Яйцелот

Статья первая

Фото автора

Фото автора

Тема «Натаска молодых собак» для меня содержит подтекст. Думается, что ее читают, в основном, начинающие легашатники. Именно для них мои посильные литературные потуги. Другими известными людьми достаточно написано про натаску собак. Я же постараюсь до вас донести те или иные нюансы, которые вам помогут в дальнейшем в этом нелегком деле.

Вы же спокойно их применяйте, так как одни мне переданы от Мастеров с большой буквы, другие много раз были проверены в полевом досуге. С каждым годом я продолжаю узнавать что-то новое.

Вот и сейчас мне захотелось рассказать про собачек, которых я в разные годы натаскивал.

Было время, когда охотники подружейных собак не знали интернет. Писали письма, звонили друг другу, встречались на выставках, договаривались о вязках, совместных охотах. Новый век изменил способы общения людей. Достаточно включить компьютер, и охотник вмиг пообщается с кем угодно.

Как и раньше, людей сближают общие интересы. Много образовалось охотничьих форумов. Общаясь на них с друзьями, мне вспомнился один случай. Дело было в Каданке. На испытательную станцию, где я тогда натаскивал собак, приехал москвич со своим молодым дратхааром. Народу на станции было много. Дело происходило в мае. Все присутствующие охотники сразу обратили внимание на отличный экстерьер молодой собаки. Но не это было главным. Они заметили, что у него огромная мошонка. В этот же день к псу прилипла новая кличка — Яйцелот.

Владелец собаки поселился по соседству со мной. Каждый день я их видел в лугах, а вечером за чаем охотник делился своими успехами.

Прошла неделя, другая, месяц. Как-то наши пути в лугах сошлись у озера. Собаки, искупавшись, лежали рядом, а мы разговорились, и я понял, что Яйцелот не радует своего хозяина. Охотник предложил мне посмотреть собаку в поле.

На следующее утро мы отправились на Телегинскую карту, где еще встречались дупеля, а рядом на буграх водились перепела. Николай пустил в поиск свою собаку. Яйцелот был крепким, хорошо сложенным псом, и мне представлялось, что он будет быстрым и страстным до птицы. На деле же выходило по-другому. Собака с опущенной головой стала хаотично мотаться по местности. Она часто останавливалась у какой-нибудь кочки и метила свое присутствие. Услышав мышь, копала и ловила, гонялась за жаворонками. Николай ковылял по лугу. Именно ковылял. Голова охотника постоянно была опущена. За собакой своей он вовсе не наблюдал, и она была предоставлена самой себе.

Яйцелот далеко не убегал, ему хватало воли и дел. В кусте нашел ежа, потом залез в канал с водой и грязью, там он почувствовав чьи-то наброды, долго лазил, а Николай в это время с большой осторожностью проверял каждый свой шаг. За это время я мог легко перейти в сторону на двадцать, тридцать шагов, а он два, три. Понятно, что ход охотника должен быть неторопливым. Ход легашатника к этому еще и расчетливый.

Опыт помогает человеку видеть и рассчитывать на успех, так как он в межсезонье разведал места нахождения дичи, знает места кормежек, отдыха, пролетов. Охотник с легавой впустую не будет мотаться по полям. Он запускает собаку туда, где есть дичь, потом переезжать или переходить на другие места, а в это время собака его будет отдыхать.

Тем временем Николай, можно сказать, просто ковылял. Он видел вокруг себя не далее двух метров. Глаза за массивными линзами очков тщательно выбирали место очередного шага. Малейшее препятствие в виде кочки, ямки вызывало у него остановку и последующее преодоление препятствия. Ход Николая мне напоминал переход рыбака в коротких сапогах через мелкую каменистую речку.

Иногда он подзывал собаку. Она слушалась, подбегала. Хозяин вновь посылал пса в поиск, а мы тем временем, не найдя на лугу дупелей, подошли к буграм. Там били перепела. Яйцелоту перепела явно были знакомы, и он в манере гончей стал их разыскивать. Птицы было много. Свежие наброды горячили собаку. Она их находила и, не делая стойку, поднимала на крыло.

Мы вновь оказались у озера. Такие места всегда привлекают охотников. Николай предложил передохнуть, и разговор наш сам по себе зашел о собаке. Я честно поведал ему об увиденном и сказал еще, что собака его станет охотником, если он в корне поменяет свое поведение в поле. Пошли вопросы, ответы… Потом на примере Яйцелота я показал Николаю, как нужно управлять, увлекать, помогать собаке в поиске. Псу новое понравилось, и на какое-то время он превратился в легавую. Тогда мне показалось, что Николай все понял. На следующий день он попрощался и уехал домой.

Ровно через год мы снова неожиданно встретились в лугах под Ногинском. Там в мае планировалось несколько состязаний, и я переехал туда с собаками, чтобы быть ближе к мероприятиям и полям для натаски. Расположился лагерем у реки. До тренировочных полей было рукой подать. Николай тоже остался на несколько дней. Погода ранней весной позволяет заниматься с собаками в течение всего дня, и Николай, пользуясь этим, добросовестно стал водить своего пса в луга. Там мы неоднократно пересекались, и я видел, что собака у него не работает, а он, словно якорь, волочится за Яйцелотом.

Якорь — слово подходящее для человека, который так воспитал свою легавую, что она, доверяя ему во всем, предпочитает быть рядом. Сложившийся контакт устраивает обоих. А есть охотники-бегуны. Такие своим ходом гонят собак в перед. Легавая с параллелей переходит на галсы, и чем быстрее охотник передвигается, стараясь подстроиться, поправить свою собаку, тем быстрее она от него отрастет!

Вечером в лагере горел костер, вокруг которого собрались легашатники. На выходные в лагерь приезжали другие охотники. Они, уставшие после тренировок, но радостные, общались, хвастали друг перед другом своими результатами. Только Николай молчал. Жалко стало охотника.

Утром, выгуливая собак, я заметил, что Николай снимает палатку, собирает вещи… Увидев нас, подошел и стал прощаться. Я заметил ему, что он тем самым упустит благоприятное время для обучения собаки. Он понимал, но работа не позволяла задержаться. Если только мы согласимся взять его в натаску, тогда на выходные он будет приезжать.

У меня освободилось одно место, и Яйцелот остался. Он не скучал, быстро освоился на новом месте. Прошло несколько дней. Выяснилось, что Яйцелот — обладатель огромной мошонки — был еще суперактивным и драчуном. Он во время выгула не давал проходу сукам, а с кобелями начинал драться. За это Яйцелот был лишен общения с другими собаками.

Началась усердная работа. Чего я только не делал с ним… Выбирал открытые места, избегал кустов, чтобы разогнать собаку, выровнять поиск. Ловил его на противоходе и уходил быстро от него, чтобы увеличить крыло челнока, и глаза собаки привыкали к новым расстояниям. Каждый раз во время параллели ждал момента, когда корпус пса завалится чуть в сторону ветра, и тогда свистел, направляя его в другую сторону. Заводил в высокую траву, тем самым пытался поднять его голову и научить пользоваться верхним чутьем. Наводил на перемещенную птицу, останавливал и держал, закреплял стойку по птице. Научил плавать, слышать и выполнять команды по свистку, жестам. День за днем, неделя за неделей. Прошел месяц, прошел второй.

В августе до охоты были намечены состязания, а Яйцелот все еще к ним не был полностью готов. Неведомая сила заставляла собаку рвать челнок, ковырять носом, искать накоротке. Конечно, время от времени он мне нравился в поле, но это было раз или два — максимум.

Заканчивался третий месяц натаски. Сколько сил, пота и крови Яйцелот вместе с комарами забрал у меня! Оставалось два дня до начала состязаний. Запомнил я тот вечер навсегда. Погода была хорошая, ровный свежий ветер, подросшая отава на лугу… Дупеля в это время слетаются на жировку. Охотники таким моментам дали название — высыпки. Запускаю Яйцелота в надежде на поиск. Смотрю на него и вспоминаю выражения «Через пень колоду», «Без слез не взглянешь». Все тот же рваный, некрасивый поиск, остановки, ковыряние с опущенной головой. Подозвал, успокоил, перешли на другую карту. Такой маневр помогает всем собакам. Уставшая отдохнет, выровняет дыхание, горячая успокоится и будет послушной. Охотник соберется с мыслями.

Снова пускаю собаку искать птицу. Кое-как нашел и отработал одного дупеля. Потом в заветном месте нарвался на высыпку, и пошло-поехало: разогнал всех птиц. Я подозвал, взял на поводок и высказал Яйцелоту все, что о нем думаю. В конце моей тирады он услышал, наверное, самое обидное для кобеля — «А папе скажу, чтобы тебя кастрировал! Никаких девок ты знать не будешь!» И повел пса на базу. Он плелся послушно за мной по дороге. Я молчал, собирался с мыслями.

Перешли канал, повернули к машине, встречный ветер усилился, и тут Яйцелот потянул поводок в сторону луга. Явно собака, подняв высоко голову, прихватила запах. Я почти всегда использую такой момент. Пускаю собаку и вижу другого Яйцелота. Он по прямой, с высоко поднятой головой, в потяжке, пошел по лугу. У кочки с осокой замирает в стойке. Пиль! Собака подается вперед, и дупель взлетает. Он уже у меня на поводке и принимает первое поздравление. Браво!

Я закурил, переживая увиденное! Яйцелот преобразился. Прыгает вокруг меня одновременно на четырех лапах, радуется и зовет лаем, просит пустить. Ладно. Ищи! Как хорошо, что в этот момент на карте было только два дупеля. Второго он нашел в другом конце луга. Другое дело, как он его искал. За эти десять минут он ни разу не опустил голову, быстро искал, широко, красиво. Нашел, поднял, сел по команде! Браво! И… осекся. Стал вспоминать настоящую кличку собаки. Тогда так и не вспомнил, а была она красивая, аристократическая.

Спустя два дня, состоялось состязание, на котором Яйцелот получил свой первый диплом, а спустя неделю, второй, уже с Николаем.

Продолжение следует.

Игорь Стаферов 2 апреля 2016 в 08:03






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    mauro moretti офлайн
    #1  14 апреля 2016 в 20:20

    очень интересно !! Мне понравилось !!!

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑