«Копать» или не «копать»?

Идея познакомить со статьей Жюльена Доминго российских легашатников родилась сразу, как только я обнаружил ее, листая в ожидании своего рейса в аэропорту, выходящий во Франции «Национальный журнал охоты».

Фото из архива автора Фото из архива автора

Сам предмет разговора — верхнее или нижнее чутье — вопрос, по-моему, вечный и по-прежнему злободневный. В общем, показалось, что статья заслуживает внимания сама по себе.

Хорошее чутье — это правильное чутье! Таким мог бы быть девиз охотников с легавой, по крайней мере тех, кто использует своих помощников для охоты по перу, в частности на куропатку, фазана и вальдшнепа. Потому что наиболее эффективно ваша собака действует отнюдь не тогда, когда опускает нос к земле, совсем нет...
 

Осень 2011 года на Средиземноморье выдалась влажной, и это мягко говоря! С конца октября до середины декабря дождливые периоды большей или меньшей интенсивности следовали один за другим, в регионе от Ниццы до Перпиньяна дожди шли практические непрерывно почти месяц. Эти обстоятельства повлекли за собой неожиданные последствия и, помимо влияния на моральный дух охотника, сказались на чутье собак: привели к более частым следовым работам, постоянным причуиваниям к испарениям почвы, пустым стойкам... Одним словом, в начале нынешнего сезона наши помощники оказались в сложном, тяжелом положении. Давайте поразмышляем — почему.


«НОС В ЗЕМЛЮ» ОЗНАЧАЕТ ТРУДНОСТИ

Принято считать, что каждый раз, когда собака опускает нос и начинает разбираться с исходящими от почвы испарениями (говоря другими словами, «переходит к следовой работе»), то, скорее всего, она оказалась в затруднительном положении. Это, конечно, не касается собак, работающих по кровяному следу, или собак-ищеек, просто идущих по следу, «припадающих», как принято говорить, к холодным следам, оставленным ночью или даже накануне. Для последних, чья задача заключается в распознавании старых следов, не остается иного выбора, и в этом их основной талант. Но когда речь идет об охоте на дичь, которая «на ходу» , т.е. склонная в первую очередь убегать от опасности, а не взлетать (например, куропатка или вальдшнеп), собака должна держать чутье высоко.
 

Даже гончие, поставленные на след только что поднятого кабана, начинают преследование с высоко поднятым носом. Если в какой-то момент они вновь опускают нос и начинают разбираться в земле, это значит, что след потерян и вы рискуете упустить зверя и будете вынуждены искать нового. В еще большей степени это верно, когда речь идет о легавых. И, тем не менее, мы часто видим, как радуется охотник, когда его помощник припадает носом к земле, причуяв более или менее свежий след, возбуждается и усиленно машет хвостом (как иногда говорят, «подгоняет себя хвостом»).

ПРОЩАЙТЕ, КУРОПАТКИ, ВАЛЬДШНЕПЫ...
Обычно, оказавшись в такой ситуации, собака начинает неистово кружить, и редко когда ей в итоге удается правильно разобраться со следом. А за это время куропатка проделает километры пути, а вальдшнеп как минимум перепорхнет.
 

В лучшем случае, действуя таким образом, ваша собака в конце концов просто толкнет дичь, не сумев отработать ее со стойкой, поскольку в таком состоянии, «подгоняя себя хвостом», ей очень сложно понять, на каком расстоянии находится дичь. Легавая должна охотиться именно с высоко поднятым чутьем, идет ли речь о сеттере, другой островной легавой или эпаньол бретоне.
 

Кстати, лучшие легавые при охоте на зайца, которых мне довелось видеть, были в точности похожи на легавых при охоте на куропатку: высоко поднятая голова, властный вид, взгляд, выражающий уверенность в том, что ей удалось обнаружить дичь, именно здесь, как раз впереди.

 

ПОДСТЕГИВАЙТЕ, УСКОРЯЙТЕ ШАГ
Поэтому опытный охотник с легавыми всегда с удивлением будет смотреть на новичка, который приходит в состояние крайнего возбуждения, увидев, как его собака начинает подгонять себя хвостом, и не только ждет, но даже подбадривает своего питомца, надеясь, что тому удастся поднять птицу на крыло. Если вам нравится охотиться именно таким образом, существуют замечательные собаки, которые призваны поднимать дичь без стойки: кокеры, спрингеры... Они превосходно справляются с этой задачей, они выведены именно для ее выполнения (хотя и некоторые из них охотятся с высоко поднятым носом) и обладают не меньшими достоинствами по сравнению с другими популярными породами, как, например, сеттеры или пойнтер. Но если у вас легавая, то вы ничего не выиграете, когда в такой ситуации предоставите ей свободу действий, вы тем самым портите ее охотничьи качества, и результативность охоты однозначно снижается. Наоборот, когда собака больше нескольких секунд продолжает разбираться низом, ваша задача отозвать ее словами: «Алле, алле, вперед, алле!», возможно, жестами указать ей новое направление и в особенности ускорить свой шаг в направлении того места, где вы хотите продолжать охоту. И, главное, вы не должны безучастно ждать ее и уж в любом случае не поощрять..


Жюльен Доминго
«La Revue
nationale de la chasse»
N 772, janvier 2012

Однако уже дома, по мере того как я ломал голову, подыскивая французским выражениям более привычные уху термины, появилось желание, не то чтобы поспорить, скорее прокомментировать некоторые положения статьи с точки зрения рядового российского легашатника.
 

В книге Э. Лаверака «Сеттер» в свое время я обнаружил очень интересное суждение. Лаверак пишет примерно следующее. Конечно, собака, обладающая верхним чутьем, имеет огромные преимущества перед той, которая работает в основном низом, и по эффективности охоты, и по эстетике и красоте работы. Но чуть дальше по тексту следует неожиданная фраза: «Но если вдруг вам попадется собака, одинаково хорошо работающая и верхом и низом, знайте, такой собаке нет цены!».
 

 

СОВЕТЫ ДОМИНГО. На фотографиях вы видите нормальный поиск для спаниеля, но такая манера нести голову в поиске является недопустимой для легавой. Когда собака начинает «копать», предотвратить это помогут несколько способов. Прежде всего, ускорьте шаг, покиньте как можно скорее это место, дав тем самым понять, что такой «цирк» и такой способ охоты вас не интересуют. Говорите твердо, используя знакомые ей команды. Это может быть — «Нет, нет!» или «Алле, алле!», но в особенности не стоит употреблять — «Где вальдшнеп? Где он?». Наконец, одно из решений, про которое мы забываем, особенно при слабом ветре, в том, чтобы направить собаку против ветра, правильно определить направление ее движения. Это еще одно отличное средство помочь ей охотиться с высоко поднятым носом. Фото ЖЮЛЬЕНА ДОМИНГО/LA REVUE NATIONALE DE LA CHASSE


 

Оставим пока вопрос, где взять такую собаку, как добиться от нее умения сочетать одинаково хорошо такие разные и даже противоречащие друг другу навыки работы.
Но вот надо ли нам в России, при наших охотах, всегда и непременно строго пресекать все попытки собаки работать низом, как об этом пишет Доминго?
Французы не знают охоты на коростеля, а у нас это нередко чуть ли не главный возможный трофей. А четких работ со стойкой, когда после посыла коростель поднимается сразу и строго по чутью, по моим наблюдениям — одна из десяти в лучшем случае. И что делать, когда собака, совершенно явно по ее поведению, обнаружила коростеля, он на сто процентов здесь, в радиусе десяти метров, бегает в траве? Отзывать: «Алле, алле, пошли отсюда»? Или, сняв ружье с предохранителя, голосом поощрить то и дело фыркающую в траве от обилия следов собаку в ее поисках? Лично я предпочитаю второе.
 

А на состязаниях? Ну, попался вам этот треклятый коростель, как бы вы собаку не удерживали, чтобы она в эту сторону не пошла. И вот стойка. И явно по коростелю. И судьи за спиной строго и непререкаемо говорят: «Теперь пусть поднимает, иначе — пустышка!» И как поднять, не поощряя собаку и даже не помогая ей самому?
Ладно — коростель, а тетеревиные выводки, которых французы тоже не знают. Сколько раз было, когда выходишь из леса на поляну, а там утренние наброды, времени часов девять, выводок уже в кустах, метрах в ста, а то и дальше, ветра практически нет. Я, полагающий, что лучше знаю, где сейчас находится выводок, отзываю собаку от копания в набродах, заставляю ее пойти в «правильном» направлении, а потом слышу, как за спиной в кустах один за другим поднимаются тетерева… И наоборот, если хватит терпения и ума подождать, пока кобель разбирается в набродах, он начинает вести по ним сначала низом и только потом, уже причуяв саму птицу, поднимает голову и твердо стает.
 


 

Фото ЖЮЛЬЕНА ДОМИНГО/LA REVUE NATIONALE DE LA CHASSE

 

Еще одно соображение. Как быть с континенталами, которые выводились именно как универсальные собаки, что предполагает в том числе и умение пользоваться нижним чутьем? Я сейчас даже не о кабане или о барсуке, не о копытных, не о такой универсальности, по поводу которой не утихают споры. Кто-то использует курцев и дратов на такой охоте, охотится успешно, и хорошо, и пусть. Лично я — нет и никогда со своими дратхаарами не буду. Но думаю, что очень многие владельцы немецких легавых, прекрасно работающих по птице, не отказались бы от возможности, чтобы их собака в случае необходимости прошла по следу подранка. Так вот, на последних внутрипородных состязаниях дратхааров МООиР по кровяному следу пролетело три четверти собак, пролетело в первую очередь из-за попыток поднять голову и поскрее найти тушу верхом. И находили, конечно, если шли без поводка! Только оставались без диплома. Один из владельцев даже легкую претензию высказал, след то, мол, проложили так, что собака против ветра шла, как же здесь нос не поднять!
 

Я наблюдал работу многих собак на этих состязаниях, и было совершенно очевидно, что собаки не то, чтобы не интересуются следом, нет, просто стремятся моментально перейти на работу верхом, потому что так приучены, потому что этого обычно от них требуют хозяева на охоте. И безусловно, что дело здесь в отсутствии соответствующих навыков у собаки, умения по команде владельца перейти строго к следовой работе. А такие навыки приобретаются только долгими, кропотливыми, регулярными тренировками, без них рассчитывать на успешную и стабильную работу по кровяному следу можно с трудом. (Последнее, кстати, полностью относится и ко мне лично; мой Грэм пролетел со свистом, хотя у него несколько дипломов по этому виду, в том числе и 2-й степени).
 

 

Фото из архива автора

Хочу быть понятым правильно: конечно, в поле собака должна работать преимущественно верхом, спора тут не получится. Но тысячу раз прав Лаверак, когда говорит о достоинствах собаки, умеющей сочетать работу верхом и низом, понимающей, что в этой конкретной ситуации от нее требуется умение сначала разобраться в набродах или следах и потом перейти к работе верхом.
 

Владимир Романов 12 мая 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑