Где скрывается угорь ?

Для рыболовов Западной Европы, в том числе и прибалтийских жителей, угревая рыбалка не в диковинку

Восточно-европейский же рыболов в подавляющем большинстве с ловлей этой таинственной рыбы на практике не знаком. А ведь, наверное, немало найдется желающих добавить в коллекцию своих трофеев змееподобную рыбу, тем более что в некоторых водоемах Подмосковья и Валдайской возвышенности угорь еще не перевелся.  

Как известно, угорь – рыба проходная и в наших изолированных водоемах (Можайском, Истринском, Озернинском водохранилищах, озере Сенеж и некоторых других) появился в достаточном количестве в шестидесятых-восьмидесятых годах в результате искусственного вселения. Затем высокая плотность угря поддерживалась регулярными зарыблениями. Но с начала девяностых такие работы проводиться перестали. Поэтому угри, которые есть еще в водоемах Подмосковья, – это особи того периода разведения. Сегодня нашим рыболовам регулярно попадаются угри весом от 700 г до 2,5 кг, хотя рыбы с такой разницей в весе могут быть одного возраста, и зависит это от кормовой базы водоема. В настоящее время застой с разведением угря, кажется, сдвинулся с места, поскольку уже в следующем году планируется вселить в озеро Сенеж большое количество «стеклянных личинок». Здесь следует добавить, что какое-то количество угря доходит до водоемов Валдайской возвышенности в результате естественной миграции по каналам из рек Балтийского бассейна, о чем еще когда-то писал Л.П. Сабанеев.  

Угорь – рыба таинственная и в какой-то степени по образу жизни схожа с налимом, но существенная разница состоит в том, что когда активность первого затухает, второй только начинает пробуждаться к жизни. При затянувшемся бабьем лете на водоемах средней полосы России клев угря может продолжаться до второй декады октября. Затем он впадает в анабиоз и перестает питаться.  

Если осенью стоят теплые безветренные дни, можно рассчитывать на активный клев угря. Но питается он преимущественно ночью и только в пасмурную погоду иногда делает выходы днем. В это время его ловят кружками, пуская насадку у самого дна, различными видами донок, переметами и удочками с лодки, а также ставными жерлицами. Угорь очень пуглив, поэтому важно максимально соблюдать тишину.  

Самое главное в охоте за угрем – правильно выбрать место ловли. Он не выносит посторонних звуков, держится подальше от маршрута моторных лодок и предпочитает преимущественно стоячую воду. Осенью это, как правило, глубокие, 5–12 м ямы с небольшим наносом ила. Часто угорь делает себе нору в районе бровок или выбирает бугристое дно, поскольку здесь ему удобнее охотиться.  

Образ жизни угря таков, что целый день он сидит в норе, а с наступлением сумерек до утра перемещается в поисках пищи. Угорь плотояден, он охотно пожирает мелких лягушек, малька, мертвую рыбку, моллюсков, червей, миног, улиток, рачков и прочую водяную живность.  

Что касается мертвых рыбок, любопытен такой случай. Мы с товарищем несколько лет назад осенью ловили хищника на заякоренные кружки в заливе Озернинского водохранилища в районе Ново-Волкова. Живым купленного на «Птичке» пескаря довести до места не удалось, поэтому наживляли снулого пескаря. Дул довольно сильный ветер, и мы надеялись, что движение кружка на волне задаст колебание и рыбке. Расчет оправдался. На тех пескарей, которые были подняты от дна на 40–60 см, попались две щучки и крупный окунь, а на двух лежавших на дне пескарей взяли два угря. На следующую ночь переоснастили жерлицы так, чтобы живец (наловили на удочку некрупных ершей) весь двигался у самого дна. При этом несколько рыбок придавили. Результат порадовал: было выловлено пять угрей, причем живого ерша угорь брал лучше (может быть, из-за того, что тот привлекал хищника своими движениями). Выбранное нами место интересно тем, что глубокая яма с рыхлым дном располагалась недалеко от впадающего в залив ручья. Глубины в районе угревых поклевок составляли 5–6 метров, а на выходе из залива – 8 м.  

Выбор места – это основной вопрос в угревой ловле. Последние пять лет мы с друзьями стабильно ловим по одному-два угря за ночь на донки, которые устанавливаем в яме, расположенной вблизи берега на выходе из небольшого залива оз. Селигер. Причем там попадаются достойные особи – весом в 1,2–1,7 кг. На крючок обычно надеваем выползка среднего размера. Слишком крупную насадку угорь может не взять из-за своего небольшого рта. Глубины там от 8 до 12 м. Свал начинается сразу после узкого прибрежного стола. Грунт мягкий, бугристый, большей частью глинисто-иловатый. Клев в этом месте продолжается, как правило, до начала октября. Л.П. Сабанеев указывает на то, что в прибрежных омутах угорь держится в период высокой воды. Однако мы ловили в этой яме и в засушливые годы, а результат был все тот же – один-два угря за ночь (на три-пять закинутых донок). Так как угорь в пресных водоемах не размножается, по результатам такой стабильности напрашивается вывод: а не занимают ли матерые особи определенные участки, не пуская на них конкурентов, подобно щуке? Во всяком случае, в литературе об этом не сказано ни слова.  

По сведениям селигерских рыболовов, хорошие угревые «точки» можно обнаружить осенью на банках и перешейках между глубоких ям, куда угорь выходит ночью поохотиться на мелкую рыбку.  

Любопытно, что летом местообитание угря, как и у других хищников, во многом зависит от термоклина. В сильно жаркий период эту рыбу нередко можно обнаружить в прибрежной акватории, где глубины не превышают двух метров. Тогда она перебирается в район мелководных коряг, делает норы в заиленных корнях, облюбовывает рыхлые бугристые поливы. Здесь активный клев угря может наблюдаться жарким летом в ранние часы. Так, в мелководном заливе, находящемся в районе Красновидова, однажды попались за одно утро три средних угря. Ловил на простую закидушку, наживленную пучками червей.  

Недавно узнал от одного селигерского рыболова, что он раньше опускал на ямах пачки огруженного хвороста, в которых селились угри, и что в таких местах он до сих пор ловит эту таинственную рыбу. Во всяком случае, нынешним летом он привозил на берег угрей регулярно. Подтверждением тому, что угорь любит устраиваться среди веток, служит еще один пример. Раньше на Можайском водохранилище делали нерестилища из еловых веток, которые накладывались одна на одну и подвешивались через пропущенную сквозь них веревку к пенопластовому поплавку. Довольно толстые пачки лапника распределялись по заливам. По сведению одного моего товарища, занимающегося подводной охотой, он нередко обнаруживал угрей в этих пачках лапника. Тот же товарищ не раз видел в водоемах Подмосковья этих рыб, висящих среди стеблей водорослей. Некоторые угри оплетали крупные водоросли, как змея ствол дерева.  

Большинство авторов утверждают, что угорь не любит каменисто-песчаное или песчаное дно. Это вопрос спорный. Если на песчаном дне есть убежища, в которых может укрываться угорь, он там нередко селится. Конечно, наличие илистых участков улучшает условия его маскировки во время засад и дневного отдыха. В районе упомянутого Ново-Волкова берега залива преимущественно песчаные, и если бы мы ориентировались только по обнажению пород, то никогда не выбрали место для ловли угря в этом заливе. Кроме того, угорь нередко делает охотничьи вылазки из илистых затонов к береговым песчаным отмелям или на подводные возвышенности.  

В странах Западной Европы иногда ловят угря на участках с навалами крупных камней. Мой двоюродный брат, который работал личным поваром одного нашего посла в Пакистане и однажды сопровождал его вместе с генералом Зия Уль Хаком на угревую рыбалку, рассказывал, что они ловили эту рыбу поплавочными удочками в большом количестве в искусственном канале, берега и дно которого были сплошь выложены булыжниками. Основная задача состояла в том, чтобы на первых порах сдержать рывки рыбы, стремящейся уйти в укрытие под камни, откуда ее, как правило, вытащить уже не удается.  

Известно, что угорь, обитающий в реках бассейна Балтийского моря, в течение лета постоянного места обитания не имеет и все время перекочевывает. Тяга к путешествиям, видимо, характерна и для подмосковного угря, поскольку его часто встречают подводные охотники в реках ниже плотин водохранилищ.  

Относительно перемещения угря по суше – это вопрос до сих пор спорный, хотя я сторонник того, что он действительно может это делать: один раз был свидетелем, как из торфяного карьера по влажной траве перебирались через довольно широкий перешеек вьюны. Моему спутнику по охоте (тогда мы ходили с ружьем на тетеревов) даже удалось наловить руками целый полиэтиленовый пакет этих рыб. Случилось это недалеко от Туголесского Бора в районе Шатуры. Возникает вопрос: если вьюны могут перебираться по суше, почему тогда угри не могут?

Алексей Горяйнов 24 июля 2009 в 15:05






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑