Пойнтерист и художник

За мою жизнь в охотничьем собаководстве мне довелось повидать немало замечательных людей – владельцев прекрасных собак. С ними я встречался на выставках, полевых испытаниях и состязаниях. С некоторыми сложились дружеские отношения.

Фото из архива автора

Фото из архива автора

В деревне Владыкино, расположенной в Новгородской области на берегу реки Уверь, у меня был кров и возможность принять гостей. Сюда приезжали многие мои друзья, в том числе давний приятель и спутник на охотах Кирилл Михайлович Петров-Полярный. Однажды он пожаловал с молодой сукой Исис, вывезенной из Франции. Эта собака была подарена ему президентом пойнтер-клуба Франции Жан-Клодом Дарригадом. Кирилл был намерен использовать ее для совершенствования российских пойнтеров. Об этом расскажем немного позднее.


С Кириллом Михайловичем я знаком более 40 лет. Были у нас встречи на выставках собак, полевых испытаниях и состязаниях и, наконец, встречи с друзьями по различному поводу. Кирилл Михайлович – художник, и это многое объясняет в его жизни и деятельности.


Его детство совпало с началом Великой Отечественной войны и блокадой Ленинграда. Он был не только жителем блокадного города, но и активным его защитником. В больнице им. Раухфуса, где тогда работала его мать (детский хирург) он в составе бойцов ПВО участвовал в ликвидации зажигательных бомб, дежурил на чердаке здания больницы во время бомбежек и в свои 11 лет получил заслуженную награду – медаль за «Оборону Ленинграда».
После окончания войны Кирилл увлекся охотой и охотничьими собаками. Как художника, его заинтересовал пойнтер: своим экстерьером, поведением и работой в поле он оказался наиболее близок его эстетическим взглядам.


Кирилл считает, что первым его наставником и учителем в собаководстве был Валентин Иванович Курдов – известный в стране художник-анималист и пойнтерист. От него в 40-х годах Кирилл получил своего первого, годовалого, пойнтера по кличке Ром. В дальнейшем от него же он получил кофейно-пегую суку Сеппи, которую натаскал на первый диплом III степени по болотной дичи.


В 50-е годы Кирилл Михайлович решил стать профессиональным художником и поступил в художественно-промышленное училище им. В.И. Мухиной. Вскоре пришло время служить в армии, и свою собаку пойнтера Сеппи он передал опытному охотнику и пойнтеристу И.П. Храмцову с просьбой повязать ее с Пенчем Курдова и вырастить для него кобеля. По возвращении из армии его уже ждал черно-пегий кобель Мизгирь.


Наши судьбы с Петровым-Полярным пересеклись в середине 50-х годов. Однажды мой отец сообщил, что продается взрослая собака – пойнтер, сука. Ее владельцем был охотник Козловский, живший в поселке Металлострой. У нас тогда не было охотничьих собак, и мы решили поехать посмотреть этого пойнтера. Из разговора с хозяином выяснилось, что он приобрел Пегги (так звали собаку) у В.И. Курдова. Хозяин показал ее в поле, правда, дичи не оказалось, но Пегги нам понравилась, и мы привезли ее к себе.


Дома мы называли ее Пешка, она была очень послушной и умной собакой, и мы с отцом несколько лет успешно охотились с ней по болотной и боровой дичи. Пегги была первой легавой собакой, с которой я охотился самостоятельно. Она была хорошо поставлена, никогда не гоняла дичь, обладала средним чутьем, но не делала пустых стоек. Это был тот случай, когда опытная собака учила охотиться молодого ведущего, и я очень благодарен ей за науку.


Кирилл не раз говорил, что Валентин Иванович Курдов заложил основы полевой работы с пойнтерами, которыми он неоднократно пользовался в дальнейшем при натаске своих собак. Необходимо как можно раньше приступать к натаске собаки, выявлять ее природные качества и закреплять то, что генетически ей присуще, а также сохранять и развивать эти качества. Очень важно наладить контакт с собакой и не наказывать ее даже за неправильные действия. Принципиальных возражений против этого у меня не возникло. Однако, бывая с Кириллом и его собаками на охоте, например по вальдшнепу, я наблюдал иногда, что посланная в поиск собака пропадала в кустах или в лесу, и контакта с собакой, о котором говорил Кирилл, не наблюдалось. Справедливости ради необходимо сказать, что все его собаки без исключения получали высокие оценки как в поле, так и на выставках. А многие из них неоднократно подтверждали свои высокие результаты. Так к/п кобель Майкл (в пятимесячном возрасте перенес сложнейшую операцию на задние лапы (по два перелома на каждой ноге), но, несмотря на это, впоследствии показывал очень высокие результаты на испытаниях и состязаниях, имел два диплома I степени и два раза под разными экспертами (М. Холеев и И. Ризнич) был победителем Ленинградских областных полевых состязаний.

 

Эксперт А.А. ЧУМАКОВ вручает приз К.М. ПЕТРОВУ-ПОЛЯРНОМУ


Итак, Кирилл после службы в армии получил черно-пегого кобеля Мизгиря. Во второй половине 50-х годов Петров-Полярный работал в п. Рябово Ленинградской области, где создавал керамический участок на базе кирпичного завода. В лесах под Рябовым водились тетерева и другая лесная дичь. Однажды в лесу Мизгирь ушел в поиск, и Кирилл потерял его из вида. Когда пес вернулся к хозяину, стало понятно, что он нашел дичь. Мизгирь подвел к птице и сделал стойку. Это был классический случай проявления анонса у легавой собаки. Кирилл закрепил это врожденное качество Мизгиря и впоследствии с успехом им пользовался. Здесь видна явная аналогия: как меня учила охотиться Пегги, так Мизгирь учил охотиться Кирилла.


Природные качества Мизгиря и способность к анонсированию высоко ценились экспертами. Один из опытнейших экспертов того времени Кузьма Павлович Нестеренко после прекрасной работы Мизгиря по выводку тетеревов с анонсом без колебаний выдал ему диплом II степени. В те времена, особенно в Ленинграде, дипломы выдавались очень строго, и, чтобы получить такой диплом, нужно было убедительно показать достоинства собаки, ее умение пользоваться чутьем, контактность с ведущим, вежливое отношение к дичи. У Мизгиря было еще 6 дипломов III степени по болотной дичи, и он никогда не уходил с поля без полевого диплома.


Кириллу Михайловичу посчастливилось быть знакомым с Александром Ивановичем Богомоловым, который к нему благосклонно относился. Вместе с Александром Ивановичем Кирилл работал с легавыми собаками, в том числе и с Мизгирем.


Кирилл Михайлович рано начал готовиться к деятельности эксперта в собаководстве. В 1946 году он был стажером на выставке охотничьих собак в Ленинграде, где в ринге главным экспертом был знаменитый пойнтерист, эксперт Всесоюзной категории А.В. Богданов. Кирилл был слушателем первых послевоенных кинологических курсов в 1946 году, но не смог тогда получить звание эксперта, поскольку ко времени сдачи экзаменов был болен. Однако это не помешало ему стать признанным знатоком в охотничьем собаководстве, особенно в разведении, оценке экстерьера и полевых достоинств пойнтеров. Известный эксперт и дратхаарист Иван Иванович Ризнич называл К.М. Петрова-Полярного «вечным стажером».


Действительно, работа эксперта на выставках и в поле отнимает много времени и сил, и вероятно, у такого творческого человека, как Кирилл, просто не хватало времени и возможностей для глубокого погружения в сферу экспертизы собак. Зато он уделил много внимания более узкой проблеме в собаководстве – разведению собак и пропаганде пойнтеров. Недаром Кирилл подружился с пойнтеристами из Финляндии, Франции и других стран. Финские ведущие эксперты Эвалд Тилланен и Эса Лауденсу стали его близкими друзьями.


Кирилл Михайлович много уделял внимания полевой подготовке своих собак. Надо сказать, что Ром был получен от первой послеблокадной вязки собак кровей знаменитого пойнтериста А.В. Богданова. Если мы с Кириллом были жителями блокадного Ленинграда, то Рома можно назвать блокадным страдальцем. Ведь именно у собак и кошек тогда было много шансов быть съеденными людьми.


Кирилл Михайлович регулярно участвовал во многих полевых состязаниях легавых собак, в том числе самого высокого уровня. Он не раз принимал участие в матчах команд России, Белоруссии и других регионов на так называемой «Горке». Потомки его собак, такие как ч. Фрам и п.ч. Атос В. Селиванова, ч. Анжу О. Носкова и другие побеждали на полевых состязаниях высокого ранга – например, на открытом чемпионате России среди легавых собак по болотно-полевой дичи «Сороть-2006», посвященном памяти
Р.Ф. Гернгросса, где мне пришлось быть главным экспертом.


Петров-Полярный с давних пор бывал на выставках охотничьих собак, организованных охотничьими обществами Ленинграда, Москвы и разными кинологическими центрами. Например, в 1957 году он участвовал с Мизгирем на Московской юбилейной XXV выставке, на которой получил оценку «отлично» в средней возрастной группе под экспертизой известного специалиста в охотничьем собаководстве А.В. Платонова.


Выставки всегда были праздником для собаководов, приносили радость общения с единомышленниками, знакомства с новыми людьми и собаками.
Как уже было сказано, К.М. Петров-Полярный – художник, занимается прикладным искусством, член Союза художников с 1959 года. Он много работал в творческих мастерских Прибалтики, создавал архитектурные проекты в Донбассе, выполнял заказы министерства культуры. Основная часть работ Кирилла Михайловича находится в музеях нашей страны и за рубежом.


Хороший стиль всегда оставался важнейшим условием жизни этого человека и художника. Отсюда и его пристрастие к пойнтерам, ибо именно эти собаки отличаются атлетически изящным телосложением, благородством и скульптурностью облика. Эксперт А.В. Платонов впервые сформулировал тип конституции пойнтера как собаки «крепкой сухой конституции», и это определение вошло в стандарты породы в России. А примером был взят пойнтер Мизгирь К.М. Петрова-Полярного.


Возвращаясь к теме пойнтеров, отметим большую активность Кирилла Михайловича в организации пойнтер-клуба в Санкт-Петербурге. Ему удалось собрать единомышленников и любителей этой породы, наладить связи со многими российскими и зарубежными пойнтеристами. Кирилл Михайлович в течении трех лет был бессменным руководителем секции пойнтеров ЛОООиРа. Команда, состоящая из потомков Дюка, занимает первые места на областных полевых состязаниях.


От пойнтеров Петрова-Полярного пошли многие пойнтеры с выдающимися экстерьерными и полевыми достоинствами. Один из них – Девис 1975/п. Мне довелось судить его в поле по вальдшнепу, и он показал лучшую работу, какую я когда-либо видел по этому лесному кулику. Он стал в довольно редком ольшанике и после посыла поднял вальдшнепа, который переместился недалеко. Место посадки было замечено; кобель был послан в поле (тогда по согласованию с обществом охотников и охотинспекцией было разрешено проводить испытания с отстрелом дичи), и перемещенного вальдшнепа Девис сработал четко с дальностью за 18 метров. После подъема птицы ведущий выстрелил, кулик упал в густую траву. Собака, посланная вперед, быстро нашла птицу и стала над ней. Девис заслуженно получил диплом I степени по лесной дичи.
Фрам 1906/п В.А. Селиванова был просто выдающимся потомком Дюка. Как уже было сказано, Кирилл Михайлович получил в подарок из Франции суку Исис, которую хотел повязать с Дюком. Но неожиданная кончина Дюка не позволила осуществить этот замысел. Тогда Кирилл Михайлович повязал Исис с его сыном Фрамом и получил очень интересное потомство.


Сейчас у Кирилла Михайловича живет ч.п. кобель Байрон, который достойно продолжает род своего знаменитого предка Дюка.
Мы верим, что долгая и насыщенная событиями жизнь Кирилла Михайловича будет продолжаться еще многие годы. Пожелаем ему успехов в творчестве и разведении его любимой породы пойнтеров.

28 сентября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑