Африканские птицы – носороги

Все знают, что в африке живут слоны и носороги. Но кто знает, что там еще живут и птицы-носороги? Да, да, это совершенно удивительное создание – на огромном клюве этой большой птицы устроился  непонятного назначения нарост, достигающий десятой части массы всей птицы! Он придает ей вид необычный и грозный. Тем более что размером эти «птички» до 165 см (!), а массой 3–4 кг.

Семейство птиц-носорогов – родня наших удодов и принадлежит к отряду удодообразных. Все они, кроме группы Токо и рогатых воронов, живущих в саванне, жители тропических лесов, все одеты в темные фраки. Название свое они получили из-за огромных клювов, на которых еще и появляются полые наросты. Гнездятся в естественных дуплах, и все, кроме рогатых воронов, замуровывают своих самок, несущих яйца и кормящих птенцов, в дуплах.

В мире африканских птиц-носорогов существует три группы. Это самые мелкие среди них – род Tockus (14 видов), род рогатых воронов (Bucorvus abyssinicus), стоящий несколько обособленно (два вида), и группа крупных, собственно птиц-носорогов. Это черная, или пальмовая цератогимна (Ceratogymna atrata), четыре вида носорога-трубача (Bycanistes bussinator) и один род и вид белохохлого хорнбилла (Tropicranus albocristatus).

Самые распространенные и самые мелкие среди них – группа Токо. Они все небольших размеров – до полуметра, масса до 200 г. Отличаются  окраской оперения и клюва, мощного, но без наростов,  что отражается и в их именах: токо серый, красноклювый, желтоклювый, черноклювый и т.д. Все они водятся в буше (колючекустарниковые заросли), редколесьях, разреженной саванне, галерейных лесах и приречных долинах. Относительно других птиц-носорогов токо обладают очень живым, подвижным характером, питаются ягодами кустарников и деревьев, плодами, цветками, охотятся за жуками, стрекозами, саранчой, ящерицами, мышами и вообще за всем, что шевелится. Из-за своих пристрастий токо должен всегда быть наверху, чтобы осматривать окрестности. Поэтому птицы любят сидеть на самых высоких ветках деревьев или кустарников в саванне. Стоит появиться добыче, как радостный охотник подает условный сигнал, и вот рядом прыгают уже два или даже три токо. Несмотря на невозможность избежать конкуренции, я никогда не видел, чтобы токо, в отличие от марабу, дрались или конфликтовали друг с другом.

Летают токо очень своеобразно. Сделав несколько взмахов большими крыльями и взлетев на высоту, они планируют по дуге, опустив вниз клювастую тяжелую голову. Затем птичка снова взмахивает крыльями, взвивается вверх и снова планирует вниз. С ветки на ветку они прыгают довольно неуклюже, но зато лихо бегают по ним. Однажды в Цаво, наблюдая за играми и полетами токо, я увидел, как на одной ветке встретились два самца и начали «фехтовать» своими клювами. Как заправские мушкетеры короля. После чего один из фехтовальщиков улетел, а его место занял следующий. Видимо, эта ветка играла роль токовища, а фехтующие самцы устанавливали свою «табель о рангах».

Когда у токо образуется пара, они трогательно ухаживают друг за другом, касаясь оперения клювами, а потом сразу же ищут подходящее дупло. Ведь у них много врагов – это вездесущие обезьяны, вараны, змеи, хищные птицы, поэтому свое потомство птицы-носороги хорошо прячут.

Найдя удобное и глубокое дупло, самка выстилает его изнутри  собственными перьями, а потом... замуровывает себя там заживо! Да, да, а самец ей в этом помогает. Он приносит в своем клюве глину, смешивает ее со слюной и этой замазкой, как цементом, вместе со своей супругой заделывает отверстие в дупле. Остается лишь небольшая щель, в которую самец заботливо сует мышей, насекомых, плоды и другой корм. Так он кормит свою ненаглядную даму, которая в добровольном заточении, почти в полной темноте и тишине, благополучно откладывает четыре–пять крупных яиц. Потом она высиживает их полтора месяца. За это время самочка линяет, теряя старое оперение, но при хорошем кормлении, без движения быстро поправляется и обзаводится новым. Самец же, проводя круглые сутки в хлопотах по отыскиванию корма и таскания его в заветное дупло, наоборот, худеет и чахнет, становясь похожим на велосипед. Но не сдается, поскольку у него «на руках» целое семейство!

Когда малыши подрастут, наступит момент вызволения. Самец снаружи яростно ломает замазку, отгораживающую его от любимой супруги, а она помогает ему изнутри. Наконец барьер сломан, и счастливые родители попадают друг другу «в объятия». Казалось бы, теперь они вместе будут кормить малышей и учить их летать. Ан нет, они опять замуровывают своих деток. А те старательно им в этом помогают! Теперь оба супруга, как заводные, таскают корм к дырке, а детки его  с удовольствием потребляют. И так проходит еще три недели, пока, наконец, родители не вызволяют своих «пленников» окончательно. И тогда молодежь начинает знакомиться с окружающим их огромным миром.

Туземцы называют всех токо словом «корве» и беззастенчиво пользуются  беспомощностью самки, сидящей в дупле «под замком». Они взламывают замазку, достают откормленную самку, яйца, птенцов и все это поедают, даже без приправ. Интересно, что несчастный вдовец, который должен был бы долго «носить траур», вмиг находит себе новую супругу и ...сажает ее в то же гнездо и заново замуровывает! Видимо, он считает, что его время принадлежит только будущему генофонду – деткам, и тратить его по пустякам нельзя!

В отличие от токо настоящие птицы-носороги живут в тропических лесах Африки, предпочитая самые труднодоступные, горные.

Настоящий тропический лес – это стена зелени, поэтому любое животное легче услышать, чем увидеть за сплетениями ветвей, лиан и листьев. Я стою под пологом леса в горной стране Абердаре, в Кении, и прислушиваюсь к звукам леса.

Сначала раздается очень необычный для джунглей звук – шум приближающегося поезда, а если учесть, что доносится он сверху, то в его своеобразии не приходится сомневаться. Но вот показался  и источник странных звуков. К вершине дерева подлетели и расселись несколько крупных черных птиц, каждая по метру длиной и массой – под килограмм! А звук спешащего поезда издавали их огромные крылья. Общий черный цвет, перемежающийся участками белого оперения, да крупные размеры – еще не повод для удивления. Что особо примечательно в этих птицах, так это их клювы – чуть ли не в треть общей длины, огромные светлые, с большим наростом наверху. Очень примечательные птицы! Настоящие носороги! Это – трубачи, после цератогимны – самые крупные птицы-носороги в Африке. Шумя, как бутафорский паровоз, птицы расселись на ветвях дерева. Но на этом они не успокоились, а продолжали шуметь то кудахча, подобно курицам, то издавая ослиный рев. Ввиду своих больших размеров и солидности оружия, трубачи в тропическом лесу почти не имеют врагов и ведут себя совершенно непосредственно. Им характерно спокойствие, они никого не стесняются и не боятся, а их поведение наполнено достоинством и самоуверенностью. Так и слышится: мы здесь самые главные и самые нужные! Держатся они обыкновенно небольшими стаями, но встречаются парами и даже поодиночке. Вся их жизнь проходит на высоких деревьях. Даже если трубач перелетает с дерева на дерево, он никогда не садится на нижние ветви или землю, а только на верхние. Именно отсюда видно далеко в лесу, и сверху удобнее спикировать на дерево, покрытое спелыми плодами или ягодами. Да и от наземных хищников – от греха подальше...

Проводя всю жизнь в кронах деревьев, трубачи примечают все свободные дупла. Поэтому, когда приходит пора выведения птенцов, пара носорогов легко находит облюбованное дупло, поближе к вершине высокого дерева. Найдя подходящее пристанище, самка с довольным квохтаньем водружается в нем. Удостоверившись, что дупло именно такое, как ей хотелось, она выбирается наружу, и начинается работа. Ее супруг и будущий папаша – только подносчик строительного материала, самка же вовсю трудится, заделывая вход. Когда отверстие уменьшится до таких размеров, что сквозь него можно еле-еле протиснуться, она забирается внутрь и уже оттуда окончательно замуровывает себя.

Остается только узкая щель, через которую едва можно просунуть кончик клюва. Теперь, даже если в это отверстие сунется со своей лапкой обезьяна или пожалует древесная змея, тяжелый клюв самки покажет им, «где раки зимуют»!

Озабоченный и преданный супруг не оставляет свою подругу без опеки, ведь она так нуждается в его заботе: только он может обеспечить ее пищей. Трубачи питаются плодами деревьев, предпочитая финики, их-то и доставляет заботливый супруг своей замуровавшейся половине. Их он срывает на лету или садится на ветку и объедает ее дочиста. Затем отправляет лакомый фрукт себе в желудок, а чаще относит к дуплу, из которого торчит клюв, жаждущий получить сочное подношение. Три–четыре недели длится добровольное заточение птицы. Появляются на свет птенцы. Им предстоит еще полтора месяца провести в закупоренном гнезде. Самка в это время успевает полностью перелинять. Затем она определяет момент, когда ей вместе с потомством пора выходить в свет. Взламывает клювом пробку, которая успела изрядно затвердеть, и наружу появляется все семейство.

После долгого периода сидячей жизни носорожиха сразу летать не может. Она, изрядно разжиревшая, ходит по ветке, сверкая новым оперением. Встретивший ее на пороге темницы супруг выглядит не в пример хуже: оперение его пообтрепалось, а сам он кажется скелетом на фоне своей сытой и дородной супруги. Все это время ему пришлось в одиночку трудиться, таская пищу всему семейству. Самому же некогда было  поесть и передохнуть. Таким образом ведут себя почти 50 видов птиц-носорогов, живущих в тропиках Азии и Африки.

Лишь рогатые вороны, живущие в Восточной Африке, не прячут своих деток в темницы. Они отличаются совершенно черными фраками, голубыми или красными «лицами» и большим горловым мешком красно-синего цвета. Массой они до 4 кг, длиной – 80–107 см. Большую часть жизни они живут не в кронах деревьев, а в открытых всем ветрам саваннах, на земле. Гордо вышагивая в траве шеренгой, они высматривают добычу, а летают тяжело и неохотно.

Рогатые вороны очень самостоятельные, и у них мало врагов. Питаются они, что бог послал: семена, фрукты, ягоды, лягушки, птичьи яйца, птенцы и т.д. Охотятся на грызунов, ящериц, насекомых и даже змей. Увидев змею, они криком созывают родичей, пасущихся неподалеку, затем окружают ее и рвут на части своими мощными клювами. Место для своих гнезд рогатые вороны находят обычно в дуплах огромных старых баобабов. Там самки высиживают четыре недели пару яиц, а затем еще три месяца родители старательно выкармливают птенцов. После выхода из гнезда детки более полугода не отстают от родителей, проходя своеобразную «школу жизни».

В средние века в Европу часто привозили этих роскошных птиц или их клювы, выдававшиеся за «слоновую кость».

Они использовались для поделок (амулеты, ложки, ритуальные украшения) или в роли священных талисманов от «сглазу» и «порчи»!

Василий Климов 21 января 2008 в 20:26






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑