Мои охоты с Кэт

Первую весеннюю охоту в прошедшем 2011 году мы с моим пойнтером Кэт провели на северо-востоке Московской области. Охоту открыли, когда в лесу снега было по колено, так что место, где приходилось стоять, нужно было предварительно утаптывать.

Фото автора Фото автора


Проталин не было, и снег сошел только в полях и лугах. Тяги практически никакой: или пусто, или одна-две птицы, и редко на выстреле. Одна радость – днем с собакой в лугах пугать пролетного бекаса.
Вторая весенняя поездка – в Вологодскую область. Не столько ради охоты, сколько для натаски молодых собак по дупелю. Здесь снега в лесу почти не было, и тяга шла, как обычно идет в этих местах: 5–8 на виду и слуху и 2–5 на выстреле. Стрельба довольно тяжелая: мелколесья мало, вальдшнепы идут под верхушками деревьев довольно высоко.
О других птицах. Гусь шел неплохо, но теперь кругом засилье камуфлированных «гусятников» с автоматами, магнумами, четырьмя нулями и электроманками. Стреляют на любом расстоянии. Утки совсем немного, но и их стаи автоматчики не оставляют в покое. Токующих тетеревов тоже очень мало: один-два на слуху.
В лугах было сухо, и сперва мы очень огорчились: знакомые дупелиные тока почти не функционировали. Но потом почти случайно, благодаря Кэт, нашли прекрасный ток (штук сорок), так что молодым собакам было где разгуляться.
На одном поле ребята тоже обнаружили «дупелей», но каких-то, по их словам, странных: сидят и поднимаются небольшими стаями. Редких одиночных птиц собаки и работали. Я посмотрел на этих птиц и понял, что это очень редкие у нас ржанки, которые, видимо, останавливались отдыхать на пролете.
После того как натасканные по дупелю собаки получили у нас на испытаниях и состязаниях дипломы, мы решили ехать на юг, чтобы довести их до рабочих кондиций по перепелу, а заодно и поохотиться.
Поехали на Ставрополье. Но перепела там не оказалось. То есть он был, очевидно, но сидел в неубранной кукурузе и подсолнечнике, а в стерню зерновых полей вылезать не хотел. Постреляли чуть-чуть куропаток, а Кэт нашла выводок фазанов, которые после подъема расселись на деревьях наподобие наших тетеревов.
Созванивались с Майкопом. Там нам сообщили, что пролет перепела еще не начался, но у них есть свой, хотя по их местным понятиям это не перепел.
Что ж, едем за 500 километров в Адыгею. Перепел есть. На поле по пять – десять работ. А для наших целей больше и не надо. Привели собак в полные кондиции по перепелу и слегка постреляли сами.
Теперь основная информация о вальдшнепе. Примерно в середине октября поехали мы на Север, на охоту по местному вальдшнепу. Мои ребята там уже дважды были и каждый раз оставались очень довольны. Последние сто с лишним километров преодолели по грейдеру, который идет через тайгу. Кое-где вдоль дороги видели таблички «Свободная охотничья зона». По этому случаю в местном райцентре егеря нет, его уволили за ненадобностью.
Охота происходила в основном следующим образом. Большая часть птиц находилась в заросших мелколесьем вырубках, где и ружья поднять нельзя, не то что пошевелить стволами. Перемещались мы по более проходимым закрайкам. Обычно за выход насчитывали от десяти до двенадцати подъемов. Вальдшнеп большей частью молодой, пенькастый и еще не зрелый. Старые птицы также были не очень упитанными.
Птицы, как правило, сидели поодиночке, видимо, к высыпкам еще не готовились. И лишь однажды, в пределах одной небольшой поляны, было поднято восемь штук.
Лес стоял еще в полном летнем наряде, в листве. Собака на виду бывает нечасто. О том, что она где-то стала, мне подсказывала некая интуиция. Ребята вешали на шею собакам колокольчики, но я этого не делал. Вот собаки нет. Спешу в том направлении. Вижу – стоит. Команда «вперед» – и птица поднимается. Бегущих нет. Вальдшнеп уходит либо совсем низом, либо тянет между стволами деревьев, либо свечкой. В любом случае стрельба через листву, кусты и деревья очень трудная, нужна хорошая реакция. Стрелять чаще всего приходится на «авось»: глядишь, повезет. И еще загадка: моя Кэт довольно белая, и ее, как правило, хорошо видно. Но вот как ребята умудряются разглядеть палевого пойнтера или кофейного курцхаара – мне непонятно.
Другой птицы, кроме вальдшнепа, в тайге практически не было. Брусника сошла, и поэтому вся боровая дичь сместилась в болото на клюкву. Всего за неделю на три ствола и четырех собак было взято 30 вальдшнепов, 1 глухарь, несколько рябчиков, одна утка и две белых куропатки. Моя доля в этом охотничьем пиршестве была довольно скромной, но зато собаки выработали блестяще.
Вот, кажется, и весь мой отчет для «РОГ». Впереди долгая зима и время строить планы на следующий сезон.
 

Виталий Шварц 13 января 2012 в 12:50






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑