Айтос и рябчик

Айтос по команде весело проскочил под ель, подобрал и принес добычу мне в руки

фото автора
фото автора

«На охоту на рябчика с "пищиком" собаку не берут», – учил меня друг, опытнейший ковровский охотник Лева Жирнов. – Это шумовая помеха при охоте на осторожную лесную птицу». Я же без своего Айтоса – русского спаниеля  – никуда. На любой охоте он рядом. Да и как иначе?

Ведь осенью на бродовой охоте он просто незаменим! Порой протопаешь километров 10–15 за день — все встречается: и луга, и болота, и поля, и лес. И дичь за одно поле попадается разная: бекасы, утки, коростели и перепела, дупели и вальдшнепы, порой вяхирь налетит, а то и тетерев из бурьяна поднимется. И везде спаниель к месту. Мне повезло: Айтос у меня настоящий друг и партнер.

Пригласил меня как-то по осени председатель ковровского районного общества охотников С. И. Амплеев в родные ему места, в село Маринино, на вальдшнепиную высыпку. Денек был погожий, и побродить в березовых перелесках было одно удовольствие. Золотая осень! Воздух был напоен сладковатым ароматом преющей листвы. После вчерашнего мелкого дождика слегка влажный мягкий ковер из опавших золотых листьев приглушал шаги. Мы передвигались в березовой роще, что облюбовали себе вальдшнепы, почти бесшумно. Айтос в лесу работал накоротке, далеко не уходил. На мой взгляд, вальдшнепов было много в перелесках — спаниель поднял их штук 15. Взлетающие из кустов из-под Айтоса кулики не летели по открытому месту, а сразу начинали мелькать меж березовых стволов из стороны в сторону, как бекасы. Выцеливать их было невозможно, стреляли только «тычком», навскидку. Стреляли азартно — и порознь, и вместе, но увы, все как без дроби. Одним словом, хоть и без результата, но настрелялись от души и весело…

Притомившись, присели на поваленную березу отдохнуть и перекусить «чем бог послал», а заодно обдумать дальнейшие планы. Айтос, умяв свою часть общей трапезы, улегся рядом, привалившись по обыкновению к ноге хозяина. Время перевалило за полдень; ласковое осеннее солнышко стало клониться к раннему вечеру, но до начала утиного перелета было ой как далеко. После обмена адреналиновыми впечатлениями от охоты на вальдшнепов мы стали рассуждать о продолжении охоты по бекасу. Ну что ж, по бекасу, так по бекасу — спаниель и это запросто может. Тут Сергей Иванович обратил внимание на висящий у меня на шее «пищик», которым я управляю Айтосом. Он кивнул на манок и обмолвился: мол, тут неподалеку есть местечко, где водятся рябчики. Но, посетовал он, с собакой ничего не получится: рябчик — птица очень осторожная, и собака только распугает их. «Ну, Сергей Иванович, вы не знаете Айтоса», — сказал я. — Он будет только помогать».

Местечко мне показалось, на первый взгляд, «не такое» - как бы неправильное, мрачноватое после светлых березовых перелесков. Тут и горькая осина с березой вперемешку, и частый молодой подлесок на месте бурелома, и старый ельник — лес, как иногда говорят, мусорный. «И тут рябчики?» — удивился я. «Да», — ответил Сергей Иванович и вновь с сомнением покосился на Айтоса. Я прибрал спаниеля к ноге, и по старому заросшему проселку мы углубились в лес. Пес шел со мной рядом, как привязанный, шаг в шаг. Углубившись в чащу, остановились под старыми деревьями и минут 10–15 стояли молча, слушая тишину. Давали время пугливым обитателям леса успокоиться от нашего непрошеного вторжения. И вот издалека желанной волшебной мелодией донесся незатейливый свист рябчика-петушка. Значит, рябчики здесь действительно есть.

Поскольку «пищик» у меня был один на двоих, я поднес его к губам и, сдерживая понятное охотникам волнение, начал старательно выводить простенький мотив, подражая петушку рябчика: «Пя-я-ать, пя-я-ать, пять тетеревов!» Раз, другой, третий — вот, наконец, отозвался рябчик! Вот опять он, но уже ближе. Айтос лежал у ноги. Его волнение выдавал короткий хвостик, который бешеным маятником мотался из стороны в сторону. Я манил, рябчик приближался. Вот он притих; я вслушался в тишину, и вдруг рядом резкое «бах!» покатилось по лесу. Увлекшись диалогом с птицей, я совсем забыл, что не один. Есть! Сергей Иванович взял петушка! Айтос от выстрела выгнулся, вскочил на ноги, но без команды никуда. «Дай!» — пес сорвался с места. Секунды — и подал добычу мне в руки. Я передал ее Сергею Ивановичу. Она его, законная. Мы вместе рассматривали петушка, любовались им. Вот он каков, таинственный лесной красавец! Ну что, помешал Айтос?..

Успокоились сами и дали время успокоиться обитателям леса. Соблюдая тишину и осторожность, мы с Айтосом двинулись дальше. Сергей Иванович остался на месте — он был с добычей. Бесшумно ступая по влажной листве, вышли к небольшому прогалу. Вроде место подходящее. Я удобно уселся на ствол старой полусгнившей ели, прислонившись к толстому суку. Айтос по обыкновению лег рядом и привалился к ноге. Надо немного переждать — послушать лес. Безветрие. Ни веточка, ни листочек не шелохнутся — благоговейная тишина. Только где-то далеко чуть слышно стучал дятел. Осенний воздух был сладковато-пряный. Его аромат чем-то напоминал дорогие восточные духи, навевал что-то очень хорошее, приятное, родное из далекого счастливого прошлого, давным-давно в круговерти бытия позабытое… Завозившийся у ног Айтос возвратил меня из мира грез в реальность. Посмотрел на часы — прошло достаточно времени, чтобы все успокоилось. Так уж, видимо, устроен мир: недавно прогремел гром, пронеслась гроза, но прошло немного времени, и все забылось, каждый вновь принялся за свои маленькие обыденные дела.

Я начал манить. Раз, другой. В одну сторону, в другую. Вот, наконец, рябчик ответил, принял мой вызов. Он был готов на бой с соперником за территорию, за внимание «дамы». Основной инстинкт сильнее соображений осторожности! Вот пернатый боец отозвался ближе. Вот еще ближе. Я последний раз поманил и замолчал: близко подлетевшая птица может почуять фальшь песни и уйдет. Но вот рябчик спел свой хит про «пять тетеревов» совсем близко от меня — я молчал, не шевелился. Айтос лежал неподвижно у ствола, однако хвост выдавал его азарт. Рябчик, я чувствовал, вот-вот должен был показаться. Ружье наготове, палец на курке. Слух напряжен до предела, глаза высматривают, откуда появится петушок: прямо «полом» подбежит или где-то из-за ствола осторожно выглянет. Вдруг краем глаза я заметил опасность, и вмиг мне на голову упал здоровый серый ком. Инстинктивно вжав голову в плечи и уходя от удара, я сделал, как в боксе, «нырок». В тот же миг Айтос пружиной взмыл вверх и лязгнул зубами. Падавший ком, казалось, прямо из его пасти резко пошел вверх. Мгновение спустя я понял: это рябчик твердо решил найти и наказать соперника и спланировал на едва торчащий над моей головой еловый сук. Почти мне на голову! Естественно, этакой наглости Айтос вынести не мог и прыгнул ему навстречу, едва не поймав на лету. Испугавшийся рябчик резко взмыл и, отчаянно хлопая крыльями, спрятался в густых темно-зеленых ветвях высокой ели, метрах в двадцати от меня. Несколько секунд я искал его глазами и медленно наводил ружье на то место, где, как мне показалось, он скрылся. Но пеструю птицу не так-то было просто отыскать взглядом в ветвях. Стрелять — не стрелять? Здесь рябчик или нет? Не стрелять — значит 100% остаться без добычи, а стрелять -50 на 50. Выстрелил. Рябчик комом, задевая за ветки, упал на землю. Айтос по команде весело проскочил под ель, подобрал и принес добычу мне в руки. Молодчина! Пока я любовался нарядным опереньем петушка, на выстрел подошел Сергей Иванович. Сравнили добычу, поговорили. Я все рассказал и показал в лицах, что тут произошло, мы похвалили Айтоса за его разумное поведение. Пора было возвращаться домой.

Леонид Карантаев, с. Маринино 30 августа 2011 в 16:40






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑