Сейды и лабиринты на островах Белого моря

История, о которой я хочу рассказать, началась почти сорок лет назад

В августе 1969 г., направляясь из Кеми на Соловецкие острова, я со своими спутниками решил посетить архипелаг Кузова, находившийся на полпути между Карельским берегом и Соловками. Эти острова в те годы были еще мало известны путешественникам. Помочь нам в предстоящей поездке вызвался местный житель, хозяин небольшого катера с весельной лодкой на «прицепе». С ним мы познакомились на берегу, у места отхода соловецких судов.

ЗАЗЕРКАЛЬЕ КУЗОВОВ, ИЛИ ОТКРЫТИЕ НЕОБЫЧНОГО МИРА

Ранним утром следующего дня мы отправились в путь. Предварительно закупили продукты, захватили флягу с водой, зная, что тут практически нет пресной воды. На Кузовах вода скапливалась лишь после таяния снега или сильных дождей в выбоинах скал, но быстро портилась и не годилась для питья. Час с лишним на моторном катере пролетел незаметно, и вот перед нами между прыгающих волн вдруг возникли похожие на огромные пряники каменные острова, «разбавленные» чуть выступающими из волн предательскими камнями-коргами, или лудами.

Это был знаменитый архипелаг Кузова со своими островами-«гигантами» – Русским и Немецким Кузовами. Через несколько минут из-за них, сквозь туман, подсвеченный лучами не по сезону теплого солнца, показались еще несколько островов. Все они казались горбатыми, выпуклыми, с серо-сизыми скалами и сосновым лесом у воды, перемежающимся березняками, ивняками и ельниками. Их сменяли приморские луга с морскими астрами и другими растениями-солянками. Казалось, лес прятался за скалы и жался ближе к морю, в ложбины, от морских ветров, которые, на переломах сезонов, наваливались на Кузова с такой силой, что готовы были снести, сбросить в море всю нехитрую здешнюю растительность. Напоенные солнцем и смолистым запахом хвойные леса были незабываемы; земля и скалы сплошь усеяны поспевшей черникой, брусникой, шикшей да грибами.

Мы бросили якорь в проливе между двумя островами; наш гид хорошо знал эти места. Загрузив лодку рюкзаками и продуктами, сели в нее и на веслах прошли пару сотен метров по небольшому проливу. Вода была неподвижна, и сквозь ее толщу хорошо просматривалось дно, заросшее водорослями и украшенное морскими звездами. Но вот лодка поскребла по облепленным морскими желудями камням, чиркнула обшивкой по окатанной гальке и носом ткнулась в песок. Мы огляделись. За крутой скалой Немецкого Кузова, высившейся над проливом, на краю небольшой сосновой рощицы стояла избушка. Обычная, каких много на Севере, прикрытая от ветров скалой, она показалась нам райским пристанищем. В обращенное в сторону пролива окошко со вставленным в ветхие рамы постаревшим стеклом палило солнце. Его лучи доставали до самых дальних углов избушки, прогрев ее до комфортной температуры. Затащив в избу имущество, мы слегка перекусили и отправились в экскурсию по острову – нам не терпелось поскорее познакомиться с этим удивительным миром. Кстати, избушка жива до сих пор и в ней, как и прежде, любит останавливаться путешествующий по Кузовам люд.

Итак, перед нами во всей своей красе предстали Кузова, уводящие путешественников на столетия назад, в ту пору, когда этот уголок был никому неведом и его населяли исчезнувшие племена «чуди» и «лопи». Что же это за диковинное место на карте России?

Кузова – около двух десятков относительно крупных островов и еще не меньше нескольких десятков, если не сотен, «карликов» – одиночно торчащих из воды скал, луд и корг. Всего в 30 км от г. Кеми и чуть ближе от порта Рабочьеостровск начинается настоящий островной район – большие острова по нескольку сотен метров в диаметре в окружении совсем малых, всего по нескольку десятков метров в поперечнике, торчащих из воды скал. Многоцветье камней, блестящих на солнце, если их окатит ленивая волна, и серые россыпи осыпей, раскрашенные лишайниками, могут покорить сердце любого путешественника. Шестнадцать наиболее крупных островов именные – Русский и Немецкий Кузова, Лодейный, Куричья Нилакса и др. Самые маленькие безымянны.

Интересно название архипелага. Впервые услышав его, мы решили, что оно произошло от слова «кузов». Так называются плетеные короба, нередко изготовляемые в северных деревнях. Оказалось, нет. Название архипелага происходит от карельского слова «кууси» – ель, то есть «еловые острова». Такое название вполне логично, так как ель – одна из основных пород на нижних ярусах скалистых островов.

Имена почти всех островов архипелага были понятны, но вот откуда взялось название одного из самых крупных – Немецкого Кузова? Определить его этимологию удалось лишь по прошествии многих лет. После освоения Беломорья русскими, которые основали Соловецкий монастырь, сюда нагрянули завоеватели — шведы. Целью одного из отрядов был захват монастыря. По дороге завоеватели остановились на Кузовах, чтобы передохнуть. Один из воинов, по легенде, стал грозиться в сторону святого места: дескать, недолго монастырю осталось красоваться. И тут же окаменел, а следом за ним и стоявшие поблизости. Остальные дали деру с русской земли. Но ведь это были шведы, а не немцы! Оказывается, «немцами», то есть «немыми», называли всех иностранцев, не говорящих и не понимающих по-русски. Отсюда и пошли названия – Немецкий и Русский Кузова...

Кузова знамениты тем, что тут находятся самые высокие точки береговой области всего южного и среднего Беломорья, вплоть до Мурманского берега. Этим замечательны наиболее крупные острова – Русский и Немецкий Кузов. Скалистый купол-вершина Русского Кузова возвышается над морем на 123 м. В плане самый крупный остров архипелага имеет форму неправильного треугольника размером 3х2,5 км. Высота других, более мелких, островов колеблется от 15 до 63 м. Скальные вершины-купола Кузовов – тоже одна из уникальных черт архипелага. Возраст этих позднеархейских гранитных интрузий, застывших в складчатой толще беломорских гнейсов, около 2,7 млрд. лет. Примерно 11600 лет назад последний ледниковый покров стаял с вершин Кузовов, оголив их «каменные лысины», а всего около 2800 лет назад архипелаг приобрел очертания, близкие к современным. Так что почти 12 тысячелетий лед и море «сглаживают» островные горбы, придавая им плавные черты.

Раньше считалось, что Кузова – это прежде всего удивительная природа, чудом сохранившаяся лишь благодаря тому, что острова всегда были необитаемы. Каждый остров архипелага имеет свой неповторимый облик. Климатические условия Белого моря, более суровые, чем расположенного севернее Баренцева моря, способствуют формированию здесь специфических природных сообществ. Но несмотря на это, на отдельных островах встречаются уникальные еловые леса, сохранившие свой первозданный облик.

На Кузовах находятся крупнейшие на Белом море популяции морской птицы – гагарки (сейчас этот вид занесен в Красную книгу Восточной Фенноскандии). Чуть меньшими по численности являются местные поселения полярной крачки и серебристой чайки. Обычны тут чистик и обыкновенная гага, а обилие редких на материке птиц – чечетки, юрка, свиристели и множества куликов – придает своеобразный колорит островной орнитофауне. На островах гнездится также пара орланов-белохвостов.

Наземные млекопитающие представлены четырьмя видами  хищников – горностаем, лисицей, волком и росомахой. Но из них только горностая можно считать постоянным обитателем островов Русский и Немецкий Кузов, где зверек находит стабильную кормовую базу в виде мелких мышевидных и изобилие убежищ.

В водах архипелага и прилегающих акваторий постоянно держится кольчатая нерпа. Наибольшие скопления ее отмечаются у островов Олешин и Немецкий Кузов, где можно наблюдать до нескольких десятков особей одновременно. Обычен морской заяц, или лахтак – самый крупный тюлень арктических вод. Питаясь преимущественно донными беспозвоночными – крабами, моллюсками, морскими червями, голотуриями и т.п., лахтак тяготеет к шельфовым склонам островов Вороньи, Немецкий Кузов, где постоянно держатся несколько особей этого вида. Нередки заходы в воды архипелага белухи.

А еще Кузова – это необыкновенное скопление самых разнообразных каменных изваяний – сейдов, сооруженных здесь северными народами. На материковых просторах Кольского полуострова и Северной Карелии я тоже видел сейды, но там эти сооружения еще нужно отыскать в таежных чащах и на горных хребтах. На островах же эти каменные изваяния буквально теснят друг друга. Впервые увидевший такое творение ритуального искусства северных язычников не сразу и разберет, что перед ним. Чаще всего это просто большой камень, на нем  – чуть меньший, и поверх него – совсем маленький. Такая неправильная пирамидка. Хотя встречаются и огромные, многотонные валуны, положенные на «ножки» – небольшие камушки. У некоторых сейдов «ножки» из разноцветных камней. Среди разного рода каменных изваяний-сейдов иногда встречаются идолы – по поморскому преданию, «окаменевшие немцы». Это валуны, напоминающие по форме и размерам верхнюю часть туловища человека. На них расположены камни, имеющие форму головы человека, птицы или собаки. Спереди у некоторых идолов сохранилось по два камня цилиндрической формы, напоминающих вытянутые вперед руки. Очень интересно выглядят скопления сейдов на лысых вершинах островов – на голых каменных плитах или среди стланика высятся безмолвные свидетели сакральной жизни исчезнувших народов. Поросшие лишайниками, сколько веков стоят они на островах? Куда обращены? Какого бога «представляют» на земле? В чем их мистическая сила? Думаю, даже всезнающий бродяга-ветер не может дать вразумительного ответа.

Святилища на архипелаге Кузова – многочисленные скопления каменных структур не имеют аналогов в мире. Больше всего культовых объектов на островах Русский и Немецкий Кузова. На вершине горы Немецкого Кузова находится настоящий пантеон саамских божеств. Несмотря на то что часть, возможно лучшая, памятников святилища разрушена, на вершине горы сохранилось до полутораста сейдов и других каменных идолов.

Кроме сейдов, на Кузовах сохранились не менее загадочные объекты – лабиринты, цепочки выложенных на земле мелких камней, изображающих некий замысловатый узор. Культовый комплекс из двух лабиринтов обнаружен на вершине острова Олешин, один из них по своим конструктивным особенностям не имеет аналогов в Северной Европе.

Наибольший из этих двух лабиринтов прекрасно сохранился. Эта овальная в плане выкладка имеет диаметры: внутренний – 9,4 м, а наружный – 11,6 м. В основе лабиринта лежат две спирали, развернутые во внутреннюю и внешнюю подковы, при этом радиальная и круговая стенки пересекаются, что лишает конструкцию выхода. Подобные ритуальные сооружения известны еще лишь на нескольких островах. Длина внешней стенки приближается к 34, а внутренних ходов – к 180 м. Посреди этого инженерного сооружения высится горка камней с вертикально поставленным продолговатым валуном в центре. Для сооружения были использованы около 1000 небольших валунов и обломков скал.

Два дня мы провели на Кузовах. Со своей «базы», избушки на Немецком Кузове, совершили путешествие по другим островам архипелага. В последние солнечные дни уходящего лета удалось понаблюдать за шумными куропатками, отыскать древние сейды и лабиринты северных язычников, полюбоваться открывающимися морскими пейзажами и осенними красками тундровых «плешек» на каменных вершинах островов.

ОБИТЕЛЬ БОГОВ?

Впечатления от той давней поездки подвигли меня к поиску вразумительного объяснения, кто и зачем строил каменные лабиринты, почему именно в северных районах, кому предназначались изваяния на вершинах Кузовов?

Прошло много лет. Постоянно интересуясь этой проблемой, я узнал, что теперь на архипелаге обнаружены шесть стоянок человека эпохи позднего мезолита и бронзы, два лабиринта, два крупных и два малых культовых комплекса, обилие священных камней-сейдов. Часть из них я видел собственными глазами. Но после моего знакомства с Кузовами прошло несколько десятилетий, за это время ученые открыли массу новых объектов. Так что сейчас на Кузовах известно почти 800 разнообразных ритуальных сложений из камня, следов жизни и деятельности людей, живших здесь тысячи лет назад. За четыре десятилетия сменился и состав путешественников: туристов сменили ученые-археологи, появились «черные копатели». Такое нашествие связано с тем, что культовые сооружения на Кузовах – самые крупные в мире. Они включены в список охраняемых объектов общероссийского значения.

Сегодня нам трудно понять, чем эти удаленные от материка скалы оказались притягательными для предков лопарей и саамов. Может быть, чтобы устроить здесь святилища, защищенные морскими просторами от идущих с юга переселенцев? С происхождением такой культуры связано немало загадок. Огромный интерес вызывают верования саамов, в основе которых лежали тотемистические представления – культ гор, камней, деревьев, животных и обожествление различных явлений природы. Особое распространение получил культ священных камней – сейдов. В основном сейды представляли собой утесы или крупные валуны, очертаниями напоминающие фигуры людей. Однако встречались и рукотворные сейды – камни, сложенные один на другой, или вырезанные из дерева идолы. К сейдам древние саамы приносили свои жертвы, прося об удаче на промысле или выздоровлении соплеменника. По поверью саамов, сейды помогали людям в рыбной ловле и на охоте. Камни ставились на высоких берегах и островах водоемов так, чтобы они были видны издалека. Их мазали кровью и жиром животных, рыб, оставляли рядом рыбью голову, чешую, кости. Позже приносили одежду, монетки, лоскутки материи, пули. Часто жертвовали оленьи рога: в некоторых местах их находили тысячами. Поэтому неудивительно, что высокая скалистая гора Большого Немецкого Кузова, господствующая над всеми кемскими островами, могла быть главным святилищем, а ведь места в районе Кузовов были центром морских промыслов с древнейших времен.

Загадочные сейды и лабиринты уже много лет не дают покоя ни археологам, ни историкам. Ведь у саамов и других народов, которые могли быть причастны к подобным сооружениям, нет письменности, а следовательно и необходимых исторических источников, документов, хотя бы в малой степени проливающих свет на каменные ритуальные памятники. Нет упоминаний о них и в устном народном творчестве саамов и карелов. Новые открытия сейдов и лабиринтов порождают и новые загадки.

И все же с сейдами ученые худо-бедно, но разобрались. С помощью ряда косвенных признаков установили, что сейды посвящены многочисленным языческим богам северных народов, живущим под каждым деревом, камнем, в каждом озере, ручье. Первые достоверные упоминания о культовых сооружениях у саамов на территории современной Карелии относятся примерно к середине XVI в., когда эта область была под властью русских князей, когда здесь появились переселенцы из Великого Новгорода и других областей Русского государства. По сведениям исторических актов того времени, в западном Беломорье, о котором идет речь, проживала «дикая лопь на Студеном море», «лопь крещеная и некрещеная». Значит, это они были авторами сейдов? Культ сейдов  у карельских народов и кольских лопарей сохранялся очень долго, вплоть до 20-х годов XX столетия.

Изучение лабиринтов – сплошное гадание на кофейной гуще. Это могут быть и чертежи замысловатых ловушек для рыбы, и некие сооружения, куда попадают души усопших. Согласно древним ирландским и английским легендам, на спиралях лабиринтов при свете луны танцевали феи; по норвежским поверьям, каменные гряды выкладывали ледяные великаны; в шведских сказаниях лабиринты отмечают входы в подземные дворцы.

Но все же что это такое? Эти каменные объекты и сейчас хранят свои тайны. Пробовали хотя бы примерно определить время их возникновения по косвенным признакам. Например, по соотношению местоположения лабиринта к современной береговой линии. Оказалось, большинство лабиринтов расположено на высоте от 2–3 до 7–9 м над современной береговой линией. Это соответствует времени от рубежа нашей эры до VIII–V вв. до нашей эры.

Удивительно, но когда сопоставили все известные лабиринты в пределах всего ареала их встречаемости – Прибалтики, Швеции, Норвегии, Финляндии, Карелии и Мурманской области, – получилось, что они чудесным образом появились примерно в одно и то же время или на небольшом временном отрезке человеческой истории. Так, например, опять же по совокупности косвенных признаков, археологи решили, что культовые места в Карелии возникли в первом тысячелетии до нашей эры.

Ученые до сих пор спорят о том, какую цель преследовали древние люди, выкладывая на идеально ровной поверхности концентрически закрученные каменные дорожки. Есть версия, что каменные дорожки выкладывали пастухи оленей, как оберег для стада. Если же они имеют культово-ритуальные назначение, то какие действа тут разыгрывались? Некоторым исследователям ясно, что лабиринты – тоже часть древней саамской культуры. Ведь абсолютное их большинство сконцентрировано в странах Скандинавии, где обнаружено около 500 подобных каменных «произведений».

А как соотносится с этими гипотезами такой малоизвестный факт, как находка в 1990-х годах на Южном острове Новой Земли двух лабиринтов и нескольких разрушенных памятников? Значит, неведомый народ, которому были подвластны законы лабиринтов, жил и на арктическом архипелаге с его совершенно непригодными даже в редкие периоды глобального потепления климата для жизни человека условиями? Ученые утверждают, в составе и расположении конструкций святилищ Кузовов угадываются упорядоченность и замысел. Какой? Быть может, лабиринты как-то связаны с представлением древних людей об астрономии и мироздании? О Творце?

Увы, нет ответа на эти вопросы, да и на многие другие. Так, подобно истуканам с острова Пасхи – а сейды очень похожи на них – безмолвствуют изваяния северных язычников с безглазыми лицами. Долго ли продлится их молчание? Долго ли будут еще водить нас «за нос» по своим кольцам-закоулкам загадочные каменные лабиринты?

Николай Вехов 25 сентября 2008 в 19:48






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑