В лугах под Навашино

В этом году и у меня, и у моего друга Ивана календарный отпуск пришелся на одно и то же число – З сентября. Зная об этом, друг предложил совершить недельную охотничью экспедицию к нему на дачу в город Навашино Нижегородской области.

Фото автора

Фото автора

После коротких обсуждений, после взвешивания всех «за» и «против» это предложение нашло обоюдное одобрение. Чтобы не откладывать задуманное на потом, выезд запланировали на раннее утро 3 сентября. Но прежде чем перейти к самой теме охоты, хотелось бы совершить совсем краткий экскурс в географическое положение района наших будущих охот.


Город Навашино – это своего рода «форпост Нижегородской области» на границе с соседней Владимирской губернией, раскинувшийся на правом берегу Оки. А на левом берегу этой живописной русской реки, напротив Навашино, хорошо виден утопающий в зелени лесов славный древний город Муром, тоже «форпост окраин земель Владимирских».

Упоминая Муром, нельзя не сказать о том, что с нижегородского берега Оки хорошо видна статуя былинного героя Ильи Муромца, стоящего с вынутым из ножен мечом, предупреждающего «ворога лютого» воздержаться от злых намерений и набегов на землю русскую. А вообще о красоте этих мест можно говорить бесконечно (и вполне заслуженно), но пора перейти к теме охоты, так как именно она была конечной целью нашей поездки.

Прибыв на место, разгружаем машину, заносим вещи в дом и сразу же убываем к егерю хозяйства оформлять документы, дающие право на охоту в интересных для нас местах. Такая спешка обусловлена тем, что уже вечером мы хотим выйти с легавой в луга. Вскоре необходимые разрешения и сезонные путевки у нас на руках. Навашинские охотничьи угодья гостеприимно распахнули перед нами двери!

Главным объектом наших охот, конечно же, был коростель. Помимо того что здешние места для обитания коростелей идеальны, следует еще не забывать, что недельный срок нашего пребывания в угодьях совпадал с осенним пролетом этих птиц, начавших уже откочевывать из более северных регионов к местам своих зимовок.

Основным местом наших охот были обширные луга с щедро разбросанными по ним густыми кустарниками, заросшими осокой вперемешку с проволокой-ежевикой. Кому хоть раз приходилось преодолевать на своем пути ежевичники, тот знает, что это такое. Много птиц из открытых участков лугов переместились именно в эти места, что создавало определенные трудности для нашей охоты. Хотя – что уж Бога гневить! – и на открытых участках моему курцхаару приходилось многократно поднимать быстроногих дергачей, особенно, когда они по утрам и вечерам выходили кормиться на чистины, где трава была не такой густой и высокой.

Запомнилась одна утренняя охота, когда на относительно небольшом участке луга за десять минут было поднято шесть коростелей. Мы двигались краем кустарников; полное отсутствие ветра затрудняло работу собаке. Но вот Ромул оживился на птичьих набродах, продвинулся вперед и с разворота замер на стойке. После подводки коростель взлетел у самых кустов и буквально нырнул в них, не позволив Ивану (право выстрела принадлежало ему) даже вскинуть ружье.

А в этот момент впереди одновременно взлетела пара шумовых коростелей и также исчезла в кустах. Но вот, на наше счастье, подул небольшой ветерок, значительно облегчивший работу легавой. И почти сразу же Ромул прихватил верхом запах дергача и перешел на потяжку, но птица, используя быстроту ног, скрылась в кустарнике, не позволив легавой порадовать стойкой охотников.

Зашли на ветер от кустов, и вскоре курцхаар после потяжки замер на стойке. Ну уж этому коростелю мы не позволили обмануть нас. По команде Ромул заставил охристо-рыжего красавца подняться на крыло. Гулкий выстрел друга оборвал полет птицы. Продвинувшись вперед шагов на двадцать, легавая снова прихватила верхом очередного дергача и после потяжки превратилась в скульптуру, застывшую перед запавшей птицей.

Последовала подводка, и разжиревший осенний коростель с ленцой взлетел чуть ли не из-под лап собаки и неторопливо направился в сторону спасительных кустов, но мой выстрел прервал его полет. Вне всякого сомнения, эта встреча с коростелями на ограниченном пространстве была не чем иным, как высыпкой пролетных птиц, избравших в качестве временного пристанища этот участок луга.

С учетом того, что на пару дней к нам приезжал из Иванова свояк друга – Алексей Дементьев (на его долю пришлась пара коростелей), суммарно за выезд нами был добыт двадцать один коростель. И это при том, что из-за дождя мы были вынуждены пропустить два утренних и одно вечернее поле. Все птицы были буквально залиты жиром, что делало трофеи востребованными и желанными.

Из других охот по болотно-луговой дичи хочется коснуться охоты по бекасу и гаршнепу. Эти представители красной дичи для нас, как и для подавляющего большинства легашатников, представляли огромный интерес, но… Сразу хочу оговориться, что классическая охота по ним из-под стойки легавой получилась результативной на пятьдесят процентов, так как из четырех добытых птиц (два бекаса и два гаршнепа) только пара (бекас и гаршнеп) была добыта по законам правильной охоты.

Дело в том, что основная масса птиц держалась в высокой осоке на открытых окнах грязевых отмелей, подернутых ржавчиной. С ветром тоже не везло, и, как следствие, такие условия вынуждали птиц быть предельно строгими и не позволяли легавой работать по ним классически – со стойкой. Другу удалось на этой охоте добыть погоныша.

Из полевой дичи основным объектом наших охот были перепела и соседствующие с ними в полевом разнотравье представители боровой дичи – тетерева. Относительно этих охот хочу сказать, что по заведенной традиции мы не стреляем тетерок, несмотря на то что осенью законом это не запрещено. Но так уж повелось! Всего же их было поднято Ромулом десятка полтора, не меньше.

Похоже, тетерки знали о нашей традиции, так как большинство из них сидело в траве до последнего, и поднимались они прямо из-под морды курцхаара, зачастую обдувая его на взлете взмахами своих крыльев-вееров. Раза четыре из-под стоек легавой вылетал еще не окрепший молодняк перепелов, но улетали они, естественно, не слыша выстрелов вдогонку.

А один раз из-под скульптурной стойки Ромула взлетел выводок, насчитывающий двенадцать птиц, но все они, кроме взлетевшей с ними перепелки-мамаши, были поршками, поэтому, чтобы излишне не горячить собаку, я увел ее в сторону. Всего же на этих охотах нами было добыто два тетерева-петуха (по одному каждым из нас) и шесть перепелов.

Охота на уток проходила как на вечерних перелетах, так и с собакой во время охоты по болотно-луговой дичи в лугах. Старица реки Теши, впадающей в Оку, являла собой надежное пристанище для утиной братии. Кроме этого, всевозможные ляды, баклуши, небольшие болотины с плесами и другие водоемы, доставшиеся в наследство лугам от весеннего разлива Оки, также были привлекательны для водоплавающих. Именно здесь и ждали мы по вечерам свиста утиных крыльев. А трофеями утиных охот стали три кряквы и четыре чирка.

Вот таким получился наш выезд в Нижегородскую область под город Навашино. Ярким метеором пронеслась неделя пребывания на нижегородской земле. Но воистину все хорошее имеет свойство заканчиваться: нам пора было собираться домой. Как часто бывает в таких случаях, уезжали мы из ставших уже родными мест немного грустными, но в душе каждого теплился лучик надежды побывать здесь с легавой в сентябре следующего года.

Виктор Лукашов 29 октября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑