Странники саванн – антилопы топи

Раннее утро в благословенном Серенгети

Закачал ветерок ковыли степные,

Зашептали травы, травы золотые,

Побежали топи – ноги замелькали,

Полетели журавли – грустно закричали

Из приречных зарослей колючих акаций выбираемся на равнину и ныряем в беспредельный простор саванны навстречу свежему ветру, облачкам на синющем небе и бесконечным травам. Это вечно мятущееся травяное море дышит и волнуется на просторе, вздымаясь волнами, уходящими за горизонт. В нос бьют пряные степные ароматы, в уши – щебетание мириадов птиц, а из травяных зарослей появляются все новые и новые обитатели саванны...

Оставив в стороне стайку полосатых зебр и огромное стадо слонов, пасущихся не в лесу, а в степи, въезжаем в стадо красно-коричневых антилоп-бубалов. Эти необыкновенные создания очень красивы: крупные и стройные, с лировидными изящными рогами. Сами они красноватые, со странными синими пятнами по телу. Да это же бубалы топи! Какая редкая встреча! Они перегородили нам дорогу и медленно пасутся на ходу. Иногда они останавливаются и с великим удивлением рассматривают автомобиль и его обитателей. Потом трясут красивыми ребристыми рогами, как бы сбрасывая наваждение, и продолжают заниматься своим делом – общением со сладкой степной травой. Невдалеке на местный аэродром садится блестящий самолетик, но они ничуть на него не реагируют, видимо, привыкли. Попутно антилопы успевают общаться, драться, кормить малышей и делать еще кучу разных дел. Будучи потревоженными и испуганными, они сбиваются тесно друг к другу, образуя сплоченную массу. Закручиваясь в штопор, эта масса в какой-то момент находит выход и устремляется за одним из лидеров в сторону.

Самая серьезная фигура в стаде, конечно же, вожак. Он не просто велик, он величественен! Значительно крупнее остальных, он и ведет себя соответственно – достойно и благородно. Голову держит царственно, высоко и гордо. Покачивая роскошными рогами, он то и дело окидывает взглядом окрестности, ожидая подвоха. Видимо, его сан не позволяет ему опускаться до «простых смертных», и он буквально воспаряет над стадом, следя за порядком во вверенном ему «подразделении».

Антилопы топи раскиданы небольшими группами по всему пространству Серенгети и Масай-Мара – этой «мекки» зоологов и любителей антилоп. У топи две страсти – пастьба и борьба за «командные высоты». Любая возвышенность на равнине, будь то термитник, бугор или холм, всегда увенчана очередным топи, который считает себя его хозяином.

Если в какой-то долине торчат сразу несколько термитников, значит, можно быть уверенным, что каждый из них занят гордым топи. Когда бугров или термитников мало, они сражаются за право обладания теми, что есть, и только победитель имеет право обозревать окрестности с высоты. Эту же страсть я наблюдал и у верветок – зеленых мартышек.

Обладание любой высотой дает не только физические выгоды из-за лучшего обзора пространств или обдувания ветерком, но и служит важным психологическим моментом в установлении внутренней иерархии. Наверху всегда стоит победитель в стычках, которого должны видеть и уважать все окружающие его соплеменники.

АНТИЛОПА ТОПИ (Damaliscus lunatus) относится к подсемейству коровьих антилоп Alcelaphines. Сюда входят импалы, все конгони, включая лиророгих бубалов, хирола и антилопу гну. Все эти создания травоядные, парнокопытные и полорогие, имеющие четырехкамерный желудок и бесконечную адаптивность к жизни в травянистых саваннах Африки.

У них длинное, вытянутое вверх тело, покоящееся на высоких ногах, и изогнутые самым причудливым образом полые рога. У всех конгони и импал они торчат вверх, а у гну они S-образные. Они создают специфические социальные устройства – огромные организованные стада, помогающие выживать на равнинах.

Антилопы топи, которых аборигены называют «ниамера», имеют высоту в холке 130 см, массу 75–150 кг. У них глубокая грудь, остроконечные плечи и длинная морда. Лировидные рога меняют свою форму у разных подвидов (в разных областях Африки), но в целом очень похожи. Цвет их тела изменяется от желтовато-коричневых до красно-коричневых тонов. На задней части ног у них темные пятна. Шкура здоровых животных всегда глянцево лоснится. Как и конгони, топи кажутся неловкими и нескладными, но это впечатление исчезает, когда видишь животных в движении, на бегу: сила, легкость и изящество топи проявляются тогда удивительным образом. Испуганные топи, подобно резиновым мячикам или импалам, скачут быстрым галопом, делая иногда гигантские прыжки вверх.

Внутри вида топи есть несколько подвидов, каждый из которых в свое время считался отдельным видом.

Распространены топи в относительно сухих областях, к югу от пустыни Сахара, в Восточной и Центральной Африке. Они предпочитают луга, приречные долины и поймы рек, более или менее открытые ландшафты травянистых саванн. Они могут заходить из пограничных саванн в парковые леса, но их не бывает в области настоящих тропических лесов Центральной Африки или побережья Гвинейского залива. Вместе с тем этот вид, в отличие от конгони, в большей мере связан с влагой и не мирится с засушливыми условиями пустынь и полупустынь: его нет ни в Сахаре, ни в Калахари, ни на Сомалийском полуострове. Большая скорость, стойкость, подвижность и разнообразие в питании позволяют топи конкурировать, с одной стороны, с такими настоящими болотными жителями, как кобы, личи и водяные козлы, а с другой – с полупустынными конгони.

ИЗЛЮБЛЕННЫЕ МЕСТООБИТАНИЯ ТОПИ – открытые зеленые саванны, переходящие в степи, слегка всхолмленные равнины, поросшие кустарником, с отдельными группами деревьев. Во время сухого периода на этих равнинах проходят палы и трава выжигается, но с первыми дождями начинает снова отрастать, покрывая землю свежим зеленым ковром. Именно восстановление растительности и определяет обычно миграционные пути топи, стада которых находят здесь обильный сочный корм.

Эти антилопы в сухие сезоны живут на затопляемых в разливы рек и озер равнинах-лугах и следуют за отступающей влагой. С приходом дождей во влажном сезоне, когда разливающиеся реки и озера заливают равнины, они отступают на более высокие холмы, плоскогорья или горные гряды.

Особенности африканского климата с его неустойчивостью, непредсказуемостью дождей заставляли африканских травоядных издревле совершать ежегодные миграции, в которые вовлекаются огромные стада в десятки тысяч (и миллионы) особей. В то же время в отдельных изолированных долинах существует свой маленький кругооборот отдельных небольших стад антилоп топи, перемещающихся из долин на вершины холмов. В прошлом миграционные стада топи насчитывали до 12 тыс. (!) особей и больше, в наше же время увидеть стадо в сотню голов – большая удача. Это значит – здорово повезло! При этом топи часто примыкают к стадам других бубалов, гну, зебр, африканских буйволов.

В своем питании топи предпочитают сочную луговую и степную растительность, находя самые свежие и нежные зеленые ростки. При пастьбе они щиплют растения, прижимая их нижними зубами к мозоли на верхней челюсти (спереди – беззубой), а не срезают, как зебры.

СОЦИАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ АНТИЛОП ТОПИ неоднозначна. В разные периоды года они демонстрируют подчас совершенно противоположные социальные построения, сбивая наблюдателей с толку. Условно их жизнедеятельность можно поделить на две части: в репродуктивные сезоны (с декабря по март) они разбиваются на маленькие семейные группы-гаремы, которые доминантные самцы держат на охраняемых индивидуальных участках-токах, а с окончанием сезона размножения (и отсутствием рецептивных самок) семейные связи ослабевают и топи собираются в большие миграционные стада. Именно тогда мы наблюдаем их массовые миграции по различным регионам Африки. Но в Уганде для топи-ниамера (D.l. jimela) были описаны совершенно иные отношения. Самцы и самки держатся круглогодично смешанными стадами. С началом гона доминантные самцы захватывают не участки, а группы самок (до 80) и водят их, отыскивая самые благоприятные пастбища и охраняя территории гаремов от холостяков, которые составляют собственные стада. Самки могут переходить из гарема в гарем.

С началом гона каждый уважающий себя самец сражается с соперниками за обладание собственным, тщательно оберегаемым участком, на котором и поджидает проходящие группы самок. Это не кормовой участок, а именно ток – место, где происходят агрессивные и сексуальные баталии. Первые, при отчаянной конкуренции самцов, позволяют достичь неких социальных высот в стаде – обеспечивают статус и открывают дорогу ко вторым, которые, собственно, дают жизнь генофонду конкретного избранника. Самец-латифундист патрулирует границы участка, но наиболее активно охраняет его центр. Естественно, что позиция на термитнике в центре участка облегчает ему наблюдение за соплеменниками. Индивидуальный участок самца может быть довольно велик – от 200 до 400 м в диаметре. Но размеры его зависят, как правило, от насыщенности данной территории претендентами. Если их немного, то каждый из самцов может позволить себе роскошь иметь обширный участок. Если же долина маленькая, а самцов, желающих обзавестись потомством много, то за обладание участками они устраивают бои местного значения и победители делят долину между собой. Те, кому не повезло, составляют самцовые холостяцкие стада и проводят свои дни, деля их между пастьбою и единоборствами.

Совершенно отдельная статья – драки-единоборства между самцами. Мне приходилось наблюдать стада, в которых длительные стычки между самцами возникали то и дело и занимали все внимание группы на долгое время. Для самцов эти схватки и результат – главная тема в жизни, ибо от них зависит их социальный статус в стаде, будущее и существование их генофонда. Естественно, что все хотят сразиться с вожаком, видимо, это главный «пропуск в рай». Все драки состоят из ритуала приближения, фехтования и ударов рогами, борьбы при скрещенных рогах. Те, которые «дают представление», сходятся, покачивая рогами. Затем они смыкаются своими коронами, фехтуют и бьют их друг о друга.

Крепко сомкнувшись рогами, опускаются на запястья и продолжают борьбу «на коленях», упираясь в землю задними ногами. Переплетенные лировидные рога служат неким замком-упором, посредством которого проверяется крепость мышц шеи и всего тела антилоп. Раз за разом бойцы пытаются свалить соперника или свернуть друг другу шею. Все это может продолжаться часами и никому не надоедает. Победитель схватки, сумевший швырнуть соперника на землю или вконец его измотавший, какое-то время преследует его, а затем горделиво, как триумфатор, возвращается к стаду, высоко подняв голову и «заломив» рога. Он – победитель! Ударов рогами в бок топи не допускают.

Как правило, все контактные единоборства у топи происходят на запястьях (или по-народному – «на коленях»). Это фирменный знак всех коровьих антилоп, который отсутствует у других групп. Связано это, видимо, с опусканием центра тяжести и, как следствие, лучшей устойчивости для сопротивления.

Владелец захваченного участка маркирует его границы выделениями предглазничных желез и кучками помета. Кроме того, он несколько раз в день покидает наблюдательный пункт и галопом проскакивает по всей границе. Обычно делается это, когда на участке нет самок. Самки своей территорией не обладают и остаются на участке самца в течение 3–4 суток. Самец ходит в голове табунка и старается отвести его от границы, чтобы удержать самок. В это время он постоянно держит голову высоко поднятой, вздернутой, тогда как обычное ее положение – вровень с плечами.

Время от времени хозяева соседних участков совершают своеобразный ритуал «утверждения прав на участок». Они покидают центр территории, сходятся у границы и становятся нос к носу или параллельно друг другу, отвернув головы в противоположные стороны. При этом оба усиленно чешут рогами собственные плечи, фыркают, роют копытами землю, испражняются, падают на «колени» и бодают землю. Этот церемониал проделывается одновременно обоими самцами либо поочередно. Иногда дело заканчивается только демонстрацией. В других же случаях соперники высоко вскидывают головы, взбрыкивают передними ногами, падают на «колени» и, наконец, скрещивают рога. Битва, однако, занимает всего несколько секунд, после чего противники вскакивают на ноги и мирно расходятся по своим участкам, подтвердив таким образом свои права на занятую территорию. Это немного похоже на то, как наши владельцы приусадебных участков сходятся у заборов и обмениваются сначала рукопожатиями, а затем новостями.

Когда на участок самца вступают самки, он устремляется им навстречу с вытянутым горизонтально хвостом, вздернутой головой и широко расставленными ушами, медленно и высоко поднимая передние ноги, точно маршируя «гусиным шагом». После этого парада самец сопровождает самку с поднятой головой и изогнутой шеей, приседая на задние ноги. Либо изгоняет ее, если она не расположена принимать его ухаживания. Он становится сбоку, слегка прижав уши и обнюхивает ей область хвоста. Самочка хвост поднимает и выделяет несколько капель мочи. Самец ее пробует, подняв высоко голову и задрав верхнюю губу, словно гурман, пробующий редкое коллекционное вино. Если на призывы самца дама отвечает согласием, то она остается стоять, а самец заходит сзади и делает попытки вспрыгнуть ей на круп сзади. Предкопулятивные ритуалы удлиняются, если животные малознакомы, и укорачиваются, если между ними «любовь» уже была ранее.

После восьми месяцев беременности, с наступлением сезона дождей, у самок топи появляются новорожденные. Обычно роды происходят утром, когда все хищники уже наелись и отдыхают. Мать рожает рядом со стадом, при этом все ее подруги стоят начеку. Роды проходят за 30–50 минут, и сразу же она съедает послед. Затем тщательно облизывает и высушивает языком малыша, делая ему активный массаж. Уже через 30 минут он стоит и сосет ее. А еще через час он уже следует за матерью и стадом. С первых же дней малыш сопровождает мать, хотя отдыхает значительно дольше, нежели взрослые животные. Самки с одновозрастными детьми объединяются обычно в отдельные стада, причем телята ложатся вместе под надзором одной из матерей, тогда как другие пасутся невдалеке. В случае тревоги каждая самка находит своего теленка и уводит его от опасности.

Звуки, издаваемые топи, разнообразны. Кроме тревожного фырканья, очень характерен ворчащий призыв самца, глухой рев самки, зовущей теленка, и его звонкий ответный крик. При конфликтах самцы похрюкивают.

Потеря зубов у старых антилоп происходит обычно после 15 лет жизни и заканчивается смертью.

На большей части ареала топи различные его подвиды повсеместно исчезают. В настоящее время они хорошо представлены лишь в национальных парках Масай-Мара и Серенгети. В других районах Африки все популяции топи продолжают двигаться к точке вымирания, пока не будет что-либо предпринято, чтобы остановить это падение. Например, популяция тьянга (D.l. tiang) в Центрально-Африканской Республике за 80-е годы упала в 10(!) раз – от 55 900 до 5 400.

ЗАПАДНО-АФРИКАНСКИЙ КОРРИГУМ (D.l. korrigum) насчитывает менее 2000 животных. Вскоре ему тоже может угрожать опасность исчезновения. На воле самая крупная популяция обитает на прибрежных лугах юго-восточной части Буркина Фасо, юго-западе Нигера, севере Того и севере Бенина. Этот район хорошо обеспечен охранными зонами, но управление ими вообще-то слабое и не обеспечивает своим «жителям» настоящую защиту. Оставшаяся популяция размещена в Камеруне, где в некоторых национальных парках эти животные встречаются в небольших количествах. В начале 1960 гг. в Национальном парке Ваза в Камеруне обитало 20 000 корригумов, но к началу 80-х годов оставалось всего лишь 600–800 особей!

Василий Климов 2 апреля 2008 в 15:38






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑