Здравствуй, Киргизия, я вернулся!

В эту охоту невозможно не влюбиться. Как в юности в красивую девушку

Так и я влюбился в эти горы, цепляющие облака, в эти ущелья, манящие высоты, завораживающую синеву неба и в горных животных, один вид которых уже вызывает прилив адреналина в крови. Киргизия! Вот я и вернулся к тебе, не прошло и семи месяцев!

Немного сонные после ночного рейса выходим из самолета. Улыбчивые раскосые сотрудницы аэропорта, перехватив нас на выходе, отводят в VIP-зал. Услуга стоит 60 долларов, но заметно упрощает процесс таможенного оформления оружия.

Веня приветливо машет нам рукой. Подходим, знакомлю его со своим спутником – моим давним другом, Владимиром. Те, кто нас знает, говорят, что мы немного похожи, и датой рождения тоже.

Быстро проходим таможенные формальности, вернее, пьем кофе на диванчике. Кофе выпили, документы готовы, можем ехать. Дальше нам предстоит переезд в Каракол, бывший Пржевальск.

Пять часов на джипе, и мы уже на месте. Веня представляет нам Фархата, владельца принимающей компании.
В Киргизии в новом сезоне изменились правила оформления лицензий, и нам придется несколько часов провести в городе. Какие-то бумаги теперь нужно оформлять в день приезда охотников.

Пока мы у Фархата дома пьем чай с горным медом, ребята оформляют бумаги. Подписи какого-то начальника не хватает, а начальник этот приглашен на свадьбу на Иссык-Куль, придется ждать до утра.

Вениамин предлагает посмотреть музей Пржевальского, мы с удовольствием соглашаемся. Поклонились могиле знаменитого соотечественника, посмотрели на его лошадь.

На следующий день в пять утра подъем, быстро собираемся. В шесть нас будет ждать грузовик с необходимым запасом топлива – дорога предстоит дальняя.

Подъезжаем к грузовику. Это ЗиЛ 131, как раз идет заправка топливом –  у него в кунге пара дополнительных бочек. Залезаем в кабину, в тесноте, но без лишних паров горючего, трогаемся. Впереди у нас 12 часов пути.

Едем на юго-восток, к границе с Китаем. Времени было много, поговорили обо всем: об охотах, о животных, об оружии, о женщинах. В одном месте залезли на ЗиЛе на перевал 4083 метра. Голова пыталась заболеть от одного вида этой цифры. Но на этот раз я подготовился, начал принимать диакарб заранее, за два дня до поездки. Так что «горняшка» в этот раз так и не началась.

Езда, конечно, была не быстрая. Да и расход топлива в ЗиЛе на первой-второй пониженной тоже был явно не экономичным, что-то около ста литров на сто километров.

Наш старенький зилок натужно пыхтел в гору, засоряя чистое киргизское небо, а навстречу нам вниз бодро неслись канадские грузовички за продуктами жизнеобеспеченья для золоторудного производства.

Наконец-то все мы отмучались – прибыли на базу. Здесь мы переночуем, а завтра –  опять дневной переход, но уже на лошадях.

Перед сном вышел подышать воздухом. Небо чистое-чистое, почти прозрачное, как Индийский океан на Мальдивах, населенный миллионами мерцающих светлячков –  звезд.

Утро нас встретило ярким ослепительным солнцем: искрящийся под лучами снег, много снега. К одиннадцати часам совсем пригрело, мы разделись, остались в одном термобелье. Пристрелялись, пришлось внести небольшие поправки из-за высоты. Егеря  тем временем загрузили вещи и продовольствие на лошадей. Пора, тронулись, впереди 8 часов перехода.

Начался затяжной подъем на четырехтысячный перевал. Первых животных увидели уже через час: стадо козерогов, голов 30, заметив нас издали, поднялось и неспешно удалилось.

Вот и перевал. Здесь до китайской границы –  не больше нескольких сотен метров. За перевалом открылся красивейший вид на высокогорное, практически замерзшее озеро. С китайской стороны ровными уступами сползает в озеро ледник.

Как будто искусственно созданные терраски для возделывания риса где-нибудь на Бали. Необычный вид! Едем дальше.
Снегу-то намело! Сплошное белое царство.

Спускаемся пониже. По дороге на ближайших склонах гор периодически видим небольшие стада козерогов. Уже темнеет, времени подходить нет. Главное на сегодня – до базы добраться.

Через несколько часов подъезжаем к какой-то полуразвалившейся хибаре. Когда-то это была кошара (овчарня). Ребята объясняют, что здесь и будет наш лагерь в течение нескольких дней.

Открываем дверь, заходим, с интересом рассматриваем обстановку. Две двухъярусные кровати, небольшой столик –  и все. А нас семь человек: два охотника, четыре егеря и повар. Охотникам отдали кровати, остальные же будут спать на полу в спальниках.

То ли мы за пару часов надышали, то ли от газовой горелки, у которой кудесничал наш повар, надуло, но ближе ко сну внутри хибары было уже довольно тепло.

Поужинали, обсудили планы на завтра – кому в какую сторону идти, легли спать. Опять пригодились беруши, загодя припасенные в кармане полартековской куртки. Уж очень залихватски храпела на сытый желудок пара киргизов.

Наконец и я заснул. Что-то будет завтра? Уж очень мы соскучились по охоте: три дня пути, а охота только начинается!
Проснулись рано, быстро позавтракали. Седлаем лошадей, вперед, за трофеями!

Сегодня у нас основной для поиска трофей – баран. Поэтому на козерогов почти не  обращаем внимания. Пару раз проезжаем в шестистах-семистах метрах от них. Баранов все нет, даже следов их нет. Несколько часов безрезультатно бороздим заснеженные склоны.

Солнце слепит даже в темных очках. Вдруг помощник егеря, ехавший впереди, подает знак –  он что-то увидел. Спешиваемся, осторожно выглядываем из-за пригорка. А там, в 150 метрах, стоит и в нашу сторону смотрит баран.

Понятно, что, увидев еще двоих высунувшихся остолопов, он дальше ждать не стал и рванул прочь. Егеря, почуяв добычу, взлетели на лошадей и махнули за ним. Я, конечно, умом понимал, что это бесполезное занятие, но все-таки хотелось посмотреть, чем погоня закончится.

Скакать за ними по относительно пересеченной местности было пока нетрудно, неслись не слишком быстро, терпимо. Я двигался за помощником егеря, а егерь – за мной.  Но вот когда баран спустился пониже, перешел речку и понесся вдоль ее по плоскому участку, меня посетило нехорошее предчувствие. И оно не обмануло. Увидев в непосредственной близости несущегося с другой стороны речки барана, егерь неожиданно со всего маху запустил свою плеть моей кобыле под хвост. Обрадованная этим приглашением к быстрой езде, моя так полетела вперед, что мне оставалось только вцепиться ей в гриву. Подлетая на метр над лошадью, я с благоговением вспоминал при опускании в седло всех родственников кобылы и егеря. Через минуту моя лошадь уже обогнала помощника егеря. Я не знаю, как называется этот метод передвижения на лошади, но мне его больше использовать не хочется. Назойливый же егерь не унимался. Он шел за нами как приклеенный, и ему казалось, что мы летим пока еще медленно. Привлекающее его взгляд место под хвостом лошади получало все новые порции встряски. Какой там баран! Мне бы выжить в этих скачках! Барана, похоже, тоже напугали резкие ускорения с моими подпрыгиваниями. Да и огромные, во всю морду, круглые от такого обхождения глаза лошади, видимо, для барана тоже не предвещали ничего хорошего. Что выражало мое лицо, я не знаю, но, оглянувшись и увидев вблизи нашу живописную группу, баран так приналег, что сразу оторвался и скрылся за грядой.

Мы остановились. От лошадей валил пар, от меня тоже. Я готов был удушить егеря! Вот и он подъехал, гад такой. На меня смотрели невинные расстроенные глаза. Ну и что с ним поделать? Он же хотел как лучше, да и не знал он, что я, конечно, люблю быструю езду, но совсем на другом транспорте.

Да, если мы так будем за каждым увиденным бараном носиться, боюсь, моего терпения надолго не хватит. В следующий раз точно удушу! Ладно, посмотрим, что дальше будет.

Прошла еще пара часов. Забираемся на очередной небольшой холмик. Емюрбек, мой егерь, спешился, залезает первым. Вдруг, не дойдя до вершинки, он сильно пригибается и пятится обратно. Мы тоже спешиваемся. Помощник егеря спускает лошадей подальше вниз, а я подползаю к Емюрбеку. Впереди, через расщелину, метрах в трехстах спит стадо баранов, голов двадцать. Стрелять неудобно, в этом месте глубокий, проваливающийся под нашей тяжестью снег.

Впереди, метрах в пятидесяти от нас, большой камень. Ползем к нему. Попеременно выглядывая из-за камня, рассматриваем стадо, ищем наиболее трофейного барана. Определили, наши оценки сошлись. Потихоньку выползаю из-за камня на ровное место, укладываю карабин на рюкзак. Здесь, у камня, снега поменьше, не проваливаюсь. Удобно, все стадо – как на ладони. Прицеливаюсь, жму на спуск. Выстрел, стадо срывается с места. Пока не вижу, попал или нет. По идее, не мог промахнуться, но мало ли что! Стадо отбегает метров на 400 и на секунду останавливается. Бараны оглядываются, словно ждут кого-то.

Егерь осматривает в бинокль склоны недалеко от лежки. Так и есть, внизу, в небольшой впадинке, в пятидесяти метрах от лежки лежит баран. Готов! У меня есть мой первый аргали!

Перебираемся на лошадях к барану. Красавец! Какие все-таки красивые рога у аргали. Мощные, изогнутые, кое-где выщербленные от брачных боев. Хороший взрослый трофей. Наскоро меряю. Ого, надо будет дома тщательней измерить, похоже, мой трофей может претендовать на приличное место в трофейной книге SCI (Safari Club International).
Осчастливленные эмоциональной охотой и хорошим трофеем, возвращаемся на базу.

Володя тоже вернулся. За своим трофеем они залезали на самый верх, на 4000 с лишним. Красотища там необыкновенная! Яркое в высокогорье и ослепительное на снегу солнце, небольшие тучки, нанизавшиеся на гребни гор, чистое светло-голубое небо, неповторяющиеся орнаменты скалистых склонов, обозреваемый горизонт, заполненный во все стороны вершинами гор, безмятежность души и немного пьянящие от всего увиденного ощущения. Непередаваемые впечатления!

Так вот, они залезли на четыре тысячи, таща за собой лошадей. Совершенно вымотались. Восстанавливая дыхание, посозерцали раскинувшуюся внизу красоту. Отдышавшись, начали рассматривать в бинокли окрестности. И в нескольких сотнях метров обнаружили небольшое стадо отдыхающих баранов. Красивый дальний выстрел, и Володя –  тоже счастливый обладатель хорошего трофея. Мясо мы забрали полностью, команда Володи тоже. Так что продовольствием теперь обеспечены надолго.

Но повар уже приготовил нам на ужин что-то с курицей. Блюдо довольно вкусное, но в мыслях у нас была только аппетитная деликатесная баранина. Скиснув под нашими взглядами, он обещал на следующий вечер приготовить настоящий плов.

Приняв по сто грамм и поглощая ужин, делимся впечатлениями. Я – джигитовкой на лошади, вспоминая  фильмы про лихих индейцев и казаков, стреляющих на полном скаку с одной руки и попадающих в цель с первого раза, а Володя – покорением вершин с лошадьми на плечах, почти как во времена Суворова при переходе через Альпы. Довольные событиями прошедшего дня, уставшие, разморенные хорошим виски и сытным ужином, засыпаем.

В 5 утра мы уже на ногах. Прошел всего один день охоты, а у нас уже по хорошему трофею. Здорово! Сегодня –  за козерогами, ...только если не встретим рекордных баранов.

Моя группа наметила немного другой маршрут – подальше, в глубь ущелья. По дороге егерь рассказывает, что столько снега, как в этом году, он здесь не видел никогда. Обычно, даже в очень снежные зимы, в этом ущелье снега практически не бывает. Слушая рассказ, смотрю по сторонам. Что-то не очень верится, кругом на склонах снега навалило –  по пояс. Только в самом ущелье вдоль реки снег немного подвыдуло, всего –  по щиколотку.

Видели следы снежного барса. Крупная кошка, вот бы посмотреть вблизи на такую! Проходит часа три езды, и я замечаю, что снега постепенно становится меньше. А еще через час, вы поймете мое удивление, я увидел зеленую полянку. В этом месте ущелья мы как будто переместились в другое время года – из суровой зимы в солнечное лето. Удивительная перемена!

Козероги как сквозь землю провалились! Вчера видели несколько стад, а сегодня –  ни одного животного. Как будто знают, что мы за ними охотимся.

Постепенно удаляемся от реки, забираемся наверх. Здесь прохладнее, лежит снег. Наверху находим множество следов и лежек козлов, но ни одного не видно. В поисках козлов провели весь день, но так никого и не нашли.

На обратном пути в часе пути от базы застаем Володю за конечной фазой охоты. Они двигались другим маршрутом и уже собирались возвращаться вдоль ущелья обратно, как заметили в километре на склоне небольшую группу козлов. Они постепенно смещались в их сторону, и охотники решили подождать. И сейчас животные паслись наверху в шестистах метрах на ближайшем склоне от реки. Мы решили остаться и понаблюдать за предстоящим увлекательным действом.

Команда Володи начала подход. Им нужно было переправиться через реку и пешком преодолеть достаточно крутой подъем, чтобы выйти на приемлемое для выстрела расстояние. Мы, заняв наиболее удобные места в «партере», стали ожидать начала «спектакля». Через полчаса команда Володи по очереди вылезает на небольшой выступ. Позиция не очень удобная, козерогов им не видно, мешают кусты, и охотники еще немного сдвигаются вправо. Темнеет, козлы начинают активнее смещаться в обратную от ущелья сторону на ночевку.

Похоже, животные вышли на пригорок, и Володя их увидел. До козлов –  метров четыреста. Володя целит, выжидает. Зрители в нетерпении грызут ногти. Выстрел, эхо магнумовского калибра гулко пролетает через ущелье. Из козла в момент попадания пули вылетает облако пара, но он стоит, не шелохнувшись. Остальное стадо уносится в горы, а этот все стоит. Выждав несколько секунд, Володя стреляет еще раз. Опять попадание, еще одно облако пара вылетело, а он опять стоит! Почти как в анекдоте про дырявого лося, пьющего воду. Но, подумав еще несколько секунд, козел все же решил сдаться. Упав, он скатился по склону практически к реке.

Посмотрев трагедию в двух актах, мы оставили довольных актеров разделывать добычу, а сами отправились на базу. Через пару часов к нам присоединился Володя с егерями. Счастливые, мы делились впечатлениями актеров и зрителей, попивали вкусное успокаивающее виски, заедали тающим во рту пловом с калорийной бараниной. Бараны действительно были очень упитанные, думаю, каждый весил не менее ста кг.

На следующий день подморозило и поднялся пронизывающий ветер. Пришлось несколько часов ехать в виндблоковской балаклаве (непродуваемый головной убор, закрывающий голову целиком, оставляя небольшую прорезь для лица). Козероги по-прежнему не хотели попадаться нам на глаза.

Уже после обеда мы заметили на одном из склонов самку с козленком. Спешились, достали трубу.
Животные находились на нашем же склоне в восьмистах метрах вверх по течению реки. Там было нагромождение холмиков в виде мехов гармошки, и мы никак не могли понять, сколько же всего животных. То козленок высунет голову, то самка на пару секунд покажется.

Прошло около получаса. Вдруг там же из-за скалы на секунду показался чей-то длинный рог. Там есть самец! Воодушевленные этим открытием, мы еще полчаса терпеливо рассматривали окрестности. Определили, что там, помимо самок с козлятами, есть не один, а несколько козлов. Но оценить трофейность рогов не представлялось возможности. 

Ветер дул от нас в их сторону, с этой стороны не подойти. Мы решили оставить лошадей и спуститься, чтобы обойти животных снизу вдоль речки. Риск, конечно, есть, козлы могут заметить. Но будем уповать на везение и рельеф.

Надо сказать, идти вдоль речки оказалось довольно нелегким делом. Снег на склоне у самой реки был глубоким, доходил периодически до пояса. Но приходилось лезть здесь, чтобы козлы нас не увидели. Нам нужно было сделать обходной маневр, чтобы получить преимущество по направлению ветра.

Идем вдоль речки вверх по течению. Пот льет градом, пульс колотит как бешеный, легкие забыли, как правильно дышать. Останавливаюсь отдышаться, осматриваюсь. Все вокруг покрыто белым мягким покрывалом снега. Искрящаяся в лучах солнца вода тихо облизывает валуны с мохнатыми снежными шапками. Вид сказочный! К действительности возвращает капля соленого пота, попавшая в глаз. Умылся ледяной водой. Ускоряюсь, надо догонять егерей.

Маневр мы сделали. Козлы нас не заметили, остались на месте. Теперь мы могли незаметно рассмотреть их. В ста метрах от стада самок с детенышами кормилась небольшая группка самцов. Трофейные там точно были.

Оцениваем возможный маршрут подхода на выстрел. Нужно метров двести по-пластунски проползти по маленькой ложбинке вверх под наклоном градусов 15–20. Там есть скалистый участок, и его можно использовать, чтобы незаметно приблизиться еще метров на сто.

Взвешиваем «за» и «против». Но другого варианта нет, будем рисковать. Первым ползет помощник егеря. Он маленький, юркий как белка. Козлы его не заметили. Следующим должен идти я, с карабином. Хорошо, белый маскхалат взял, несмотря на уверения некоторых, что здесь снега не бывает.

Ободрав об острые камни руки и всласть наевшись глазами и носом снега, добрался до места. Теперь очередь за егерем с моим рюкзачком. Емюрбек успел проползти метров двадцать, когда его заметили козлы. Спасибо ему, он решил не рисковать результатом охоты и вернулся обратно.

Встревоженные животные постепенно успокоились, опять легли, но выставили часового контролировать ложбинку. Придется оставить егеря с моим рюкзаком внизу.

Дальше нам нужно было преодолеть метров сто вверх по склону. Кое-где солнышко подтопило снег, из-под него выглядывала скользкая глина. В общем, этот участок был тоже веселым. Через пару секунд ботинки с налипшей глиной становятся просто чугунными. Склон скользкий, периодически оступаешься, сползаешь вниз. И это все на высоте 3200. Вконец выбившись из сил, долезаем до цели.

Последний уступ, за ним в двухстах метрах козлы. Потихоньку устраиваюсь на выступе, неудобно. Под тобой – очень крутой скользкий склон, перед тобой – острые, режущие локти скалы. Кое-как примостившись, рассматриваю в прицел козерогов. Сосед показывает немного вниз.

Ух ты! Какой там образец! Наше восхищение не осталось незамеченным. Позирование охотникам явно не входит в планы козлов. Они поднялись, начали перемещаться. Ловлю «своего» в прицел, вдох – выдох, жму на спуск. Выстрел, слышу характерный хлопок, попал!

Но козел продолжает двигаться. Там, впереди, скалы, не хочется упускать. Да и ветер был боковой, достаточно сильный, мог немного поправку не рассчитать.

На всякий случай стреляю еще раз, козел падает. Любопытство гложет – какой же там трофей? Видел, что хороший, но сколько?

Карабкаемся, падаем, опять карабкаемся. Вот и козел. Старый, крупный. Измеряю рога, около 127–130 см. Очень даже приятно. В этих местах в последние годы больше трофеев и не было. Охотничьей радости нет предела!

Уставшие и грязные возвращаемся в лагерь. Через час появляется и Володя, добывший своего второго козла красивым выстрелом с 480 метров.

Повар тоже отличился. Несколько вкуснейших блюд из баранины были украшением ужина. Остатки виски, разговоры об охоте, о стране – время пролетело незаметно. Пора спать, завтра – в обратную дорогу.

Но об этом сегодня не думалось. Лежа в теплом спальнике, думалось о красивой горной стране Киргизии, о добрых, отзывчивых людях – киргизах, о новых друзьях, о баранах, козлах, запомнившихся моментах охоты. Три дня горной охоты – 5 отличных трофеев на двоих! Это не просто охота, это –  фантастика, до сих пор не верится!

Константин Попов 24 ноября 2008 в 14:31






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑