Эндрю Харвисон, оружейник

Узок и корпоративно замкнут круг английских оружейных компаний, выпускающих оружие высокого разбора.

Не будет ошибкой сказать, что история всех (или почти всех) ведущих английских оружейных компаний насчитывает не одно десятилетие или даже столетие и что каждая из этих компаний отличалась и продолжает отличаться вплоть до наших дней только ей присущей индивидуальностью, во многом заложенной и предопределенной личностью основателя компании, будь это Джеймс Перде, Генри Голланд или Эдвин Черчилль.

Узок и корпоративно замкнут круг английских оружейных компаний, выпускающих оружие высокого разбора. Со стороны даже кажется, что чужакам там не место и что проникнуть внутрь этого круга невозможно. Однако нет правил без исключений. На проходившей в октябре прошлого года выставке оружейник Эндрю Харвисон доказал всем скептикам, что английские оружейные традиции не только сохраняются, но и развиваются. Охотничье ружье с УСМ на отдельном основании, представленное им на выставке, по праву завоевало высшую награду выставки и убедило всех и, в первую очередь, его самого в правильности принятого в 1992 году решения не просто стать оружейником, а войти в элиту производителей охотничьего оружия. Кстати, это не первая награда Эндрю Харвисона. В 2006 году изготовленное им ружье для стендовой стрельбы удостоилось награды Британской ассоциации стендовой стрельбы как лучшая новая модель.

Охотничье ружье, представленное Эндрю Харвисоном на выставке, открывает собой новое направление в работе этого оружейника. До последнего времени Эндрю Харвисон занимался исключительно производством (громко сказано – «производством», за год он выпускает не более 12 ружей) ружей высокой ценовой категории (для ориентира назову цену – от 50 тысяч фунтов). Это были ружья с вертикальным расположением стволов и замками на боковых досках. По сравнению с этими ружьями модель охотничьего ружья можно назвать «бюджетной». Ружье массой 3,2 кг явно предназначено для увлеченного охотой человека, который, впрочем, не прочь время от времени пострелять на стенде.

Эндрю Харвисон увлекся охотой в раннем детстве. Тут явно не обошлось без влияния отца, страстного охотника и рыболова. Эндрю Харвисон вспоминает, что не было ни дня, когда бы он не ловил рыбу или не охотился. В семь лет отец подарил Эндрю его первое ружье – безымянную бельгийскую переломку .410 калибра. Именно из этого ружья Эндрю добыл свой первый трофей – фазана. Он хорошо помнит, как скрадывал этого фазана полдня, подобрался к нему буквально на расстояние вытянутой руки и выстрелил.

Нет, он не боялся промаха, просто одна из первых заповедей стрельбы, усвоенных им, гласила: «стреляй метко». Кроме того, у него был еще один стимул, может быть, не столь высокоморальный, сколько материальный. Каждый раз, когда Эндрю отправлялся на охоту, отец давал ему два патрона и говорил, что если он вернется с трофеем, то получит еще два патрона. Семилетнему мальчугану не потребовалось много времени, чтобы прийти к единственно верному логическому выводу: если он добудет трофей первым выстрелом, то тогда в его распоряжении окажутся три патрона.

Во время учебы в школе в городе Лестер (графство Лестершир на севере Англии) Эндрю подружился с несколькими ребятами, которые оказались столь же увлеченными охотой, как и он. В 16 лет Эндрю Харвисон купил себе двустволку Aya 12-го калибра, с которой начал активно охотиться. В это же время он увлекся стендовой стрельбой и даже стал принимать участие в местных соревнованиях. На одном из соревнований он обратил внимание на двух стрелков, показавших самые высокие результаты. Точнее сказать, даже не столько на стрелков, сколько на их ружья. Это были ружья B25 с вертикальным расположением стволов фирмы Browning. Стрелять нужно из такого ружья, подумал Эндрю. В скором времени он купил себе браунинг со стволами длиной 76 см, и это не замедлило сказаться на уровне его спортивного мастерства и, как следствие, на результатах.

Вполне логичным оказался и следующий шаг: Эндрю Харвисон решил построить собственный стенд. Он опубликовал объявление в местной газете Leicester Mercury и, к своей радости, получил ответ от фермера из местечка Лонд Эбби. В 1968 году открылся новый стендовый комплекс с олимпийским траншейным стендом. На подготовку проекта Эндрю Харвисону потребовалось всего семь дней. В 1975 году владелец фермы был вынужден продать половину своей земли, и стенд пришлось закрыть.

Вы понимаете, что стенд не был, как принято говорить в России, «основным местом работы» Эндрю Харвисона. Это было увлечение если и приносившее, то очень небольшие деньги, своего рода отдушина. Эндрю Харвисон, получивший университетское образование в области технологии текстильного производства, вместе с братом Биллом руководили очень успешным собственным предприятием, работающим в этой области. Продукция предприятия поставлялась в самые дорогие магазины Лондона. В 1971 году оборот предприятия составлял 10 миллионов фунтов.

Сказать, что Эндрю Харвисон разрывался между настоятельной необходимостью заниматься бизнесом и любовью к стендовой стрельбе, было бы явным преувеличением. Но тем не менее когда после закрытия стенда в Лонд Эбби клуб любителей охоты по перу Лестера обратился к Эндрю Харвисону с просьбой занять место руководителя их стрелково-стендового комплекса, он с радостью согласился. Да, это уже был настоящий стенд площадью 4,86 га. С этого момента Эндрю Харвисон полностью посвятил себя стендовой стрельбе: он вел тренировки спортсменов, разрабатывал методики и занимался изготовлением лож с учетом индивидуальных антропометрических особенностей стрелков. В то же самое время он активно тренировался сам. В 1984 году Эндрю Харвисон выиграл открытый чемпионат Великобритании по спортингу, крупнейшее соревнование того времени, и завоевал кубок газеты Daily Telegraph. Он дважды побеждал на чемпионатах Великобритании на круглом стенде и неоднократно входил в состав национальной сборной.

В 1990 году Эндрю Харвисон все же оказался перед необходимостью сделать выбор: или спорт, или бизнес. Он выбрал бизнес. Однако очень скоро братья Харвисоны продали свое текстильное предприятие. Импорт дешевой текстильной продукции из Китая и стран Юго-Восточной Азии поставил предприятия текстильной (и не только) промышленности европейских стран на грань разорения.

В сорок с лишним лет трудно начинать все с начала. И гораздо легче, если у тебя есть фундамент. Такой фундамент у Эндрю Харвисона был. «На этот раз я решил не искушать судьбу, а взять ее в свои руки. Я решил заняться производством оружия. Проблема заключалась в том, что у меня не было знакомых оружейников, я имел довольно смутные представления о производственном процессе, но в то же время я имел четкие представления о том, какое оружие нужно потребителям, и владел информацией о спросе и понимал, что мои претензии не так уж необоснованны, как могут показаться на первый взгляд.

Вполне возможно, что кто-нибудь, прочитав эти строки, покрутит пальцем у виска, но я почему-то был уверен, что обладание философским камнем вовсе не является обязательным, для того чтобы выпускать оружие. Производство оружия не требует владения тайными знаниями. К тому же кое-какая техническая и технологическая подготовка у меня была. Манна с небес сама по себе не сыплется. Для достижения результата нужны решимость и упорный труд».

Следующие восемь лет жизни Эндрю Харвисон отдал постижению секретов профессии. Может быть, философский камень для производства оружия и не требуется, но какие-то секреты есть в любом производстве, в том числе и в производстве охотничьего и спортивного оружия. Как и в любом бизнесе, чтобы о тебе узнали, необходимо бывать на наиболее посещаемых потенциальными клиентами мероприятиях. В мире спортивного и охотничьего оружия такими мероприятиями на сегодняшний день являются выставка SHOT Show и ежегодный съезд Международного сафари-клуба. Результатом активной рекламы и PR-компании стали поступающие заказы на изготовление ружей и заявки на проведение тренировок.

Оружие высокого разбора не может быть безымянным. Эндрю Харвисон купил права на название компании Holloway & Naughton. В производственной программе ружья с вертикальным и горизонтальным расположением стволов с замками на боковых досках. «Конструкция первого ружья была продумана во всех деталях, не хватало самой малости – заказчика. И я такого заказчика нашел. Точнее сказать – не заказчика, а человека, который поверил в меня. Полагаю, что он остался доволен купленным ружьем, потому тут же заказал еще шесть».

На вопрос, всегда ли капризная богиня удачи была повернута к нему лицом, Энрю Харвисон ответил: «Не всегда. И порой дела шли совсем не так, как хотелось бы. Теперь я понимаю, почему так мало людей хочет заниматься производством оружия. Поднять такое дело с нуля очень непросто. Ты должен не просто изготовить ружье, которое может стрелять, ты должен быть готов к разочарованиям, которые тебя постигнут на этом поприще, и язвительным замечаниям, которые будут отпускать в твой адрес, так как далеко не все будут настроены по отношению к тебе благожелательно».

«За последние 16 лет я многому научился, – говорит Эндрю Харвисон. – Поворотной точкой в моей карьере оружейника стало решение, принятое семь лет назад. Я решил, что все буду делать самостоятельно. Я сам стал заниматься конструированием, дизайном и производством. Но все это стало возможным только благодаря тому, что мне удалось найти в Лестере высокотехнологичную компанию, специализирующуюся в области конструирования и технологии производства».

Не секрет, что многие именитые английские оружейные компании с целью уменьшения издержек размещают заказы в других странах, и прежде всего в Италии. Какова политика компании Holloway & Naughton в отношении размещения заказов за рубежом? «Наши ружья целиком и полностью изготовлены в Англии. Единственное, что мы покупаем за границей, заготовки для изготовления лож».

В самом начале, когда оружейник Эндрю Харвисон поставил перед собой практически невыполнимую, как казалось многим, задачу войти в элиту мировых производителей оружия, он сразу же стал выпускать ружья с замками на боковых досках системы Босса. Спору нет, такие ружья, действительно, выглядят очень элегантно, однако их цена сразу взлетает вверх. Затем Харвисон стал выпускать ружья в чуть менее дорогой ценовой категории, но все равно бюджетными их назвать никак нельзя. Эти ружья оснащались замками на отдельном основании. Стволы могу быть изготовлены с учетом  пожеланий заказчиков и комплектуются сменными чоками, сконструированными и изготовленными по патенту, принадлежащему компании. 

А что же спортивная стрельба? Неужели она осталась у Эндрю Харвисона лишь в воспоминаниях? Нет, он по-прежнему принимает активное участие в турнирах и стреляет на них из ружья собственного производства, чтобы на деле доказать, что задачу, поставленную перед собой 16 лет назад, он выполнил.                                                   

29 января 2009 в 15:22






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑