Частное охотпользование – путь к биоразнообразию?

К частному охотпользованию многие люди, хоть как-то связанные с природой, сохраняют пока настороженное отношение. Причем эту настороженность проявляют как простые охотники, так и сотрудники природоохранных организаций.

Фото: fotolia.com

Фото: fotolia.com

И те  и другие высказывают свои опасения примерно одинаково. Повыбивают, мол, богачи  все живое, а потом, забросив угодья, оставят после себя абсолютную пустыню… Да и права местных жителей будут ущемлены, ведь теперь им, простым деревенским людям, наверняка будет запрещено охотиться.

Другие оппоненты сомневаются, насколько частные пользователи смогут соблюдать в своих угодьях правила, сроки и нормы отстрела.

Ну и, наконец, есть группа граждан, чрезвычайно строго относящихся к общественной морали и  полагающих, что частные охотничьи базы строятся  исключительно для того, чтобы вдали от людских глаз творить в них «всяческие безобразия».

Последних вряд ли возможно в чем-либо переубедить. И все-таки, если задаться вопросом, может ли организация охоты в соб-ственном хозяйстве стать для бизнесмена средством решения каких-то  задач в отношениях с «нужными людьми», ответ будет один. Может. Но давайте вспомним, что наша страна многие свои цели в  межгосударственной политике достигла не где-нибудь, а в Завидово. Что никоим образом не подорвало численность диких животных в этом заповедно-охотничьем хозяйстве.

Сомневающихся в законности проведения охот именно в частных хозяйствах  лучше  адресовать к резонансным случаям злостного браконьерства, случившимся только за последний год, включая, конечно, и «вертолетные истории». Ведь происходили они отнюдь не в приватных хозяйствах, а  зачастую  на охраняемых государством природных территориях.

Не говоря  о степени сегодняшней защищенности заказников и заповедников, давайте оценим, во что же превратились сегодня общественные  охотничьи угодья. Самые лучшие обходы в них, названые воспроизвод-ственными участками или внутрихозяйственными заказниками, по сути дела, являются хозяйствами внутри хозяйств. И они давно фактически приватизированы верхушкой районного общества. На областном же уровне негласно существуют спецхозяйства, куда простому охотнику получить путевку очень сложно или невозможно.

Теперь попытаемся сравнить примерные цены как на нелицензионные виды дичи, так и на лицензионную охоту в частных и общественных угодьях. Не стоит утверждать, что эти цены сегодня одинаковы. Но для приезжего охотника они сравнимы. А  местным охотникам частные охотничьи хозяйства оказались даже «интересней», чем фактически ничейные угодья.

Русские деревни обезлюдели не вчера. Во многих областях можно пройти сегодня по зарастающим полям и мертвым деревням десятки километров. Из пока еще живых сельских поселений массово бежит молодежь  –  здесь нет работы  и зачастую отсут-ствуют условия для минимального комфорта.

Для большой части сельского населения сегодня Русский лес – это единственная возможность выжить. И, как и тысячи лет назад, кормит этих людей охота и собирательство. Ягоды и грибы заготавливаются не столько для себя, сколько для продажи посредникам, которые отвезут дары природы в город. Продукты охоты (раньше пушнину, теперь мясо) тоже всегда можно продать или неплохо обменять, в том числе и на водку. И если вдруг около деревни появляется «ничей» лось, то для зачастую безработного сельского жителя нет никаких этических запретов,  чтобы этого зверя  добыть.

Но и с сельскими браконьерами порой происходят удивительные метаморфозы. Став егерями в частном охотхозяйстве «Батуринское»,  местные охотники как-то разоткровенничались со своим «шефом», членом Московского охотничьего клуба «Сафари» Виктором Лабусовым. И  поделились с ним впечатлениями от своих прежних охот. В том числе и на глухариных токах. Выход на тока занимал несколько дней.  Каждый охотник приносил с них по 6 – 7 петухов. Деревенские считали тока неисчерпаемыми и очень удивились, когда глухари в лесу  вдруг… исчезли!

Уже ясно, что появившиеся частные хозяйства просто не смогут выжить, если не  наладят с местными охотниками по-настоящему партнерские отношения. Только сделав для них фактически бесплатными традиционные охоты по перу, а зачастую и трудоустроив бывших «главных браконьеров» в своем хозяйстве, новые охотпользователи могут добиться расположения этих простых людей. Сложнее бывает с высокопоставленными, на уровне района, браконьерами.

Тщательная охрана своих угодий и пресечение незаконных охот становится важной, но не самой «расходной» статьей бюджета созданного частного хозяйства. Хозяйству необходимо создавать собственную инфраструктуру и начинать что-то производить.

 

Придя в угодья, новые хозяева, прежде всего, обращают внимание  на популяцию кабана. Количество диких свиней можно увеличить достаточно быстро, после чего и начать коммерческие охоты, чтобы хоть как-то возместить постоянно возрастающие на ведение хозяйства затраты. Дискуссию о вредном воздействии возрастания численности кабанов на других представителей охотничьей фауны владельцы частных охотхозяйств для себя закрыли.

Они уверены, что кабаны, даже  при значительном увеличении своей численности, не в состоянии сильно навредить боровой дичи, хотя в последнее время обвиняются в этом  достаточно часто. Кабан при своей всеядности никогда не будет целенаправленно искать птичьи кладки и  не умеющих перепархивать птенцов-пуховичков. А вот лисы и еноты это делают именно целенаправленно и методично. Уже известный вам Виктор Лабусов убежден, что в отношении этих хищников должен быть утвержден европейский подход.

Все мы знаем, насколько европейцы гуманны к тем же охотничьим птицам. И их пожелания к нам, своим восточным соседям, прекратить весеннюю охоту, густо замешаны на этом гуманизме. Ну нельзя  в европейском понимании охотиться на птиц, готовых приступить к размножению и движимых в своем поведении самым могучим из инстинктов.

А вот встретив весной в лесу лисят, охотник-европеец, еще минуту назад гуманный в отношении птиц и очень требовательный к нам, легко сможет уничтожить весь выводок, даже  если в этот момент щенки абсолютно беспомощны. Европейский гуманизм здесь обрывается резко и внезапно. Никакой пощады вредителям! Но гуманизм не может иметь двойных стандартов. Наша весенняя охота – это некоторый бонус всем нам за проживание в тех географических условиях, где мы родились и живем.

Охота весной должна быть, конечно, строго регулируемой. Но в отношении к хищникам нам необходимо применять жесткий европейский подход. В Батуринском хозяйстве Виктора Лабусова егерями было уничтожено порядка трех сотен енотов и лис. И это дало очень быстрый результат. Параллельно с  ростом количества кабанов, там наблюдается и значительное увеличение численности всех видов боровой дичи. Виктор на 4 года полностью запретил в своем хозяй-стве охоту на глухарей.

Весной их тока тщательно охранялись, что привело к заметному росту как числа взрослых птиц, так и выводков. В настоящее время все глухари на токах подсчитаны. Один самый дальний  ток собирает теперь более двух десятков поющих петухов, и на нем можно начинать ограниченную охоту.

Интересно, что в  угодьях, которые объединяет Батуринское хозяйство, никогда не существовало гусиной охоты. А в настоящее время она есть! Существенно выросло здесь и поголовье диких уток. Не только более привычных для средней полосы кряковых и чирков, но и нырковых. При этом нужно помнить, что нырковые и так называемые благородные утки имеют различную кормовую базу и  не конкурируют друг с другом.

Секрет обилия водоплавающих птиц заключается в том, что для уток и гусей  было создано небольшое, размером километр на полтора, водохранилище. По его берегам, начиная с ранней весны, прямо по урезу воды ежедневно насыпается фуражное зерно. Дикие птицы удивительно быстро привыкли к подкормке. В том, насколько действенен такой механизм привлечения водоплавающих Виктору Лабусову удалось убедить даже иронизировавших по этому поводу скептиков.  

Пролетные гуси оценили зерновую подкормку на удивление быстро. Часть гусиной молоди такая стабильная кормежка задерживает на многие дни. Утки тоже полюбили новый водоем и значительно увеличили в округе количество выводков.

Причем биотехнические мероприятия в Батуринском хозяйстве нацелены на то, чтобы разнообразить и видовой состав гнездящихся уток. Для дуплогнездниц здесь были вывешены гоголятники и уже через год-два в них стали размножаться не только гоголи, но и крохали. Появились даже выводки  ставших сейчас очень редкими  лутков.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов

Окончание первой части

Для просмотра второй части, перейдите по ссылке: "Частное охотпользование – путь к биоразнообразию (Часть 2)"

Александр ГРИГОРЬЕВ 19 декабря 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 1
    Юрий Александров офлайн
    #1  19 декабря 2012 в 15:45

    Просто рай, по "умеренной цене".

    Ответить
  • 22
    Евгений Джексон офлайн
    #2  19 декабря 2012 в 22:41

    действительно рай но эта умеренная цена в понимания барина влодеющего охотохозяйством немного может отличатся от деревенского или даже небольшого городского жителя.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑