Страх

 Фото: fotolia.com

 Фото: fotolia.com

Никто иной, как охотник и рыбак, больше всех остальных в своей жизни встречает зарю и восход солнца, а также закат и вечерние сумерки. Ночуя в лесу, охотник так же, как и рыбак, если водоем  находится в лесу или на опушке, слышит различные голоса, шумы, стоны, треск, которые порой  даже не поддаются объяснениям.

 

Некоторые из них не могут заснуть, их обуяет страх, а другим хоть бы что, спят сном младенца. Те, которые не могут спать, больше с ночевкой на охоту или рыбалку желанием идти  не горят, хотя и с товарищами. Я хочу рассказать несколько случаев непосредственно со мной или при участии. Я уже старый человек, разменял восьмой десяток лет. Охотничий стаж по билету – 50 лет. Кое-что пришлось повидать.

Хочу начать рассказ с одной из облавных охот на волков, которая проходила в 1949 году, я в то время учился в 5 классе. Мой дед начал меня натаскивать, то есть брать с собой на все охоты, когда я закончил 4 класс. В нашей округе было два кордона, где жили лесники. В один из ноябрьских дней приехал лесник с дальнего кордона и сообщил, что волки стали посещать приваду.

Охотники решили выследить, где находятся волки в дневное время. По возможности старались пополнять приваду павшими животными, а лесник стал обходить по большому кругу приваду, чтобы определить наличие волков и в каком направлении они уходят с привады. Прошло не менее 10 – 12 дней, когда,  наконец,  лесник сообщил, что волки в дневное время находятся у глубокого оврага  в квартале № 87. Охотники решили провести облаву в выходной, чтобы рабочий-охотник был на выходном. Флажков в то время у них не было.

Набралось всего семь охотников, не считая меня и моего друга, и рано утром мы на лошадях были в районе квартала. Приехали охотники из дальнего кордона в количестве шести человек. Проверили входные следы и, убедившись, что волки в квартале, стрелки расставились по визирной линии, где был старый лес с хорошим обзором. Загонщиков повезли на просеку, где кончался квартал № 87.

По всему кварталу по середине есть очень глубокий овраг, шириной 7 – 8 м. Через овраг есть «переправа», то есть был спилен прямой толстый дуб. С верхней стороны бревна стесано под доску для лучшей опоры, а с одной стороны сделаны прочные перила.

 

Волк был мертв. Я снял погонный ремень с ружья и, связав его с бечевкой, которая была для носки зайцев, завязав за верхнюю челюсть волка, поволок его волоком в поселок. Фото: fotolia.com

Бревно уложено на дикий камень наравне с землей. Такой переход служит местным жителям  да и рабочим лесхоза в том плане, что в соседнем квартале есть две большие поляны, где много грибов, ягод, малины и т.д., да и сенокосные угодья хорошие. Чтобы попасть на поляны на лошадке или мехтранспорте, нужно проделать крюк в 3 – 4 км. На входном следе поставили опытного хорошего стрелка с двустволкой, а вот деду Архипу выпал номер самый крайний – около переправы. Если встать по течению ручья, который течет по оврагу, то волки зашли в квартал по правую сторону оврага.

Дед Архип встал под толстую липу, которая растет около перехода в 4 – 5 м. На номера было поставлено 7 человек, а в загон –  остальные, не считая пацанов. В конце квартала, откуда начинался загон, овраг расширялся, есть кривая дорога, где можно переехать овраг на лошади. Возница  не охотник, должен был отогнать лошадей к квартальному столбу, задать сено и быть при них. Чтобы сократить путь, он и воспользовался кривой дорогой, волки лежали недалеко от дороги и были подняты раньше, чем начался загон, и пошли не по входным следам, а по другой стороне оврага.

Дед Архип зарядил свою берданку и, прислонясь спиной к толстому стволу липы, стал внимательно изучать свой сектор обстрела. Прозвучал сигнал при помощи ружейного ствола, и загонщики пошли. Дед Архип все свое внимание обратил на маленькую полянку в секторе обстрела и предположил, что волки должны появиться на ней.

Человек он был пожилой, охотой занимался давно, да и на облаве не впервой. Не прошло и 10 – 12 минут и он отвлек свой пристальный взгляд от полянки и повернул свою голову на переправу.
По переходу гуськом, как солдаты,  в одну шеренгу, шли семь волков в его сторону. Когда начался загон, один из загонщиков вышел на лежки волков и пошел по следам.

Пришли загонщики и сошлись стрелки, но получился сначала скандал, в том плане, что не захватили волков. Стрелки начали разбор, где же волки? Стали звать деда Архипа, но он не отзывался, подошли к нему вплотную, но стрелков удивил его вид. Он стоял,  как статуя. Подошел загонщик и рассказал, что он шел по следам волков, которые перешли овраг переходом. Лесник сказал, чтобы не затаптывали следы. Все обратили внимание на деда Архипа и поняли, что что-то случилось непонятное – странное. Рот у него был открыт, глаза навыкате, смотрели в никуда.

Всем стало не до скандала. Лесник стал забирать у него ружье, но руки так крепко держали берданку, что пришлось ему помогать. Ружье отобрали и разрядили, но руки остались в прежнем положении. Тогда ему из «чекушки» залили  в рот немного  водки, и через некоторое время он стал издавать какие-то непонятные звуки. Он и держался на ногах благодаря прижатой спине к стволу липы.

А произошло следующее. Дед Архип увидел волков, когда они шли по переходу, он так от неожиданности испугался, что не смог стрелять. Как потом он рассказал, что он сильно закричал, но его крик не слышал никто. Волки, как разобрались охотники, перейдя через переход и проходя мимо, каждый помочился на лапти деда Архипа. Но кто их них первый – дед Архип или волки – справили нужду, осталось загадкой. Волки, справив нужду, тем самым совершили свое дерзкое нахальное дело, а стрелка поставили в такое положение, лучше бы глаз не видел и ухо не слышало.

Старые охотники говорили, что подобного никогда не приходилось слышать от своих дедов и отцов. Бывает, когда волк замечает небрежно поставленный капкан, «оголяет» его. Слава Богу, что так обошлось, а могло быть и хуже. Лютый зверь, от него всего ожидать можно, а особенно, когда они в стае. Многие, особенно молодые охотники, не очень верят в такой случай, но факт остается, и такой позорный, я бы сказал, фантастический случай имел место быть, чему я был свидетелем.

Охотники догадались, что произошло с дедом Архипом, подхватили под мышки и почти волоком потащили его к  дороге, они договорились,  про такой скверный случай никому не рассказывать, положили в сани и, наказав вознице ехать как можно быстрей, доложили жене, что произошло.

Я в то время очень внимательно слушал и видел, что произошло с дедом Архипом и почему-то представил себя на его месте. У меня первый раз волосы встали дыбом, по телу поползли мурашки, во рту стало сухо, лицо было, как сказал мой дед, белее снега. Я не мог идти, ноги меня не слушались. Пройдя какое-то расстояние, дед обратил внимание, что меня и моего друга нет, вернулся, стал меня успокаивать-уговаривать, и я, несколько успокоившись, медленно, а потом пошел нормальным шагом. Дед Архип был быстро доставлен до хаты, жена истопила баню и на другой день рассказала «куме» («что ее охотничек Архип, как хороший хозяин, все домой тащит»).

Так тайна стала посмешищем некоторых односельчан-прощелыг. Его возили в больницу, по бабкам, но после такого случая он  стал заикаться, охоту бросил, сильно тряслись руки. Через полтора года он помер. Но почему на меня этот случай произвел такое странное впечатление? Мои родители также заметили мое странное поведение. Моя бабка лечила меня от «испуга», водила вечером на старое жилище, на раздорожье, читая какие-то молитвы. Она говорила, что прежде чем ходить на охоту, а особенно на волков, нужно чтобы я вас с дедом благословляла охотничьей иконой, прочитав молитву. Дед никогда не ходил на охоту без такого ритуала.

 

Я в своей практике также встречал опытных и отличных стрелков, которые охотятся на «все и вся», но только не на волков. Почему же так по-разному реагируют охотники при встрече с опасностью? Фото: fotolia.com

Второй случай произошел со мной в 1964 году. После армии с 1961 года я охотился с бескурковой двустволкой высокого разбора бельгийской фирмы А.Франкотт 16-го калибра с патронником 65 мм. Ружье оказалось с хорошим боем, я к нему привык, охотился с ним три года, стрелял более сходно, но патронник 65 мм доставлял много хлопот.

Пришлось поменять на курковое двуствольное фирмы П.Баярд 16-го калибра с патронником 70 мм. В то время, золотое для охотников, действительно была демократия дела, а не такая как сейчас – «свобода только слова». Сын мог охотиться с ружьем отца, деда, ружье можно было продать, поменять, подарить, никаких ящиков и сейфов, ни разрешений. Вот это было время, где права человека соблюдались. В свое время тов. Сталин отменил всякие разрешения на охотничье гладкоствольное ружье.

В ноябре у меня появилась надежда с новым ружьем хорошо поохотиться, дали отпуск. Погода стояла хорошая, снегу мало, хорошо идти без лыж. В общем, все складывалось лучше и не надо. Район охоты недалеко – в 2 км, раньше там был поселок, где всегда водились зайцы. Мы пошли лощиной, поросшей смешанным лесом. Собака, наткнувшись на ночной жировочный след зайца, старается дойти до лежки. Я снял с плеча «П.Баярд», зарядил патронами с дробью №3, продолжил движение в сторону удаляющейся собаки.

Лощина с леском кончилась, и собака вышла на опушку. Но прежде чем мне выйти на опушку, до меня донесся визг собаки. Я подумал, что кобель в азарте напоролся на заснеженный пень или сук, такое бывает. Но визг повторился, и я увидел, что моего кобеля окружили чьи-то собаки. Я прибавил шагу и меня словно током ударило, понял, что это волки. Каким-то чудом собака вырвалась из кольца и неслась в мою сторону.

Волки, а их оказалось пять, также «казачьей» лавиной следовали за собакой. На мне был белый халат, и волки меня не замечали, у них было все внимание на собаку. До меня собаке оставалось метров 30, и один из волков, который бежал с левой стороны от собаки, делает крутой поворот наперерез собаке, и я в это время стреляю. Волк падает. С другой стороны собаки другой волк от неожиданности тормозит юзом на заднице, оскалив пасть, издавая страшное рычание.

Я перевел стволы на него, жму на курок, но ружье молчит. Мне в то время показалось, что у меня в руках бескурковка и предохранитель не спущен, я с силой толкнул, как мне казалось, на предохранитель, но ружье раскрылось. Я обмер. Но каким-то чудом я сложил ружье и взвел курок левого ствола. Волк в это короткое время справился и, совершив огромный прыжок, скрылся за стволом дерева. Расстояние увеличилось.

Когда волк открылся, я выстрелил, он, рявкнув, резко сместился в сторону. Больше я ничего не понимал, стоял с закрытыми глазами, обливаясь холодным потом, волосы стояли дыбом, руки тряслись. В голове вдруг ясно вспомнился случай с дедом Архипом. Я ждал почему-то, что остальные волки разорвут меня вместе с собакой. Сколько времени продолжалось такое, сказать трудно. Я открыл глаза, волков не было. У меня в горле пересохло и в животе, как мне казалось, было пусто.

Собака скулила и терлась между моих ног. Ухо у собаки было немного порвано, но под глазом был шрам и текла кровь. Мне захотелось сесть, хотел подойти к пеньку, ноги не двигались. Меня охватил, я бы сказал, какой-то зуд. Сев на пенек и закурив, я стал вспоминать, что же произошло. А куда делся волк, в которого я стрелял первым. Почему, черт возьми, я не взвел оба курка. Правильно говорят, что ружье нужно изучить и к нему привыкнуть.

Почему не вложил в ружье патроны с картечью, пока собака была в кольце. Одни вопросы, ответов не было. Я встал и медленно пошел, чтобы разобраться в следах. Оказалось, волк, в которого я стрелял первым, находился от меня в 18-20 метрах. Я обратил внимание на то место, где он упал, и его странный след, который уходил за кусты. След говорил, что волк двигался на передних ногах, волоча зад. Пройдя по следу, я нашел волка недалеко, лежащим на животе, с вытянутыми вдоль туловища ногами.

Волк был мертв. Я снял погонный ремень с ружья и, связав его с бечевкой, которая была для носки зайцев, завязав за верхнюю челюсть волка, поволок его волоком в поселок. На следующий день я доставил его в заготконтору. Приемщик был несколько удивлен размерами и весом волка, сказал, что таких кобелей давно не поступало.

 

Фото: fotolia.com

Меня беспокоит уверенность молодых людей в этом вопросе. Почти всегда при отдыхе у костра в основном молодые просят пожилых-старых рассказать что-нибудь из своей практики об охоте и чтобы с каким-нибудь ЧП. Один охотник упрекал меня в том, что я струсил и упустил такой момент. Нужно ходить на охоту вот с таким ружьем, – «штучное» ИЖ-27 «Е» с эжекторами.

Он вынул из заводской коробки шесть патронов, зарядил ружье, а остальные четыре он поместил между пальцами левой руки и начал стрелять. Нужно отдать должное, получилось как в цирке. Все захлопали с криком «браво». Вот так, старый, нужно стрелять, я бы не упустил ни одного, всю стаю уложил. В охоте главное ружье – утверждал он.

У него спросили, а видел он живого хотя бы одного волка, оказалось, только на картинках, да в телевизоре. А какой заряд нужен на волка, он ответил, что читал 28 картечин. Ему дали два патрона с навеской «Сокола» 2,5 г, 28 картечин с крахмалом. Когда он произвел выстрел, его ружье разобралось. Он стоял с бледным лицом, глаза и рот широко открыты, махал правой рукой в крови. Вот это отдача! Ему объяснили, что из его ружья стрелять такими зарядами опасно, конический скат очень крутой, а диаметр канала ствола 18,2 мм. Это настоящий зимний патрон на волка.

Прыти у молодых сразу поубавилось. Недаром уважаемый В.Гуров – опытный охотник, мастер спорта – в своей статье «И на охотоведа бывает проруха» и то не смог в полной мере владеть собой при встрече со стаей волков. И ружье самозарядка была заряжена картечью. Цит. я (В.Г.) «Замер от неожиданности, хотя был готов к такой встрече!?» И далее... «мне казалось, что из-под каждого куста стали выскакивать волки и создавалось впечатление – звери в какой-то дикой пляске мечутся вокруг меня, мне не верилось, что я мог так позорно отстреляться по волкам.

Ведь дистанция стрельбы не превышала 8-15 шагов». Другой автор также в «РОГ», Игорь Мареев, в статье «Волки» пишет о своем приятеле Сергее Степине. Цит.: «Балагур, опытный охотник, хороший стрелок!!» И далее: «Сергей Васильевич вывалился на большую поляну и остолбенел. На поляне в разных позах – лежа, сидя, стоя – находилась стая из 5-6 волков, которые до самого последнего момента не услышали приближение человека.

Секундное оцепенение с обеих сторон. Сергей В. почти физически ощутил тяжесть матерого волка на своих плечах!? И тут же заорал от ужаса, да так, что за 2 км был услышан». Почему он заорал, а не стрелял, ведь он опытный охотник и отличный стрелок? В.Гуров поступил наоборот. Далее читаем того же И.Мареева про шофера Александра: «заядлый охотник, постоянный участник облавных охот».

И далее... «Я (И.М.) стоял на следующем номере за шофером Александром в 70 м и видел, как он огромными скачками буквально летел к машине, по дороге упал, вскочил и запрыгнул в кабину, сильно хлопнув дверью, коротко и громко выкрикнув при этом. Шофер Александр, убегая к машине, сломал охотничий нож из хорошей стали при захлопывании двери кабины, сломал палец на руке. Вот так опытный охотник от одного крика: «Волки!» – чуть не стал инвалидом.

Я в своей практике также встречал опытных и отличных стрелков, которые охотятся на «все и вся», но только не на волков. Почему же так по-разному реагируют охотники при встрече с опасностью? У одних откуда-то берется дополнительная сила, появляется прыть, ловкость, проворность, которую он за собой никогда не замечал, а у других, как у меня, столбняк, недвижимость, статуя...» И такое в большой степени бывает при встрече с волками. Медведей и тигров у нас в округе нет.

Хотя вот еще другой случай, по-моему, даже поучительный. У каждого колхоза были шефы. Приехало начальство – шефы из города и попросили наших охотников помочь им закрыть лицензию на лося. Был выделен гусеничный трактор с санями, крытыми брезентом.

Рано утром в субботу поехали. Морозы в то время стояли в начале декабря до –30 градусов. Пороши не было больше недели и организовать наверняка с первого загона не представлялось возможным. Следов лосиных много в разные стороны. Были проведены два загона в большом лесу, результат ноль. Стужа на ночь злее и решили отложить на воскресенье. Около поселка есть небольшой в 15-17 гектаров лесной островок, и мы, когда ехали домой, заметили лосиный след, уходящий в него. Вот так всегда ищем зверя далеко, а он рядом. Решили сделать загон.

Загонщики остались двое городских, у них две собаки-лайки. Городской охотник, стоя на номере, увидел, что огромный лось с рогами на большой скорости приближается прямо на него. Он произвел два выстрела, но звуки выстрелов были как у мелкашки. Лось не менял направления, быстро приближался под напором собак. Стрелок от страха, что лось сметет его в один миг, оказался на дереве. Подошли загонщики и стрелки стали рабираться, в чем дело, почему ушел лось. Стрелок, обнявши ствол руками и ногами, сидя на суку, не отзывался и не хотел слезать.

Подняли его ружье, извлекли стреляные гильзы, продули стволы. Соседние номера утверждали, что слышали два очень слабых выстрела. На всякие попытки, то есть разными уговорами и просьбами покинуть ствол дерева, стрелок не реагировал. Тогда была срублена приличная хворостина и, тыча ей в задницу, пытались таким образом принудить его покинуть дерево. Попытки некоторых молодых забраться по дереву до него ни к чему не приводили.

Но как он смог в зимней одежде, почти по обледеневшему стволу так быстро забраться на такую высоту? Решено поехать в село за лестницами, при помощи которых два товарища и сняли стрелка. Потом рассказал, что заряжал патроны пулями по рекомендации в охотничьей литературе. Были разряжены остальные патроны.

 

Что же такое страх? Откуда он берется? Бывает такое, что не видишь никакой опасности, а на затылке волосы дыбом и по спине мурашки... Фото: fotolia.com

Гильза пластмассовая, капсуль «Жевело», порох «Сунар», 1,5 г, пуля Полева первого выпуска. Рекомендатор советовал, если пыж пластмассовый с манжетом, убавлять порох аж до 0,5 г. Вот этого советчика, да с такими патронами, на номер вместо охотника, что побывал на дереве. Пластмассовая гильза, да и пыж не приспособлены к такой температуре, а порох «Сунар» тем более. Хорошо, что был крупный лес, а если в поруби.

Лось действительно прошел в пяти шагах от номера, не меняя направления. А если вместо лося (который очень редко нападает) секач кило на 150-200, у нас такие водятся, а охота проходит в камышах, да он ранен, исход может быть трагическим. Не ко всем рекомендациям нужно относиться всерьез, а тем более применять их на таких ответственных и опасных охотах.

Что же такое страх? Откуда он берется? Бывает такое, что не видишь никакой опасности, а на затылке волосы дыбом и по спине мурашки...

Николай Рогачев, Самарская область 14 ноября 2012 в 23:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑