Жизнь и творчество Николая Аполлоновича Байкова

Окончание. Начало в №12/2008

За последние годы в Альманахе были опубликованы очерки Николая Аполлоновича Байкова (1872–1958) – храброго офицера, неутомимого исследователя природы Маньчжурии и одаренного писателя, снискавшего широкую известность как в дореволюционной России, так и за рубежом. Произведения Н.А. Байкова печатались в Англии, Франции и, прежде всего, в Японии, где, с разрешения наследников, продолжают выходить и в наши дни. В Советском Союзе имя этого талантливого человека было незаслуженно забыто *, и мы рады, что наш журнал способствует восстановлению исторической справедливости.

В прошлом номере мы опубликовали первую часть биографии Н.А. Байкова, написанной его внуком – Николаем Ивановичем Дмитровским-Байковым, проживающим ныне в Австралии. При содействии Русского Исторического общества Австралии нам удалось разыскать Н.И. Дмитровского-Байкова, и специально для наших читателей он любезно предоставил уникальные фотографии из семейного архива Байковых.

* При содействии В. К. Арсеньева в СССР были опубликованы несколько статей Н.А. Байкова.

Николай Аполлонович Байков родился в Киеве 29 ноября (ст. ст.) 1872 г. и принадлежал старинному дворянскому роду. В 1882 г. десятилетний Н.А.Байков поступил во Вторую классическую гимназию в Киеве, затем перешел в Кадетский корпус, где познакомился со своим «кумиром», Н.М.Пржевальским. Значение этой встречи было огромным: генерал, знаменитый путешественник и писатель, соизволил по-свойски побеседовать с 14-летним мальчиком-кадетом и поощрить его интерес к путешествиям и научной деятельности! На память о встрече Н.М.Пржевальский подарил ему свою книгу «Путешествие в Уссурийский край» с надписью: «Моему юному другу Николаю Байкову, на память от старого лесного бродяги».

После 6-го класса отец забрал мальчика в С.-Петербург, где тот впоследствии познакомился с Д.И.Менделеевым, который поощрял молодого Байкова в его работе в Зоологическом музее. В начале 1894 г. Н.А.Байков был переведен на Кавказ, в 16-й Мингрельский гренадерский полк, а в 1898 г. в 108-й Саратовской полк. Здесь он познакомился с дочерью своего бывшего командира по Новотрокскому полку Евгенией Леонидовной Стоговой. Венчание состоялось в 1900 г., и в конце этого года у них родилась дочь Екатерина.

Накануне нового столетия у 28-летнего Николая Аполлоновича Байкова начиналась новая жизнь независимого человека, офицера, семьянина.

Зимой 1901–02 гг. Байковы отправились в далекую Маньчжурию. В тот момент Николай Аполлонович, вероятно, не мог себе представить, до какой степени эта страна станет центром его бытия в течение всей его последующей долгой и плодотворной жизни.

25 февраля 1902 г. поручик Байков прибыл в штаб округа и был назначен заведующим оружием 3-й Бригады, расположенной на станции Ханьдаохецзы, в 220 километрах к юго-востоку от Харбина.

Такое назначение полностью соответствовало его желаниям: оно давало возможность путешествовать по всему району и совмещать с официальной должностью научную работу и охоту на дикого зверя, которым Маньчжурия в те годы изобиловала.

Его жене, Евгении Леонидовне, однако, привыкшей к обществу и городской жизни, станция Ханьдаохецзы, затерянная в таежной глуши, представляла собою невыносимо скучное захолустье, что привело к непримиримым разногласиям между мужем и женой и, в конечном итоге, к разводу.

Сам Николай Аполлонович блаженствовал в этой новой среде и с нетерпением ждал первой возможности поохотиться. Охота в тайге представляла собою нечто вроде поединка между охотником и добычей и отличалась от «комфортабельной» европейской охоты. После нескольких лет охоты Н.А. уже достаточно закалился и набрался опыта, что мог бы соперничать с любым таежным охотником.

Со многими из них он близко познакомился и даже подружился, и они появляются в качестве действующих лиц в его рассказах об охоте в маньчжурской тайге.

Именно с приездом в Маньчжурию начинается литературная деятельность Н.А.Байкова. «Обладая умением писать, до этого заняться литературным трудом как специальностью я не имел возможности, т.к. меня интересовало больше живое дело, живая природа и ее разнообразные явления. Я созерцал, наблюдал и изучал, но не писал за неимением времени».

В Маньчжурии время появилось вместе с вдохновением. Его первая статья была напечатана в 1902 г. в журнале «Природа и охота» под названием «Природа Маньчжурии». Это был первый из ряда рассказов, печатавшихся в упомянутом журнале. Он также публиковался в журналах «Наша охота», «Природа и люди», «Вокруг света», «Разведчик», «Охотничья газета», «Север». Позднее многие из статей и рассказов появились в сборнике «В горах и лесах Маньчжурии».

По поводу этой первой книги Н.А.Байкова рецензент писал: «Талантливо, ярко и красочно автор рисует охоты, природу, нравы и обычаи малоизвестного края, и все очерки и рассказы его читаются с большим интересом. Увлекательные описания охот, чутко подмеченные красоты дикой и величественной природы, масса ценных наблюдений, собранных в книге «В горах и лесах Маньчжурии», делают ее чрезвычайно интересной не только для любителя природы и охотников, но также для всех сколько-нибудь интересующихся Маньчжурией».

В этот период военная карьера Н.А.Байкова шла параллельно с его литературной деятельностью. Он участвовал в подавлении Боксерского восстания и в Японской войне. Получает ряд орденов, до Св. Анны III степени включительно, а в 1907 г. –  чин ротмистра.

С 1912 по 1914 г. Н.А.Байков командовал 6-й ротой 5-го Заамурского полка, так называемой Тигровой ротой, которая славилась не только воинской отвагой, но и своей охотничьей командой, которой удалось убить несколько тигров.

На охотничьих фотографиях того времени можно нередко видеть охотников, гордо стоящих у туш убитых ими животных, уложенных аккуратно штабелями; такие фотографии снимали больше всего в Индии и в Африке. Н.А. никогда такого поголовного расстрела животных не одобрял; в частности, это относится к тигру, поскольку по сравнению с кабаном или фазаном, польза охоты на которых вполне очевидна, тигр приносит мало пользы и, следовательно, охота на него свидетельствует только об охотничьем умении и отваге охотника. За 12 лет своего первого пребывания в Маньчжурии Н.А. добыл только двух тигров, и этого было достаточно.

В 1904 г. он получил звание штатного сотрудника Зоологического музея и корреспондента Академии наук. А в 1907 г. Конференция Академии постановила, как пишет сам Н.А., что «в вознаграждение моих научных трудов и в видах поощрения, ходатайствовать перед Министерством Государственных имуществ о предоставлении мне в пределах Дальнего Востока участка земли для производства научных работ по исследованию его фауны и флоры».

Вскоре его известили о том, что ему отведен участок земли в 500 десятин в Иманском районе Южно-Уссурийского края на правах долгосрочной аренды.

Он подал в отставку 13 апреля 1914 г., был уволен в запас и вернулся в Россию, чтобы завершить свои дела там и, уехав на Дальний Восток навсегда, начать научную работу на Имане. Но ему не суждено было эти планы осуществить: в августе началась война и Н.А. был снова призван на военную службу.

Не останавливаясь на подробностях его военной службы во время Первой мировой войны, нужно сказать, что Н.А.Байков был ранен в левую голень и награжден рядом орденов, включая Св. Анны II степени, и дослужился до подполковника.

События 1917 г. застали Н.А.Байкова на фронте, и он был свидетелем действия большевистских декретов, относящихся к русской армии и предательски направленных на ее разрушение во время военных действий против неприятеля. Н.А. вернулся в Киев, где жили его сестры.

Во время большевистской оккупации Киева в 1919 г. Н.А.Байков вторично женился, на Вере Ивановне Круминг. Скромное венчание состоялось при нескольких свидетелях, в древней киевской Десятинной церкви. Вера Ивановна являлась той подругой жизни, в которой Николай Аполлонович, писатель и естествовед, нуждался: она оказывала ему поддержку во всем, следила за его слабым здоровьем и в течение сорока лет создавала необходимые для его деятельности условия, беря на себя всю прозу и тяжесть повседневной жизни.

30 августа 1919 г. Киев был взят Добровольческой армией. Н.А. снова был призван на военную службу и отправился в Таганрог, где был расположен штаб генерала А.И.Деникина, с которым он был знаком еще по Маньчжурии. Главнокомандующий предложил Н.А.Байкову пост офицера для поручений и чин генерал-майора. Но, пишет Н.А., «я категорически отказался от этого, заявив, что не хочу принимать участия в братоубийственной гражданской войне».

Вероятнее всего, это – недосказ. Безусловно, он желал свержения большевиков, но, будучи убежденным монархистом, зная роль, сыгранную некоторыми нынешними вождями Белого Движения при отречении государя императора, и слухи о злоупотреблениях в Белом штабе, а также сугубо «февралистскую», антимонархическую настроенность штаба и, в частности, самого Деникина, Николай Аполлонович отказался с ним сотрудничать.

Он был назначен в чине полковника в Сводно-Офицерский Батальон генерал-майора Гаттенбергера, расположенный близ Новороссийска. Тем временем Добровольческая армия начала свое долгое и тяжелое отступление под натиском большевиков. В ее рядах разразилась эпидемия сыпного тифа. Н.А.Байков тоже заболел и находился в новороссийском госпитале между жизнью и смертью.

Больного нельзя было двигать. Усилиями В.И.Байковой семья была внесена в списки предпоследнего парохода. Кризис болезни случился почти накануне отплытия. 22 февраля (ст. ст.) 1920 г. Н.А. и В.И.Байковы с новорожденной дочерью, Наталией, отплыли на пароходе «Саратов» из Новороссийска...

Только в конце 1921 г. они прибыли во Владивосток. Несмотря на уговоры знакомых остаться там, у Н.А. было только одно желание: вернуться в Маньчжурию. Получив визу в китайском консульстве, он с семьей отправился в Харбин, где остановился у своего старого друга М.М.Загорского, который еще в 1890-х гг. убеждал Н.А.Байкова перевестись в Маньчжурию.

Семья не имела средств на жизнь, и перед нею открывалась перспектива довольно жалкой будущности. Однако Н.А.Байкова в Харбине знали и помнили. Он получил работу на КВжд, на станции «Эхо», а вскоре –  на лесной концессии Ковальского на станции «Яблоня».

С приездом десятков тысяч русских беженцев в Маньчжурию после падения Владивостока известность Н.А.Байкова возрастала. Вскоре стали появляться статьи о нем в местных газетах.

Почти сразу по приезде Н.А. возобновил свою научную деятельность, теперь уже в рамках Общества Изучения Маньчжурского края (ОИМК), находившегося под эгидой КВжд. В конце 1923 г. ОИМК открыло свой Музей.

Будучи штатным сотрудником Музея, Н.А. участвовал в его становлении вместе с такими выдающимися научными деятелями, как Александр Николаевич Карамзин, Эдуард Эдуардович Анерт, Тарас Петрович Гордеев. На основании совместной работы и общности интересов у Н.А. с ними завязалась близкая дружба, продолжавшаяся до самой смерти.

В рамках своей работы в Обществе и Музее Н.А.Байков читал доклады на научные темы, печатался в органе ОИМК «Вестник Маньчжурии», по заданию Общества провел в течение 1920-х гг. целый ряд экскурсий по всей Маньчжурии, которые описывал в научных докладах и статьях.

Результатом его исследований является целый ряд статей и монографий, самые известные из которых: «Маньчжурский тигр» (1925), «Изюбрь и изюбреводство» (1925), «Корень жизни – жень-шень» (1926), «Опыт приручения рыси» (1927), «Медведи Дальнего Востока» (1928). В этих и других статьях постоянно высказывается мысль о необходимости сохранения маньчжурской тайги и ее обитателей, подчеркивается польза, приносимая природой человеку.

В 1920-х гг. Н.А.Байков занимался исключительно научной деятельностью, избегая писать какие-либо статьи или рассказы, которые могли бы быть истолкованы с политической точки зрения. Это не удивительно, поскольку советское влияние на управляемую Китаем Маньчжурию давало себя чувствовать через КВжд, которая, хотя бы номинально, но все же принадлежала СССР. Кроме того, в этот период Н.А. переписывался с дальневосточным писателем Владимиром Клавдиевичем Арсеньевым, жившим в СССР. В 1927–28 гг. при его содействии несколько статей Н.А.Байкова было напечатано в новосибирском журнале «Охотник и пушник Сибири» и в московском «Охотнике». Эта осторожная связь с СССР была, вероятно, обусловлена распространенным тогда в эмиграции мнением, что большевики долго у власти не продержатся, а российская читающая публика является его, Н.А.Байкова, настоящей аудиторией: связь именно с нею нужно поддерживать.

Как бы то ни было, связь с СССР прекратилась после конфликта 1929 г., когда советские войска вторглись в пределы Маньчжурии. В мае года ОИМК со всеми его учреждениями было передано китайскому правительству, а в 1930 г. Н.А.Байков перешел на службу в Учебный Отдел КВжд и до 1935 г. состоял преподавателем естествознания в гимназии им. ген. Л.Д.Хорвата в Харбине, где пользовался большой популярностью и любовью своих учеников.

В 1934 г. советское влияние было устранено новым соглашением о КВжд.: правительство Маньчжоу-го выкупило у Советского Союза ее часть, дорога теперь стала называться Северо-Маньчжурской ж.д.
Настали более спокойные времена, и Н.А.Байков решил полностью заняться литературной деятельностью: теперь можно было писать свободно, без опасений, вызванных неопределенностью политического положения.

Период с 1934 по 1945 г. –  самый плодотворный по количеству изданных Н. А. Байковым трудов. 1934 г. – «В дебрях Маньчжурии»; 1936 – роман «Великий Ван»; 1937 – «По белу свету»; 1938 – «Тайга шумит» и второе издание «Великого Вана»; 1939 – «У костра»; 1940 – «Сказочная быль» и роман «Тигрица»; 1941 –  «Наши друзья» и «Записки маньчжурского охотника»; 1942 – «Шухай»; 1943 – «Таежные пути» и роман «Черный капитан». В этот же период, кроме вышеупомянутых отдельных изданий, было напечатано около двухсот его статей и рассказов в газетах, журналах и научных изданиях.

Ряд его статей о сохранении природы в течение марта-апреля 1941 г. вызвал живую полемику. Он читал доклады на эту тему, например «Охрана природы и роль эмигрантской молодежи в этом деле», и даже проводил радиобеседы. С 1936 г. Н.А. принимал участие как «старший друг» в Секции молодых археологов, натуралистов и этнографов (АНЭ) при Бюро эмигрантов.

В этот период Н.А.Байков приобрел наибольшую мировую известность. В 1936 г. в Лондоне вышел перевод его книги «В дебрях Маньчжурии» под названием «Big Game Hunting in Manchuria», а в 1938 г. –  французский перевод «Mes chasses dans la taiga de Mandchourie», и в том же году –  перевод «Великого Вана» –  «Le Grand Van». Его книги удостоились внимания короля Виктора Эммануила Итальянского и короля Петра II Югославского.

Труды Н.А.Байкова получили обширное распространение в Японии: несколько раз издавались его книги «В дебрях Маньчжурии» (1942), «Великий Ван» (1941, 1950, 1952), «Тигрица» (1943, 1950, 1959), а также «Тайга шумит» (1942) и «Записки маньчжурского охотника» (1944). В Японии продолжали печатать его книги после 1945 г., когда в самой Маньчжурии перестали, и продолжают печатать, по соглашению с наследниками, до сего дня.

В 1937 г. по случаю 35-летия его литературной деятельности и опять в 1942 г. по случаю 40-летия его пышно чествовал культурный Харбин. К этому периоду относится его обширная переписка с литературными и политическими деятелями российской эмиграции: Ф.И.Шаляпиным, В.И.Немировичем-Данченко (Прага), М.А.Осоргиным (Париж), генералом П.Н.Красновым и др. Состоялось несколько выставок его акварелей и рисунков. Был учрежден Литературный кружок имени Н.А.Байкова...

С начала 1950-х гг. Байковы пытались выехать из Маньчжурии за границу, несмотря на уговоры и угрозы Советского консульства в Харбине.

Друзья, уже уехавшие за границу, хлопотали о выезде Н.А. с семьей. Благодаря этим усилиям в 1956 г. ими была получена виза в Парагвай.

В декабре 1956 г. Н.А. с семьей отплыли на пароходе «Чантэ» из Гонконга и высадились в Сиднее.

Рассматривая австралийский ландшафт из окна поезда, везшего его из Сиднея в Брисбен, Николай Аполлонович был удручен сухой монотонной и жалкой на вид природой пятого континента, не говоря уже о декабрьской жаре. Он непрестанно вспоминал Маньчжурию, ее богатую природу, ее тайгу, которая, он знал, быстрыми темпами исчезала. «Теперь, –  писал он, –  осталось вспоминать свою молодость и жизнь и охоту на моей второй родине, в Маньчжурии».

Живя в Брисбене, он слабел, его здоровье ухудшалось. В начале марта 1958 г., после сердечного удара, он был отправлен в больницу, где после принятия Св. Тайн тихо скончался 6 марта 1958 г., в 10 часов вечера.

Н.И. Дмитровский-Байков 25 декабря 2008 в 15:29






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑