Долгожданный праздник

Фото автора

Фото автора

Вот и пришло долгожданное 25 июля. В соответствии с новыми Правилами охоты теперь эта дата является фиксированным сроком открытия охоты с подружейными собаками.

Это новшество стало своего рода подобием Петрова дня (12 июля), когда почти повсеместно разрешалась охота на пернатую дичь. Хорошо это или плохо – у каждого охотника на этот счет существует свое мнение. Для пенсионеров и отпускников это, наверное, хорошо, а вот работающим охотникам фиксированная дата открытия сезона, выпавшая на будний день, создает определенные трудности.

Приходится обивать пороги кабинетов высокого начальства, чтобы всеми правдами и неправдами заполучить выходной на этот день или же получить разрешение воспользоваться заработанным отгулом, припасенным специально для этого случая. Наконец-то все проблемы улажены, пора со своими верными помощниками отправляться в угодья встречать долгожданный праздник открытия охоты.

Со своим преданным другом курцхааром Ромулом двигаемся по полю, изобилующему небольшими островками молодых березок, перемешанных щедро разбросанными по нему розовыми шапками иван-чая.

Легашатникам хорошо известно, что для успешной охоты с подружейными собаками очень важны два фактора: отсутствие жары и наличие умеренного ветерка. Так вот, что касаемо этих слагаемых добычливой охоты, следует уточнить, что ветра не было вообще (он появился часам к восьми), да и назвать погоду прохладной тоже язык не поворачивается. Но открытие есть открытие, поэтому, невзирая ни на какие трудности, мы упорно искали встречи с украшением русских лугов и полей – быстроногим рыжим коростелем.

Замечаю, как курцхаар закружил на набродах, а продвинувшись вперед, замер в грациозной стойке перед небольшим островом клевера. Меня словно током пронзило! Вот она – первая стойка нового сезона! Полюбовавшись некоторое время застывшей перед причуянной дичью легавой, с ружьем на изготовку подхожу к ней и посылаю поднять птицу на крыло.

Я знал, что стрелять мне не придется, так как был уверен на все сто процентов, что Ромул стоял по перепелу. После энергичной подводки из бледно-розового клевера шумно вырвалась пара округлых перепелов, а вскоре силуэты этих миловидных птиц скрылись за розовой полоской разросшегося иван-чая. Как я уже упоминал выше, мое ружье молчало, ибо перепел является представителем полевой дичи, охота на которую по тем же новым Правилам открывается с 5 августа.

Не услышав выстрелов, курцхаар оглянулся и посмотрел на меня с укором и недоумением. «Почему не стрелял? Что я не так сделал?» – говорил его взгляд. Милая, добрая собака! Что я могу ответить на твой укор! Подхожу к Ромулу и, не скупясь на похвалу, поглаживаю его за ушами, одновременно объясняя, что на полевую дичь охотиться можно будет только через десять дней. Полагая, что моя речь возымела нужное воздействие на курцхаара и сыграла свою положительную роль, мы продолжили охоту.

Через несколько минут мне вновь представилась возможность любоваться застывшим на стойке Ромулом. Ну а дальше, все как бывает положено в таких случаях: подводка, шумный взлет плотненького перепела и четыре искрящихся глаза жадно проводили взглядом быстро удаляющуюся птицу. И снова я из охотника превращаюсь в лектора общества «Знания», дающего разъяснения курцхаару, почему не последовало выстрелов.

После пятой стойки по перепелу мое красноречие иссякло, я уже не знал, как мне объяснить четвероногому другу свое необычное поведение.

Будучи законопослушным гражданином и охотником, начинаю анализировать сложившуюся ситуацию. Прекратившийся ветерок да начавшее пригревать солнышко наводят меня на мысль закончить утреннюю охоту.

Жаль, конечно, что встреча с коростелем не состоялась. Вероятнее всего, птицы скатились с полей в овраги, заросшие кустарником да высоким бурьяном. В это время там больше прохлады. Кроме того, следует помнить о линьке старых птиц, да и не надо забывать о неокрепших еще до конца крыльях молодняка.

Подойдя к месту нашего бивака, увидел друга Юру, кормящего своего спаниеля. Обменявшись впечатлениями об утреннем поле, узнаю, что у друга была схожая проблема. Спаниель тоже недоумевал, почему его хозяин не стрелял поднятых им перепелов.

Из-за жары вечернюю охоту пришлось начать позже обычного. И снова, как и утром, последовали стойки курцхаара по перепелам. Очень красочной и запоминающейся получилась работа собаки по выводку куропаток. На параллели челнока Ромул развернулся и с хода перешел на потяжку. Вот он – пик красоты охоты с легавой!

Голова задрана вверх (благо, умеренный ветерок способствовал проявлению чутья), ноздри раздуты, а хвост чуть приподнят над линией спины. На полусогнутых ногах легавая двигалась к источнику волнующего ее запаха. Шаги становились все медленнее, медленнее, и, подогнув под себя переднюю лапу, Ромул замер в грациозной стойке.

То, что пес стоял по выводку куропаток, у меня не вызывало ни малейшего сомнения. После быстрой, энергичной подводки из полевого разнотравья шумно вырвался выводок куропаток. Численность куропаточьей стаи составляла десятка полтора птиц. Молодые куропатки достигали размеров взрослого перепела, не больше. Планирующем полетом стая достигла оврага и приземлилась в нем.

Направляясь полем к месту нашего ночлега, Ромул вновь прихватил верхом заинтересовавший его запах и перешел на потяжку, которая вскоре закончилась стойкой… по ежику. Этот комичный эпизод подвел черту нашей охоте.

И вновь раннее утро. Солнце еще не взошло. С разных сторон поля слух ласкает перепелиное «подь-полодь, подь-полодь». Небольшой ветерок, помимо свежести, вдувает в нас с курцхааром определенную долю охотничьего оптимизма и надежды на успех.

Усаживаю Ромула на краю поля, отхожу в сторону, снимаю с плеча ружье, закладываю в стволы пару патронов с «девяткой», после чего командой «ищи!» посылаю его в поиск. Уловив в моем голосе нотки уверенности и решимости, собака с азартом принимается челночить по полю. Продвинувшись вперед метров на сорок, курцхаар замер на месте возле обросшего травой куста пижмы с согнутой передней лапой. Быстро подхожу к нему и посылаю подать птицу под выстрел.

После подводки из травы шумно взлетел кургузый перепел. Вскидываю ружье, накрываю стволами удаляющуюся птицу и плавно нажимаю пальцем на спусковой крючок. Заряд «девятки» догоняет перепела, отчего он, подломив крылья и роняя выбитые дробью перья, исчезает в полевом разнотравье. По команде легавая доставляет трофей в мои руки. Как же преобразилась собака после апортировки! Совсем не то, что было на прошлой охоте. Вот теперь все стало на свои места.

Проходит не более пяти минут, и второй битый перепел, благодаря легавой, пополняет мои трофеи. Уложив птицу в ягдташ, снова посылаю Ромула в поиск, перезаряжая ружье на ходу. Закрываю стволы, двигаю кнопку предохранителя вперед. Кручу головой влево-вправо и к большой своей радости замечаю возле острова щетинника застывшего на стойке курцхаара…

Похоже, что сегодняшний день, 5 августа, – день открытия охоты по полевой дичи, в полной мере оправдает наши надежды. Уж очень хотелось, чтобы охотничья удача в этот день была дружна с нами!

Виктор Лукашев 19 августа 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑