Об опыте работы с ястребом-тетеревятником

На протяжении более чем тридцати пяти лет мне приходилось содержать и тренировать ястребов-тетеревятников для охоты

Вначале это было просто хобби, а впоследствии переросло в профессию и стало работой. Тетеревятника содержал больше, чем других ловчих птиц, потому что это самая доступная птица для Москвы и Московской области: ее очень легко отловить, легко найти гнездо и достать птенца, а отлетевшую птицу всегда можно быстро заменить другой. Поэтому на тетеревятнике проще было отрабатывать различные методики тренировок.

Попробую коротко рассказать о тех людях и книгах, которые повлияли на мою работу с ястребом-тетеревятником.

В детстве я проживал в Липецкой области, где хищных птиц у меня было достаточно, а знаний никаких. В районной библиотеке нашел только рассказ М.М. Пришвина «Орел». И первой была попытка обучить птиц по тому методу, который описал автор. Это, конечно, была детская глупость.

Позже через журнал «Охота и охотничье хозяйство» я узнал адрес Г.А. Деменчука, и мы с другом В.В. Аладиковым написали ему в питомник «Семиз-Бель» письмо. Ответил нам А. А. Шална: «Чем смогу, тем помогу». Но чем тогда он мог нам помочь? Была середина семидесятых годов, мы с ястребом «в деревне» Липецкой области, а он в горах Киргизии. Тогда мне все приходилось придумывать и делать самому – и ловушки, и клобучки. Содержать и кормить было легко, а дальше – тормоз, не хватало знаний и негде было получить хоть какую-то информацию.

Первыми книгами, которые нашел, уже приехав в Москву, после службы в СА, в 1980 году, были «Календарь природы» Л.П. Сабанеева и «Охота с ловчими птицами» Г.П.Дементьева. Для меня тогда это был единственный источник информации. Уже потом, перечитав все, что смог найти в библиотеках по соколиной охоте, понял, что Г.П. Дементьев и Л.П.Сабанеев в основном использовали книги В.Левшина, Н.П.Данилова, К.П.Галлера и некоторых других авторов.

При обучении птицы упор делался на выноску. Она отнимала много времени. С птицей нужно было ходить по людным местам до тех пор, пока не привыкнет. Это было бестолковое занятие, и только спустя годы я понял смысл выноски.

Птиц я тогда содержал в квартире – или на присаде, или в ящике. Но от ящика быстро отказался после одного случая.

Мы жили в трехкомнатной коммуналке. В каждой комнате – по молодой семье, и у всех были дети. «Иди, забери своего ястреба», – постучав в нашу комнату, сказал мне сосед. Зайдя в их комнату, я обомлел от страха. Молодая самка тетеревятника сидела в кроватке на грудном ребенке. Быстро переманив ястреба на руку, я унес его к себе и больше в ящиках птиц не содержал, а только на присадах, чтобы всегда были на виду.

В начале восьмидесятых годов мы с другом каждый выходной ездили к ближайшей ферме и ловили там ястребов. Володя выбирал себе самую крупную самку для охоты на зайцев. А я, будучи студентом-охотоведом, начитавшись «Птицы России» М.А.Мензбира и «Птицы Советского Союза». Г.П. Дементьева, делал у ястребов самые разные промеры – длину крыла, длину хвоста, емь и прочее. В удачные дни ястребов ловилось пять-восемь, мы с женой делали замеры до самой полуночи. Потом всех выпускали на волю через окно.

В 1984 году пришел из армии брат моей жены, и с того времени он в большинстве случаев работал со мной, став самым лучшим помощником во всех моих начинаниях.

Я работал в ЦНИЛ Главохоты, в отделе учета охотничьих ресурсов. Б.В. Новиков, в то время начальник отдела, узнав, что я занимаюсь охотой с ловчими птицами, рассказал об этом в «Зоообъединении». Представитель «Зоообъединения» приехал в ЦНИЛ и спросил меня, смогу ли я поймать тетеревятника и за сколько дней. «Поймаю за один, второй день для подстраховки на случай непогоды», – ответил я ему. В ближайшую субботу поймал трех ястребов. В понедельник, созвонившись с представителем «Зоообъединения», сказал, что есть три, чем его удивил. После этого случая мне выписывались разрешения на отлов тетеревятников для «Зоообъединения», и я официально стал заниматься живоотловом для этой организации. С этого же времени пришлось отлавливать ястребов и для орнитологической службы Кремля.

Однажды мне в руки попала перепечатанная брошюрка Н.П.Данилова. Это уже была не переписанная «вода», а практическое руководство, которое, как говорится, читалось еще и «между строк». Для меня многие рекомендации Н.П. Данилова оказались очень полезными. Автор делал сильный упор на отбор птиц по длине крыла – чем длиннее, тем лучше. Суть обучения – носка в пеленке по людным местам и контроль кормления, короткое втравливание и охота.

Выноска в пеленке высвобождала время. И я начал подключать к обучению всю свою семью. Обычно тетеревятник в пеленке укладывался или на кухне, где хлопотала жена, или в комнате, где играла с подружками младшая дочь. Это значительно облегчало и убыстряло процесс приручения. Конечно, при такой выноске нужно уметь правильно пеленать. Арабский вариант пеленки для длительной носки тетеревятника мало пригоден. Еще есть и опасность уплотнения каловых масс.

В конце восьмидесятых годов мне пришлось работать в одном из частных питомников. Птиц было около сорока, самых разных видов. По понятным причинам тренировали в основном ястребов-тетеревятников. Я начал опробовать различные методики. Носку частично пытался компенсировать применением качалки. На этой работе мне пришлось увидеть, как у парня, занимавшегося выноской тетеревятника, не выдержали нервы. Он носил молодого отловленного самца. Ястреб, постоянно срывающийся с руки, видимо «достал» его так, что парень не выдержал и, крутанув его пару раз на должике, ударил о землю. Была густая высокая трава, и птица не пострадала. Мне же повезло с нервной системой, при работе с животными не срываюсь. Даже когда закогтят, терплю это спокойно.

Во время учебы во ВСХИЗО, при написании дипломной работы, посвященной тренировке ловчих птиц, пришлось проходить практику в Киргизии, в питомнике «Семиз-Бель» у Г.А. Деменчука. При первой встрече спросил у него, почему он не ответил на наше письмо. Геннадий Аркадьевич сказал, что писем приходило очень много и у него не было даже времени их читать. Конечно, откуда взяться времени, когда он один содержал двадцать восемь балобанов, восемь тетеревятников и перепелятника! Любимой ловчей птицей Г.А. Деменчука был тетеревятник. «Какая охота без тетеревятника», – говорил он. Г.А. Деменчук учился у киргизских сокольников и перенял их методы обучения. Суть – очень короткая мощная носка, подзывы на руку и сразу на охоту. Он даже спал с ястребом на руке, когда вынашивал.

«Птица должна сохранять дикость», – говорил он. Поэтому его птицы были резкие, диковатые, но свое дело знали хорошо. Также они отлично знали время и места охот и абсолютно не боялись собак. То, что птица отлетит, Деменчука мало волновало, под рукой всегда была замена.

Тогда мне стало ясно, что нужно заниматься сразу с несколькими птицами. Подсказал он мне и то, что нужно уметь самому изготовлять фурнитуру. На охоту мы выезжали каждый день. На чиликов и кекликов пускали балобанов. Тетеревятники пускались на фазанов и зайцев. Иногда на кекликов пускался и старый самец тетеревятника.

Коронным номером у Геннадия Аркадьевича был напуск сразу трех птиц, самки тетеревятника, самки и самца балобана на зайца-толая, которого поднимали его собаки – тайган и ирландский сеттер. При этой охоте он нам с А. Ганиевым давал по балобану, а сам всегда брал самку тетеревятника. «А если ястребуха задавит балобана?» – зная нрав тетеревятников, спросил я как-то у него. «Киргизы завтра же еще притащат», – был ответ. Что киргизские сокольники его очень уважали, мне было хорошо известно.

После такой практики дальше у меня все пошло легко. Теперь уже знал, какими должны быть охотничьи птицы, и не забивал себе голову всякой ерундой.

Мощная отработка обучения как птенцов, так и отловленных ястребов-тетеревятников проводилась мною при работе в частном охотничьем хозяйстве, в Смоленской области. Основным моим помощником в то время был брат жены. Кроме биотехнических мероприятий, мы занимались и тренировкой разных ловчих птиц для охот. Возможности для этого в охотничьем хозяйстве были большие. Охотничья база находилась вдали от населенных пунктов, на берегу Днепра, с большим искусственным водоемом в пойме. Содержалось в среднем десять-пятнадцать птиц, основу составляли тетеревятники.

Здесь в систему тренировок я ввел подзывы тетеревятников издали на вабило. Еще отрабатывал упрощенную тренировку гнездарей. Жили на охотничьей базе, и все отрабатывалось на месте, без дальних выездов. Охоты также проводились в окрестностях. Птицы хорошо знали территорию вокруг базы. Отлетов не было совсем. Отпущенные тетеревятники подолгу жили у базы, охотясь или на озере на уток, или на кроликов в искусственной колонии. Результативной была охота зимой на уток. Подкармливали их на незамерзающей узкой лесной речке.

При подходе ястреб обычно раньше меня замечал уток и срывался с руки. Увидев ястреба, утки не успевали вылететь на открытое пространство и набрать скорость, а иногда даже взлететь с воды. Также хорошо получались напуски с моторной лодки ранней весной. Попытки охот на тетеревов не увенчались успехом. Собаки не было, и поэтому напускали издали. Обычно взлетевшие не в меру тетерева уходили над лесом и уводили за собой тетеревятника. Приходилось или ждать, когда вернется, или разыскивать, применяя телеметрию.

В то время мы много переписывались с Р. Соришом, простым в общении, без мании величия, четко знающим свое дело украинским сокольником. У него была выработана своя, довольно эффективная, система обучения тетеревятника. Основа, видимо, взята у азиатских сокольников и разбавлена личными наработками. Он умело использовал качалку, хорошо приучал тетеревятника к клобучку и еще многое другое.

На одной из очередных соколятен мне пришлось работать в основном одному. Птиц, как обычно, содержалось больше десятка. Отличие от предыдущих мест работы было в том, что для охоты на фазанов приходилось выезжать. Отрабатывалась перевозка в пеленках.

Живя в Шушенском у Ю.Носкова и выезжая с ним на охоту, я видел, как он таким образом перевозил своего легендарного беркута Алтая. Проживающий в г.Камышине Ю. Коноваленко также перевозил к местам охот спеленатых тетеревятников, орлов-карликов, могильника, беркута и успешно с ними охотился. Для таких перевозок им была разработана оригинальная пеленка. Но они оба, выезжая, брали с собой только одну птицу. Мне же приходилось брать сразу три-пять птиц. Мало хорошего в таких выездах. Распеленав после дороги и усадив на присады птиц, даешь им отдохнуть час-полтора, и на охоту. Однажды, вернувшись с очередной охоты на фазанов и разговаривая по телефону с изрядно подвыпившим московским сокольником, рассказал ему, что брал с собой пять птиц, четырех из них перевозил в пеленках, а одну на руке. «Так у птиц будет стресс!» – возмутился он. «Стресс будет у меня, я останусь без работы», – ответил я ему.

Постоянно что-то пересматривая, я выработал свой подход к содержанию и обучению. Мне обычно приходилось тренировать сразу нескольких птиц, да еще при нехватке времени. Упрощая тренировку, растягиваешь ее во времени.

Лично для себя можно обучить отловленного тетеревятника за десять дней и начать с ним охотиться. Но когда тренируешь птиц для охоты с разными людьми, то моделируешь и прорабатываешь различные ситуации, которые могут возникнуть. Птицы должны знать эти ситуации и не пугаться их. В связи с этим нормально обучить тетеревятника мне удается в среднем месяца за два.

Птенцов обычно обучаю по следующей схеме. Взятых из гнезда, пока подрастут, содержу и кормлю в вольере. Подросших и окрепших, но еще с не доросшими маховыми и рулевыми перьями пересаживаю на присады. На присадах начинаю кормить, подзывая на руку и давая корм из тарелочки или подбрасывая им половину тушки голубя, галки, вороны. Время от времени тушка заменяется вабилом. Когда у ястребят полностью отрастут маховые и рулевые перья и они будут смело брать брошенное вабило, начинаю выносить в ближайшее поле. На поле отрабатываю напуски на подвязанного голубя и подзывы издали на вабило. Далее моделируются ситуации, возникающие при охоте.

Отловленный тетеревятник первый день до вечера находится в пеленке, видя людей. Вечером, распеленав его, даю пробную кормежку и, заклобучив, усаживаю на присаду. Это проверка. Если есть выбор, то оставляю ту, которая берет корм и ведет себя спокойнее. Лучше потратить время на отлов и отбор, чем возиться с истеричной птицей. Далее ястреб содержится в клобучке и после его снятия кормится вечером в помещении. В это время стараюсь носить ночью хотя бы по полчаса. Когда обсидится и успокоится при ночной выноске (на это уходит примерно неделя), начинаю носить днем и кормить на улице. Делается пробный напуск на улице на подвязанного голубя. Если проходит все нормально, высаживаю уже на улицу на присаду. Лучше высаживать так, чтобы проходить постоянно мимо ястреба. Продолжаю напуски с чередованием подзывов и ноской по полчаса в день. Замечу, что утренняя носка эффективнее вечерней. Как и при обучении птенцов, моделируются и отрабатываются различные ситуации.

При напусках на манных голубей хорошо сразу приучать ястреба искать дичь. Обычно говорю птице: «Ищи, ищи...». Ястреб быстро соображает, что при таких словах должно что-то взлететь, сидит на рукавице, вытянувшись, ища взглядом дичь, готовый в любой момент сорваться в погоню.

Описанные схемы условны. Тренировка каждой птицы индивидуальна и обычно зависит от многих факторов. Бывают сбои и по причинам, не зависящим ни от тренера, ни от самой птицы. Сама тренировка довольно проста, если знаешь, что хочешь получить от птицы и не вводишь ее в заблуждение.

Для контроля весы не использую. Считаю это своим упущением, но привык обходиться без них. Кондицию определяю прощупыванием, а также обращая внимание на время сбрасывания погадки. Аппетит, поведение и помет.
На начальной стадии обучения очень хорошо помогает собака, отвлекая внимание от человека и переключая его на себя. Для птицы человек становится врагом номер два.

На ворон не притравливаю специально. Есть службы, которые занимаются отпугиванием ворон и других птиц в аэропортах и на прочих объектах. Это их работа. В охотничьих хозяйствах, за редким исключением, напуски на ворон никому не нужны. Поэтому вместе с хищными птицами, чтобы они не реагировали на врановых, содержу черного ворона. Пока срабатывало.

Свистком практически не пользуюсь. Он помогает, когда охотишься в лесу и птица, не видя сокольника, летит на свист. Отлетевший далеко ястреб все равно свиста не услышит. А хорошо обученный, даже залетевший в лес обычно возвращается на опушку. Поэтому приучаю птиц возвращаться издали на вабило. В бесснежное время лучше применять вабило, сделанное из белых крыльев, а в снежное – наоборот, из темных. Для этой же цели привязываю к вабилу яркие красные ленточки.

Телеметрия далеко не панацея. Она хорошо помогает отыскивать уже заловившего дичь тетеревятника. Это важно при проведении коммерческих охот с клиентами или с другими посторонними людьми. Сокращается время на поиски ястреба с добычей, и вся охота выглядит динамичнее. Если кто-то сильно напугает птицу, чаще всего люди или собаки, то никакая телеметрия не поможет.

Естественно, что ловчие птицы улетали и будут улетать. Всего невозможно учесть и предвидеть. Обычно интуитивно предчувствуешь или знаешь, что нельзя пускать, но пускаешь. Чаще всего это делаешь под давлением со стороны работодателей. Бывает это и от незнания посторонними людьми, как вести себя с птицами. Птиц пугают. А иногда устаешь и поступаешь по принципу: «Была не была». Работа есть работа, приходится идти на риск. Вообще, в моих охотах было столько казусных ситуаций, что из них получилась бы целая книжка в юмористическом ключе. Обычно такие случаи хорошо запоминаются.

Однажды на выездной охоте один из участников пошел со своей молодой борзой собакой отвязать самку тетеревятника. Они с собакой так ее напугали, что пущенная ястребуха пронеслась над фазаном через все поле и скрылась в лесу. Когда я нашел ее по телеметрии, она, не подпустив меня, сорвалась и улетела. Я опять нашел ее, и опять она улетела. Так повторялось раз десять. Птицу упустил, а охота была сорвана.

Как пример приведу еще интересный случай отлета, хотя и не тетеревятника. Во время одного из праздников я «гонял на вабиле» при собравшейся толпе балобана. Неожиданно начали стрелять из ракетниц. Балобан, который прожил у меня три года и был абсолютно ручным, рванул по прямой и скрылся из виду. Поиски в течение нескольких дней никаких результатов не дали.

Какой ястреб лучше? Часто среди сокольников можно слышать обсуждение этой темы. Г.А. Деменчук осадил меня крепкими словами, когда я, показывая на двух молодых самок, привезенных ему из Москвы, говорил, что лучше та, которая светлее. «Откуда ты это знаешь? Болтун. Сначала обучи, поохоться с ними обеими, а потом говори, какая из них лучше», – были его слова. После этого у меня на всю жизнь пропала охота вести разговоры на данную тему. Могу сказать только одно, что лично я не люблю белых тетеревятников за их постоянное попискивание (сигнал тревоги в соколятне) и маркое оперение. Из наших обычных серых люблю жадных к еде и спокойных.

Просматривая на дисках слеты зарубежных сокольников, я сделал вывод, что процент тех, кто содержит тетеревятников, за последние два десятилетия сильно сократился. Основная причина, видимо, в том, что ястреб отбирает слишком много времени для поддержания его в рабочем состоянии. В Европе с тетеревятником в основном охотятся на дикого кролика. Все чаще для этих охот там заводят или краснохвостого канюка, или ястреба Харриса. Хорош тетеревятник в Азии для охоты на зайца-толая и фазана. У нас, на мой взгляд, довольно результативно можно охотиться на ручьях по днищам балок на уток со второй половины лета. Также и на зимующих уток, если их привадить к определенному месту подкормкой. Зимой можно «охотиться» на подсадного фазана. Тетеревятник берет практически каждого поднятого. Но это уже на любителя.

В заключение замечу, что я рассказал о своем личном опыте. У кого-то он может быть абсолютно противоположным в силу сложившихся жизненных обстоятельств.

Николай Санин 5 ноября 2008 в 15:03






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑