Бочка впечатлений

Тысячи увлеченных поклонников рыбной ловли из года в год приезжают в Астрахань в разное время года

300–350 тысяч туристов ежегодно приезжают в Астрахань, чтобы порыбачить в дельте Волги. На данный момент это самое популярное рыболовное направление в России. Фото: Антон Журавков. 300–350 тысяч туристов ежегодно приезжают в Астрахань, чтобы порыбачить в дельте Волги. На данный момент это самое популярное рыболовное направление в России. Фото: Антон Журавков.

Не то чтобы я никогда не ловил рыбу… Как и многие, я рыбачил в детстве. На пруду, около дома, мы копали червей и тут же на бамбуковые удочки ловили карасей и ротанов, которыми позже обильно потчевали дворовых кошек. Лет в четырнадцать я поехал на рыбалку за город, где и случилась история, отбившая у меня страсть к рыболовству почти на десять лет. Байку о том, как я дважды за день искупался в одежде, не поймав при этом ни одной рыбы, я теперь иногда рассказываю под гомерический хохот друзей.

И вот в начале сентября мне представился случай присоединиться к третьей поездке за приключениями, состоявшейся в рамках масштабного проекта «Бочка Впечатлений», организованного пивным брендом «Золотая Бочка». Победители преды­дущих этапов акции уже побывали в пустыне Кызылкум и на Камчатке, а нам предстояло отправиться в рыболовную Мекку страны — Астрахань, чтобы там пересмотреть свое отношение к рыбалке, наловить как можно больше рыбы и набраться незабываемых впечатлений.

Логично было бы предположить, что учиться ловить рыбу лучше там, где вероятность улова максимально удалена от нуля. Думаю, мало кто уходит домой с горящими глазами, после того как полдня просидит на берегу реки с удочкой и не увидит ни одной поклевки. Ничто так не мотивирует, как успех, особенно такой оглушительный, как здесь. Неспроста тысячи увлеченных поклонников рыбной ловли из года в год приезжают в Астрахань в разное время года. Здешняя ихтиофауна представлена огромным разнообразием рыб для любых видов рыбалки.

 

Самая крупная выловленная белуга весила более полутора тонн (200 кг из них приходилось на икру); ее шестиметровое чучело сейчас хранится в Астраханском краеведческом музее.

Местные егеря — настоящие речные волки (не морские потому, что пограничники запрещают им выбираться в море на своих лодках). Они загорелы, обветренны и говорят с интересным акцентом. С южным азартом они хватаются за подсак, когда у кого-то клюет крупная рыба, и с нордическим спокойствием в десятый раз объясняют тебе, что скобу на катушке спиннинга во время заброса нужно закрывать чуточку раньше. На своих катерах они рассекают по волнам матушки-Волги с такой скоростью, что ты в мощном потоке ветра, бьющего в лицо, можешь только беспомощно глотать ртом воздух, как свежевыловленный окунь, а они в это время умудряются прикуривать сигареты и общаться по телефону, перекрикивая рев мотора. В совершенно одинаковых на первый взгляд поросших трехметровым камышом речных протоках они ориентируются, наверное, лучше, чем венецианские гондольеры в узких каналах своего города, а в повороты они входят, наклоняя лодку под углом в 45 градусов, отчего руки сами начинают ощупывать сиденья в поисках ремней безопасности.

Первый день был отдан на некоторую акклиматизацию и знакомство с местностью. Сентябрьское солнце прогревало воздух до +35 градусов, думать об остывшей после лета Москве уже совсем не получалось, комары в обед занимались своими «домашними» делами и не мешали наслаждаться прелестью момента. В небе кружили стаи чаек, переливающиеся синим цветом зимородки обгоняли наши катера, идущие на скорости более 70 км/ч, вечно голодные бакланы набивали свои животы рыбой. Лотосовые поля уже начали отцветать, лепестки крупных розовых цветков опадали, оставляя голые семенные коробки инопланетного вида одиноко торчать из воды. Егеря делились премудростями в приготовлении отвара из лотосовых семян, который по своим качествам способен заткнуть за пояс любую «Виагру».

На следующее утро нам предстояло встать в пять утра, чтобы отправиться на первую рыбалку. Поездка в катере по еще не прогревшейся Волге бодрила лучше самого крепкого кофе. Стоило нам потренироваться полчаса в закидывании спиннинга, выловить по паре килограммов водорослей, и на наши уверенные забросы начали клевать красноперка, окунь и щуки размером с сапог. В прозрачной воде уже издалека можно было увидеть, как к твоей блесне приближается хищная тень, и начать играть с ней, имитируя беспомощные метания обреченной жертвы, распаляя аппетит зубастой.

 

Многие считают подвод­ную охоту неэтичной, потому что у рыбы и человека в этом случае шансы не равны, и рыбу нельзя после поимки отпустить, как в случае с ловлей на удочку... Но я-то и не собирался еe отпускать. Фото: Антон Журавков.

Азарт борьбы с этой хищницей захватил всех, и вскоре в нашем садке скопилось гораздо больше рыбы, чем мы смогли бы съесть за день. На этом мы решили остановиться и отдохнуть. По-моему, при прочих равных условиях (одинаковый набор блесен, отсутствие опыта и знаний о повадках и предпочтениях рыбы) основным фактором в успешности ловли рыбы для нас было чистое везение. Как в покере: бывает, идет карта, бывает — не идет. Так и тут, у кого-то клюет, у кого-то — нет. Разве что в рыбалке невозможно блефовать.

Весь улов после рыбалки выкладывался на пирсе перед плавучей гостиницей, в которой мы остановились, и тщательно фотографировался для хвастовства перед домашними. Позже рыба отправлялась на кухню, где изобретательные повара из нее готовили обед и ужин. К их чести надо отметить, что каждый прием пищи был для нас рискованным занятием, поскольку обилие блюд и размеры их порций внушали неподдельное беспокойство за способность желудка растягиваться до ТАКИХ размеров.

Послеобеденная ловля сома в корне отличалась от «почти охоты» на щуку. Тут главное — взять грузило побольше, лЯгушку (астраханцы букву «я» произносят четко) помясистее, закинуть ее подальше да поглубже и ждать, пока обжора падальщик-сом наткнется на приманку. Вроде бы сидишь, ничего не делаешь, а это называется активный отдых!..

Перешептываясь с егерями и наблюдая, как красиво окрашивается небо в лучах закатного солнца, я чуть не пропустил момент, когда у моей удочки начал сгибаться кончик. Экипировка и сноровка не подвели, вываживать сома было немного труднее, чем щук, потому как он оказался крупнее; но все же усатый угодил к нам в сачок, на фотографии и на обеденный стол (копчный сом, я вам скажу, это м-м-ммм, особенно когда знаешь, что это именно ты его поймал).

 

На следующий день нам предстояло одно из самых ожидаемых всеми приключений — подводная охота. Не без труда (не без мыла, так скажем) облачившись в тесные гидрокостюмы и вооружившись подводными ружьями, отчего все сразу стали похожи на отряд супергероев (героические пивные животы гидрокостюм органично маскировал), мы отправились ближе к раскатам, где вода прозрачнее, глубина больше и водится излюбленная добыча подводных охотников: сазаны и крупный гибрид карася и карпа — буффало.

Погода подложила нам небольшую свинью в виде поднявшегося ветра, который рябил поверхность воды, и облаков, которые закрывали солнце, что вкупе с поднимаемым со дна илом значительно ухудшало видимость под водой. Нацепив ласты, маски и трубки, зарядив гарпуны, наш десант сбросили в воду и отправили вверх по течению на поиски добычи. Мы упорно плыли, стараясь не хлюпать ластами и не подстрелить друг друга. Время шло, в воде становилось прохладно, ветер усиливался, тучи почти полностью закрыли небо, а мы так и не видели ни одной рыбы. Я грешным делом подумал, что сейчас доплыву вон до того большого куста камыша и если никого не увижу, то вернусь в лодку, греться. Чтобы сэкономить энергию и не шуметь лишний раз, я просто лег на воду и позволил течению медленно нести меня в подводные заросли, и вот, оплывая очередной куст, я вижу огромную рыбину, повернувшуюся ко мне боком.

В этот момент я смог оценить, насколько же все-таки быстро работает человеческий мозг. За эту долю секунды в моей голове мелькнуло как минимум полдюжины мыслей: «Рыба!», «Почему эта рыба кажется синеватого цвета?», «Если под водой ее размер кажется больше, интересно, какая она на самом деле?», «Подплыть поближе или стрелять отсюда?», «Это сазан или тот самый буффало?», «Ружье с предохранителя я точно снял», «Она смотрит на меня, надо стрелять!» — я навел на нее гарпун и нажал на спусковой крючок. Стрела с отдачей вылетела из моего ружья и попала ровно в центр тела рыбы. Семикилограммовый сазан, по моим меркам, казался так просто громадным, он еще долго бил меня хвостом, но его трофейная судьба уже была предопределена моим метким попаданием.

Остальным участникам команды «Бочка Впечатлений» охотничья фортуна в этот день не улыбнулась, и после обеда у них был шанс реабилитироваться на ловле сазана на удочку уже в привычной одежде. Эта рыбалка сродни походу на сома, только вместо лягушек наживкой является жмых — прессованный кирпич семечек подсолнуха. Сазаны его очень любят и доказали нам это уже через пару минут после заброса первой удочки. Это был наш рекордный улов — 14-килограммовый сазан (примерно четыре моих кошки!). Дальше были уже жерехи, лещи и тарань, но рекорд в этот вечер никто не побил.

 

Победители конкурса «Бочка Впечатлений» с нашим рекордным уловом. Фото: Антон Журавков.

Утром следующего дня мы попрощались с егерями, собрали вещи и отправились на рыбоводческую ферму, на которой разводят осетров, белуг и стерлядь. Все они содержатся в нескольких десятках отдельных бассейнов, разделяемые по возрасту и размеру: от мальков до гигантов в три центнера. На наших глазах с глубины всплыла рыба весом около 100 килограммов — не каждая березка бывает такой толщины. Икру нам не показывали, дабы не искушать.

На заводе нас накормили наваристой осетровой ухой и жареной стерлядью. Вкуснее всего, по-моему, описывать словами различные блюда умели Гоголь и Чехов. Я пока не достиг их высот, и это спасет вас, дорогие читатели, от повышенного слюноотделения при прочтении моего восторженного отзыва об этих яствах. Ограничусь коротким резюме: все было «непростительно» вкусно!

Позже мы отправились на рыбный рынок, за сувенирами. К сожалению, мы не могли взять свой улов с собой, потому что в пути он просто-напросто испортился бы, поэтому пришлось поддержать местных рыботорговцев. Выбор сушеных и копченых местных речных обитателей был огромен, выбрать что-то конкретное было трудно. Продавцы давили на какой-то нелогичный аргумент, мол, «если ты у него купил рыбу, то и у меня купи». Узнавая, что мы приехали из столицы, многие жаловались на то, что москвичи скупили все в городе, включая их прежние рабочие места, и заменили их не то роботами, не то гастарбайтерами. Это тоже сходило за весомую причину расплатиться за вред своих столичных земляков и купить рыбу. Здесь можно было приобрести и черную икру, по совершенно столичным ценам в 22 000 рублей за полкило. Пересчитав по памяти всех родственников, друзей и коллег, которые знают, куда мы отправились и без рыбы видеть нас дома не хотят, мы набили пакеты ароматными гостинцами и отправились в аэропорт. На этом, к сожалению, наше путешествие закончилось, но всем нам надолго запомнятся эти четыре дня, проведенные в Астрахани, и, кроме гостинцев в пакете и магнитиков на холодильнике, у каждого останется своя «бочка впечатлений» от этой поездки.

Что наша жизнь? Икра!

Вследствие жесточайшего браконьерского отлова осетровых рыб их популяция оказалась на грани исчезновения, и с 1 августа 2007 года был введен запрет на добычу и продажу черной икры. Мораторий будет действовать 10 лет. Раньше рыба шла на нерест вверх по течению Волги и доходила до Нижнего Новгорода, но с тех пор как в Волгограде построили плотину, у осетров нет возможности попасть на свои нерестовые места.

Антон Журавков 29 октября 2010 в 12:10






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑