Крещенская рыбалка

Зимы ждала, ждала природа.
Снег выпал только в январе.

А. С. Пушкин

А природа вновь не устает удивлять! Еще по осени все деревья и кустарники отдали богатые плоды, сбросили пышное убранство и приготовились встречать морозную зиму. Но не тут-то было – взбунтовалась погода. Прошлогодняя зима, как все помнят, не торопилась вступать в свои права, и осень, казалось, никогда не кончится. Капризным и дождливым ноябрем неожиданно набухли почки черной смородины и вишни, за ними ожили сирень и черемуха.

Удивленная продолжительной оттепелью природа растерялась, засуетилась и в декабре распустила зеленые почки.
Елки было распушились, подготовились взвалить тяжелую ношу на широкие плечи, а снега все нет. Заждалась пашня пышной перины, земля истосковалась по мягкому покрову. Обнаженные озера и реки остыли и потемнели в ожидании ледяного панциря, да так и не дождались.

Пора уж новогоднюю елку наряжать, огоньки зажигать да детей собирать. Дедушка Мороз давно приготовил подарки.

Стоит «старый» на берегу моря-океана, пыжится, надувается, а проморозить не получается. Постукивает Морозко посохом по тонкой ледяной корочке в озерных закраинах да в речных заберегах, а ступить боится – провалишься.
Но вот уж канул в лету старый год, пришел новый, а за ним и Рождество, а снежной зимы как ни бывало. Январское Крещение на подходе, а заморозков нет.

Не раз пытался я побродить по берегу застывающего озера с поплавочной удочкой, да все напрасно – как-то на крючок сел случайный подлещик, да и то, видать, «юная фанерка» от стайки отбилась. И все! 

И вот наступил крещенский вечерок. И вдруг зима очнулась от долгого сна, спохватилась и вспомнила, что давно пора землю заполонить да стужу напустить. Разом дружно ударили молодые да озорные морозы. Тусклое небо очистилось, стало ярким и звездным. Наконец в природе наступил порядок и в положенный срок пришли те самые лютые и грозные крещенские морозы, лишний раз напоминающие о грехах человеческих.

Озеро, насыщенное теплом долгой осени,  еще густо клубится белесой испариной, никак водица не желает примерить на себя новую ледяную одежку. Наконец и вода притихла, принакрывшись промерзшей рябью. Ледяные забереги заиграли всеми разноцветными сокровищами. Взвалил я лодку-надувашку на саночки и покатил по тонкой прозрачной наледи к открытой воде. Видать, не дождусь я нынче настоящей зимней рыбалки, не поколдую возле «счастливой»  лунки. Погружаю весла в тяжелую воду, и лодка туго идет по вязкой воде. Однако никакие снасти не принесли успеха. Сбитая с толку рыба укрылась в подводных закоулках и выжидала окончания свалившихся на нее испытаний.

Перволед, которого ждали рыболовы еще с конца осени, воцарился лишь на Крещение. Заледеневшие закраины зазывали рыбаков обловить свои любимые подводные закоулки. Бархатный снежок создал для удильщиков благоприятный пласт, но усложнил путешествие по перволедью. Зная прописные истины, как передвигаться по хрупкому льду, ударом пешни проверяю его прочность. Выдержал! Значит, хорошо схватился, выдержит и человека, позволит  благополучно добраться к  заветным уловистым местам. Вот так и началась необычная крещенская рыбалка.

Подбираюсь к стене тростника и пробиваю лунку. Здесь вполне можно рассчитывать на хороший клев. Заросли примыкают к узкому проливу между островами, глубина – не больше трех метров. Темные пятна промоин до сих пор видны, несмотря на устоявшиеся морозы. Причина понятна – здесь течение постоянно размывает лед и питает свежей водой тростниковые джунгли. Рыбы, естественно, тянутся к таким участкам, значит, можно надеяться на хороший клев.

Подкидываю в лунки горсть мотыля и глины. Результат, мягко сказать, нулевой! Зато, просверлив лунку возле самых тростников, ощущаю поклевку, еще, еще одну. В прикормленных лунках удается выудить лишь несколько плотвиц и окуней. Зато к «счастливой» лунке то и дело подходят стайки окуней и плотиц, наперебой дергая снасть. Едва одна стайка отходит от кормового участка, как у лунки уже вьется очередной косячок. Рыба в основном держится в зарослях тростника, а в 2–3 метрах от травы поклевок практически нет. В чем же дело?

Это же подтвердил и бывалый старичок-рыбачок, который, не мешкая, прямиком пробился сквозь плотную стену тростников и юркнул в густые хитросплетения. Он нашел маленький, слабо заросший пятачок среди непролазных кущей и мормышкой «малый клоп» обловил небольшой участок на глубине меньше одного метра. Насадкой служил «бутерброд» из опарыша и пары мотылей. Снасть заиграла поначалу возле грунта, затем в полводы и наконец последовала хватка под самым льдом.  Верткий окушок резво заходил на жилке, но через миг он уже «танцевал» в шарабане. Теперь стало ясно, где держатся «полосатики», и очередная потяжка принесла успех. Вскоре подтянулись другие рыбаки. Обегав безрезультатно окрестные пределы, кто с мормышкой, кто с блесной, рыболовы потихоньку окружали везунчика. А тот, поймав пяток «полосатиков», азартно продолжал искать новые чистые пятачки среди обширных травяных джунглей. Вскоре и остальные приглядели привлекательные прогалы в траве. И вот среди заснеженных метелок тростника замелькали одна за другой удочки с подсеченными рыбешками на привязи.

Не могу отказать себе в удовольствии удить сразу на две мормышки, привязанные в 10 см друг от друга. На крупную нижнюю приманку – «большого клопа», «граненую», «большую дробину» или «серповидную» – подсаживаю червяка, а на крючок верхней мелкой мормышки нанизываю пару опарышей или личинок репейника. В лютую стужу, а также в глухозимье,  рыба клюет осторожно, даже пугливо, и активнее берет не на крупные, а на мелкие личинки. Но стоит посреди зимы заиграть ясну солнышку, как приятная оттепель пробудит у рыбки игривость и усилит ее активность.

Вот здесь-то крупная мормышка с кисточкой червей на крючке станет более соблазнительной и будет как раз кстати. В дополнение к животным насадкам надеваю на цевье серебристой мормышки красную бусинку или кембрик, а на темную приманку – белые обманки, что значительно улучшает клев. А во время активного жора рыбачу на безнасадочные  приманки.

На этот раз решил попробовать половить на оранжево-зеленую однограммовую мормышку «банан», разрисованную черными поперечными полосами, оснащенную крючком №5. Чуть выше на коротком поводке диаметром 0,08 мм привязана миниатюрная искусственная «мушка» с крючком №4. Тендем оказался довольно уловистым, особенно при игре в придонных слоях воды. Нижним «бананом» едва постукиваю по грунту, и мормышка создает видимость копошащейся личинки. Затем следует кратковременная пауза, когда приманка замирает на дне или зависает в 1–2 см от него. Вскоре упитанная личинка опять возится в иле, подманивая рыбу облачком мути и своеобразной окраской «рыбки». «Банан» интересен тем, что подвязывается горизонтально, поэтому его крючок чаще всего не зарывается.

При игре верхняя «мушка» постоянно  покачивается и крутится вокруг основной лески. На паузах я покручиваю леску пальцами, придавая приманке дополнительное вращение. «Мушка» – излюбленный объект охоты у мелких и средних окуней. А вот крупные «горбачи» и  щучки предпочитают испробовать «на зуб» заманчивый «банан», причем хищники часто берут его со дна.

Крещенский выход на лед очень обрадовал рыболовов, ведь благодатные небеса подарили нам замечательный клев.
Через пару дней мы с приятелем решили поблеснить возле уловистых мест. Если в травяной крепи собрались табунки белой рыбы и окуньков, то наверняка поблизости промышляют и щучки.

Приятель мой – изрядный окунятник, он оснастил полуметровую удочку десятисантиметровым кивком из пружины и леской диаметром 0,18 мм. Из приманок выбрал часто добычливую мелкую, пирамидальной формы блесну «трехгранку» с подвесным тройничком №5. Каждая из сторон приманки окрашена соответственно в зеленый, медный и серебристый цвета. Крутясь на паузе вокруг оси, «пирамидка» устраивает настоящее цветовое представление, заманчиво меняя окраску, что побуждает любопытную рыбу к хватке.

Я взял удочку без кивка, оснастив катушку прочной леской диаметром 0,2 мм, привязал небольшой однограммовый балансир длиной 5 см, светлой расцветки. К брюшному колечку пристегнул серебристый тройник №6 с красным и белым кембриками на цевье. На хвостовой крючок нацепил микротвистер, чуть укороченный в головной части. От такой занимательной приманки, которая планирует, раскачивает  тройничком, да еще дразнит трепещущим хвостиком, вряд ли откажутся хищники.

Лунки просверлили возле густых тростников, постепенно перемещаясь по периметру зарослей – от берега к глубокому проливу с коварными промоинами. И тут же стайка окуньков обнаруживает себя возле травы на глубине не более метра. «Полосатики» неплохие, граммов под 300, шустро хватают приманки под самым льдом. У приятеля поклевок больше, ведь его «пирамидка» рассчитана на лов мелкой и средней рыбы. Он периодически потряхивает снастью, поднимает ее, выдерживает паузу 7–10 секунд, и снова взмах. Но я-то надеюсь соблазнить крупным балансиром солидных хищников. Поэтому с небольшим ускорением поднимаю снасть под самый лед и, ослабив леску, даю возможность приманке свободно парить в различных слоях воды. Паузы в проводках увеличиваю до тех пор, пока не погаснут колебания балансира и дополнительных подвесок. Часть хваток происходит при маятниковом погружении обманки, а большинство поклевок – перед самым окончанием игры балансира. Мелочь не решается атаковать такую объемную приманку, зато несколько увесистых окуней уже ворочаются на искристом льду.

И вот наконец снасти сообщили, что пожаловали щуки. Обнаружив окуневое «пиршество», те быстро разобрались в ситуации и отогнали соперников. Так солидная щучка и щуренок оказались на крючке. Сверлим лунки все дальше и дальше и вот уже выходим на границу заросшей отмели и быстротечного пролива. Под ногами чавкает рыхлая снежная каша, а совсем рядом темнеет бурая промоина. Здесь-то и начались крещенские приключения.

Полуденное солнце торжественно воссияло на небесах, даря всему сущему пусть и холодный, но ласковый и добрый свет. В ярких лучах небесного светила клев явно ослабел, и я перехожу на ловлю мелким 3-сантиметровым балансиром темного цвета. Его отличие от подобных приманок в том, что вместо крючков по обеим сторонам припаяны ушки. К ним на «золоченых» цепочках подвешены тройнички №5 с искусственными глазками. Даже после затухания игры балансира подвески продолжают колыхаться. Такие приманки со свободными подвесками способны расшевелить даже в глухозимье полусонную рыбу.

У приятеля тоже поклевок становится меньше. Возможно, уловив приятное тепло, рыба ушла из тростников к чистой воде? И он отправляется облавливать прилегающий откос. Глубина метра три, но коварное течение постоянно выдавливает воду и подтачивает и без того чахлый ледок. И вот, как только блесна заиграла своими завлекательными боками в полуметре от дна, мгновенный рывок сотряс удильник и снасть натянулась до предела. Чтобы погасить ретивые потяжки подсеченной рыбы, товарищ мой начал потихоньку стравливать леску. Видать, противник засекся увесистый, но как его вывести на тонкой леске? По всем признакам солидная щучка в азарте охоты бросилась на легкую добычу – мелкую окуневую приманку – и теперь упрямо ходит на привязи. Ситуация, надо сказать, не простая.

Поперву рыболову удалось сдержать щучий напор, благодаря эластичности и гибкости хлыстика. И он начал плавно выкачивать зубастую из глубины, осторожно подматывая на катушку отвоеванные сантиметры лески. Но хищница только начала борьбу и сдаваться не собиралась. Она заметалась, задергалась, кинулась на глубину и оборвала снасть.

Конечно, обидно, но упрямый рыболов тоже не собирается опускать руки. Он скоренько ставит леску 0,3 мм и на короткий поводок пристегивает 6-сантиметровый раттлин. Искусственные красные глазки на тройниках придают приманке довольно симпатичную внешность. Ловля раттлином несколько отличается от работы балансира – подъемы вверх более плавные, а амплитуда колебаний достигает полутора метров. Благодаря размашистому ходу, раттлин планирует горизонтально в радиусе более полуметра от лунки. Щуки обычно берут такую приманку взаглот, а окуни охотятся за свободно подвешенным тройником.

Но в лунке поклевок больше не случилось – «зубастая» ждать не стала, пока рыболов переоснастится, и отправилась восвояси. А заодно распугала всех окуней. Но неугомонный товарищ продолжал сверлить все новые и новые лунки над подводным склоном, продвигаясь вдоль пролива. И что же? На паузе после проводки вновь щучья атака и опять на такой же глубине. Только теперь прочная снасть надежно удерживает хищницу на крючке. Пятнистая бросилась на раттлин в момент, когда игра приманки практически угасла, она едва пошевеливалась. Между соперниками завязалась захватывающая и непредсказуемая борьба. Рыба не уступает, бьется изо всех сил, заводя леску все дальше в сторону, на глубину. Но и рыболов не уступает, и ему удается все же выкачать подводную охотницу. И вот уже под лункой загуляли пятнистые бока. Завидев опасность, щука метнулась было прочь, но взятая багориком под жабры, сдалась на милость победителя. Сильная и красивая рыбина кувыркается в снежной каше и от досады брякается об лед, словно желая всем телом пробить ледовую броню. На этот раз щука глубоко заглотила раттлин, сев на оба крючка. Но самое удивительное (такого не бывает, и если бы не увидел своими глазами, так ни за что бы не поверил), что из уголка ее пасти была извлечена оборванная ранее уловистая «пирамидка». Вот так чудо из чудес! Видно, поймав охотничий кураж, голодная хищница «наступила на те же грабли»: она хватала все подряд, и даже засевший во рту тройничок «трехгранки» не перебил рыбий аппетит. Поклевка случилась в тот момент, когда немного потемнело и лучи полуденного солнца рассеялись в набежавшем белесом облаке.

Постепенно напряжение от борьбы с достойной соперницей и радостное волнение улеглись, азарт иссяк, переходя в приятную истому. Пора и передохнуть. Прихлебывая горячий ароматный чаек из термоса, необычайно вкусный на свежем воздухе, мы обсуждали интересную рыбалку и подсчитывали улов: два десятка приличных окуней и три хорошенькие щучки. Что ж, просто замечательно!

Наиболее активный клев был в течение часа после восхода солнца, а в зените дня хватки происходили только в периоды затемнения, когда стайки облаков прикрывали землю, а над озером зависало марево. Мы пришли к выводу,  что приманки, оснащенные свободными подвесками: твистерами, тройничками, микроблесенками на цепочках – оказались более уловистыми, чем приманки с впаянными крючками.

Но время на рыбалке летит незаметно, вот и день на исходе. На закате решили пробежаться по старым лункам, да и пора до дому. Теперь перемещаемся обратно от пролива к острову.

Пьянящий азарт рыбалки влечет к чистому окошку посреди тростниковой крепи. И только я шагнул в заросли, как под ногами все затрещало, забулькало, твердь подломилась и в мгновение ока рыбачок ухнул в объятия водяного и вязкой тины. Правда, стылой водицы здесь всего лишь по колено, но омовение произошло как раз вовремя – в Крещение. Так сказать, наяву соприкоснулся со священнодействием. Снежок, разморенный солнечным теплом, подтаял, образуя жижу. А неугомонное течение коварно разъело ледок. Так что зимняя ловля в траве требует особой осторожности.

Тем временем ясный и празднично светлый день закончился и окунулся в алый сок брусничного заката. На фоне багрового горизонта шагают несказанно довольные приятели. И не только богатому улову. Я сегодня повенчался с чародейкой-зимой, принакрытой скромной белоснежной фатой.

А под ногами весело потрескивает упругая ледовая дорога к дому. Заря погасла, и ветер стих. И вместе с ними растаяли в ночном сумраке шаги бывалых рыболовов. И лишь подтрунивание товарища да закоченевшая одежка то и дело напоминали о студеной крещенской купели.

Сергей Морсов 25 декабря 2007 в 15:23






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑