корректируя результаты выстрелов, подсказывая, в каком направлении и на какой дистанции появился сурок, забывая о том, что помогает представителю команды-соперницы.  

Каждый день турнира – эта борьба, но все, кто хотя бы раз побывал на нем в качестве участника или гостя, отмечают атмосферу праздника и дружеского общения, царящую на нем. Может быть, именно поэтому каждый год российские охотники с таким нетерпением ждут июля, чтобы, если посчастливится, принять участие в турнире по варминтингу клуба «Сафари».

Андрей Угаров 27 августа 2009 в 15:55






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑