Охота с лайкой на мелких куньих

Мелкими куньими традиционно принято называть несколько видов пушных зверьков, принадлежащих к одному семейству. В Европейской России это горностай, темный, или лесной, хорь, европейская и американская норка. В южной части этого региона к ним добавляется светлый хорь, ареал обитания которого доходит до зоны пустынь. За Уральским хребтом, вплоть до Дальнего Востока и границ с Китаем и Монголией – колонок и солонгой. Причем в некоторых районах Приморья колонок достигает высокой численности, охотой на него с лайкой не брезгуют даже промысловики. За день с рабочей собакой можно добыть 8-10 колонков.

фото: Семина Михаила

фото: Семина Михаила

Большинство представителей семейства куньих имеет густой, с достаточно высокой степенью носкости мех, и шкурки иx ценятся довольно высоко. Мелкие куньи не являются исключением, даже из самых мелких – горностаев – изготавливались королевские мантии. Окраска меха у представителей этой группы зверьков по-своему неповторима и может удовлетворить запросы любой модницы. Она варьирует от снежно-белой – горностай, рыжей – колонок, до темно-коричневой – норка.

     В большинстве своем отлов мелких куньих ведется с помощью различных самоловов, но даже промысловые охотники добывают их попутно, с лайками, если охота эта не отнимает много времени. В недалеком прошлом большое количество шкурок мелких куньих поступало в заготовки от охотников-договорников, или, как их еще называют, сезонников. Это совершенно обособленная группа охотников-лаечников, они держали только рабочих собак и из года в год использовали их на промысле пушнины.

Так, жители Москвы и Подмосковья выезжали в малонаселенные области, расположенные к северу, северо-востоку от столицы, добирались даже до Предуралья. Забирались в самую глухомань, жили у знакомых охотников, в брошенных деревнях, вагончиках, оставленных лесозаготовителями, используя для этого отпуска. И самозабвенно предавались своей любимой охоте с лайками по пушнине. Много сезонников было и в сельской местности Европейской России, большинство из них охотились с лайками и знали цену рабочей собаки. Работая в Костромской области, я был знаком со старыми охотниками, которые, совмещая охоту с лайкой с капканным промыслом, добывали только куниц до двадцати штук за сезон.

     В промысловых районах договора заключались на слете охотников, который проводился каждый год перед началом пушного промысла. Заготовительные организации, с которыми заключались договора, снабжали охотников оружием, боеприпасами, капканами, дешевыми продуктами питания. Причем все эти товары отпускались со скидкой до 40%. Хорошие угодья закреплялись за лучшими охотниками, сдававшими государству больше пушнины. Это, несомненно, стимулировало промысел, меньше пушнины уходило на черный рынок, что позволяло навести хоть какой-то порядок в пушном промысле.

     Промысел мелких куньих требует от охотника дополнительной оснащенности, большей затраты времени на добычу зверька и более длительного нахождения в определенных угодьях. Этого не может себе позволить штатный охотник, которого прежде всего интересует финансовая сторона промысла. До выпадения глубокого снега он промышляет со своей собакой массовые и дорогие виды пушнины – белку, соболя или куницу. Поэтому появление лаек, работающих наряду с другими видами по мелким куньим, заслуга именно сезонников.

     Большинство представителей мелких куньих, обитающих в лесной и таежной зоне, тяготеют к границам заболоченных участков леса и околоводным угодьям. Скорее всего, это связано с тем, что такие места имеют богатую кормовую базу. Основные места обитания этих зверьков – истоки и поймы рек, берега озер, стариц и различных рукотворных водоемов, от прудов до огромных водохранилищ.

     Стации обитания различных видов могут пересекаться, но они никогда не будут жить в мире и согласии – это пищевые конкуренты. Более крупные и сильные представители этой группы вытесняют со своих охотничьих участков менее жизнеспособных и слабых. Так, интродуцированная на юг Сахалина американская норка полностью уничтожила обитавшего в поймах рек японского колонка – итатси, завезенного туда в свое время японцами. По территории средней России она же вытесняет европейскую норку, значительно уступающую ей в размерах, в малопригодные для обитания угодья.

     В принципе само название “мелкие куньи” не совсем соответствует истине, если речь идет о размерах относительно соболя или куницы. Мне приходилось добывать лесного хоря, превосходящего по размеру среднюю куницу, а американскую норку длиной без хвоста более полуметра. Такого размера ни куница, ни соболь достигать не могут. Но не будем отступать от утвердившихся правил, тем более что речь идет об охоте с лайками на мелких куньих.

     Как правило, специально на мелких куньих лаек не натаскивают, просто во время проведения других охот собака сама находит зверька и начинает работать. Все куньи имеют своеобразный, яркий запах, который привлекает собак, а со временем приводит их в неистовство. Правда, если охотника не интересует работа собаки по мелким куньим, она начинает работать избирательно, по той дичи, которую охотник отстреливает.

 

фото: Семина Михаила

     Зверьки, застигнутые собакой врасплох, могут укрыться на дереве; мне приходилось добывать американскую норку с большой елки, стоящей на берегу реки. На деревьях могут спасаться от наседающей собаки хори, горностаи, колонки, намного реже норки, пытающиеся всегда уйти в воду. Собак все представители семейства куньих боятся панически и спасаются от них кто как может: в воде, норе или на дереве. Но укрывшийся в кроне дерева зверек из числа мелких куньих скорее исключение, нежели правило, норка старается добраться до воды, а остальные предпочитают наземные убежища. Поэтому при охоте на мелких куньих охотнику требуется дополнительное снаряжение, при использовании которого вероятность успешной охоты возрастает.

     Кроме топора, необходимого при любой охоте с лайкой по пушнине, нужно взять на охоту легкую саперную лопатку, щуп и обмет. Все эти приспособления вряд ли обременят вас, но при умелом их использовании шансы зверька улизнуть будут сведены к минимуму. Щуп – это стержень из сталистой проволоки длиной около метра. Для удобства пользования один его конец загибают в виде ручки. С его помощью определяют границы и размеры прикорневых пустот или нор, в которых укрылся зверек, и выгоняют его оттуда. Обмет – это легкая, сплетенная из тонких ниток, сетка шириной 1-1,5 м с ячейкой 20-35мм.

При охоте на куницу и соболя обмет делают длиной до 50 метров, на мелких куньих достаточно 10-15 метров. Обметом не обязательно опутывать весь завал или большую кучу хвороста, под которой укрылся зверек. Сетка устанавливается в виде полумесяца со стороны предполагаемого выхода зверька, охотник располагается напротив и выгоняет его с помощью длинной жерди. Выгнанный из убежища зверек запутывается в сетке. Если охота идет по норке, то обмет устанавливается со стороны водоема. После обнаружения зверька лайку, как правило, привязывают, и только после этого устанавливают обмет. Если охота проводится при наличии снегового покрова, снег вокруг убежища зверька обтаптывают.

     Опытная лайка – незаменимая помощница на охоте на мелких куньих. Обладая уникальным слухом, она внимательно следит за передвижениями зверька в любом наземном убежище, помогая охотнику сориентироваться. Если зверек покидает убежище, она моментально догоняет и давит его. Лайка не боится болезненных укусов зверьков. С приобретением определенного опыта допускает все меньше промашек. Охотник и собака постепенно начинают понимать друг друга, работая как единый слаженный механизм. Утрата такой собаки переживается охотником не менее, чем потеря близкого человека.

     Из всех мелких куньих реже всего специально охотятся с лайкой на горностая, и добыть его при наличии обмета с мелкой ячейкой вполне реально. Молодые лайки работают по этому зверьку с таким же азартом, как и по прочим представителям этой группы. Маленький, подвижный как ртуть зверек может укрыться от собаки в небольшой норе водяной крысы, а уж выгнать его из завала бывает практически невозможно. Если горностай и оказывается в руках охотника в качестве трофея, то это заслуга лайки, которая непременно задавит зазевавшегося зверька, оказавшегося в непосредственной близости от собаки. Стрелять по горностаю может только слабоумный охотник.

     Съемка шкурки по стандарту производится трубкой, т.е. с губ и морды с сохранением меха головы и хвоста. Лапки снимаются с коготками, что требует ювелирной точности и специального инструмента. Изготовление правилки, строго по размерам зверька, тоже непростое дело. Если не выполнить все эти требования и плохо законсервировать сырье, шкурка вообще ничего не будет стоить.

Так что небольшая приемная цена может окупить трудозатраты охотника только при приличном количестве зверьков и наличии свободного времени, чего не бывает при ходовой охоте с лайкой. Большой процент поступавших в заготовки шкурок горностая добывался промысловиками уже в зимний период, когда охота с лайками заканчивалась. На своих обширных участках они устанавливали сотни ловушек различной конструкции, которые в морозный период можно проверять не каждый день, и коротали длинные зимние вечера за обработкой пушнины.

     Малоопытный начинающий охотник с молодой лайкой может добыть из мелких куньих скорее темного, или лесного, хоря.

     Кроме темного хоря в южных районах обитает светлый, или степной, хорь и хорь перевязка. Конечно, этих зверьков тоже можно добывать с помощью лайки, но первый заселяет лесостепную, степную, полупустынную и пустынную зоны России, от западных до восточных границ, где с лайками, как правило, не охотятся. А хорь перевязка занесен в Красную книгу. Поэтому для лаечников интерес может представлять только хорь.

     Обитает этот зверек по всей лесной зоне России и проникает на восток до сибирских склонов Среднего Урала. В связи с освоением человеком северных лесных районов ареал этого хищника расширяется. Он осваивает Карелию, Коми, Архангельскую область, а южная часть ареала лесного хоря совпадает с ареалом степного.

     Лесной хорь может встретиться в самых различных охотничьих угодьях – от заболоченных речных пойм до перелесков и лугов. Он избегает больших лесных массивов, так же как и распаханных земель. Часто поселяется в близком соседстве с человеком: в овинах, скотных дворах, амбарах и даже в подпольях и на чердаках жилых домов. В качестве убежища зверек использует естественные укрытия: кучи хвороста, кладки дров, иногда брошенные лисьи и барсучьи норы. Численность хорьков находится в прямой зависимости от численности мышевидных грызунов – основы пищевого рациона – и значительно изменяется по годам.

     К сожалению, большинство охотников, занимающихся промыслом пушнины с лайками, мало внимания уделяют этому зверьку. Они ошибочно полагают, что истинное предназначение лаек, работающих по пушнине, – белка и куница. Конечно, охота по белке в богатых угодьях увлекательна и добычлива, да и куница, несомненно, является завидным трофеем, а меховые изделия из нее достойны королевы.

Все охоты с лайкой настолько своеобразны и увлекательны, что могут сиять, как грани одного кристалла. И хотя я твердо уверен, что универсального ничего не бывает, ни ружей, ни ножей, ни собак, лайка из всех пород охотничьих собак ближе всего подходит под это определение. И я готов в ноги поклониться человеку, воспитавшему собаку, которая отлично работает по хорю и посредственно по другим видам пушнины. Из всех моих лаек, а кроме этой породы я других собак не держал, специалистом по лесному хорю была западносибирская лайка Дымка – заводчик ныне покойный Ю.А.Грищенко из Московской области.

     С этой собакой я пять лет охотился в богатой лесным хорем Костромской области. Кроме хоря, она хорошо работала по белке и кунице, а когда попала со мной в тайгу, стала прекрасно работать по соболю.

     Самой добычливой и нехлопотливой охотой по хорю будет охота по полям вокруг брошенных крестьянами деревень. Как правило, в деревнях после отъезда хозяев остаются полуразрушенные постройки. Рачительный крестьянин забирает в новый дом практически все вещи, обстановку, домашних животных, но с удовольствием оставляет в старом доме мышевидных грызунов. “Обездоленные” мыши и крысы и привлекают в такие места лесного хоря. Количество грызунов в большом деревеском доме неисчислимо, и никакой, даже самый ловкий и прожорливый кот не может справиться с этим полчищем.

     Один год, с осени до глубокого снега, я промышлял пушнину, используя в качестве базового зимовья хорошо сохранившийся дом в брошенной деревне. И все бы было хорошо, но вездесущие мыши не давали жизни. Портили продукты, лазили по столам, тонули в кастрюлях с супом и ведрах с водой, а после того, как ночью мышь укусила меня за ухо, терпению пришел конец. Мы с напарником объявили им войну, используя для этих целей сразу несколько мышеловок.

Ловушки щелкали днём и ночью. За вечер, постоянно перезаряжая мышеловки, удавалось поймать до сотни мышей. Поверженное воинство выносили в холодный коридор и ритуально складывали в кучу. За месяц эта куча грызунов достигла размера большого муравейника, а количество мышей заметно не убавилось. В таких местах хорю живется сытно, поэтому его шкурки требуют тщательного обезжиривания.

     Охота по брошенным деревням проводится следующим образом. Собака должна быть как минимум знакома со зверьком, еще лучше, если с ней до этого охотились на хоря и она сама задавила или хотя бы потрепала мертвого зверька. Для предварительной натаски вполне можно использовать зверька, пойманного в капкан или живоловушку. Для охотника, знакомого с самоловным промыслом, добыть такого зверька не составляет большого труда.

 

фото: Семина Михаила

     Можно использовать при охоте на хоря в паре с лайкой и норных собак, но следует помнить, что норные собаки на коротких ногах быстро устают. Поскольку полностью шкурка хоря вызревает в позднеосенний и раннезимний период и погода в это время года холодная, норную собаку, одетую гораздо хуже лайки, какое-то время нужно носить в рюкзаке. Благодаря своим небольшим размерам норные собаки могут легко проникать в брошенные барсучьи, лисьи и бобровые норы, подполья в брошенных деревнях, прикорневые пустоты. Все эти убежища может использовать хорь, выгнать его оттуда бывает очень трудно, а подчас просто невозможно.

     Выходить на охоту надо с таким расчетом, чтобы оказаться на месте перед самым рассветом, еще в сумерках, или вечером перед темнотой. Именно в эти часы хорь наиболее активен и выходит на охоту. Светлое же время дня проводится в лесных массивах на промысле белки и куницы.

     Вот как может выглядеть непосредственно процесс охоты, если все пойдет по плану, а собака ваша знакома с хорем. Работая в Костромской области с открытия охоты по пушнине до выпадения глубокого снега, я активно охотился с лайками. Выходить из дома приходилось затемно, чтобы с рассветом быть на месте. Прежде чем попасть в хорошие угодья, мне приходилось идти через две брошенные деревни, в которых оставалось несколько полуразрушенных домов с пустыми глазницами оконных проемов.

Снег еще не выпадал, но, промышляя в здешних угодьях не первый год, я знал, что места эти любимы хорем. Собака несколько раз загоняла зверьков под остатки домов, но добыть их оттуда не было никакой возможности. Я отзывал лайку, и мы уходили промышлять белку. Но однажды утром, когда собака была далеко впереди меня, я услышал взлаивание в некотором отдалении от построек. Сняв с плеча ружье, я поспешил к собаке.

Подойдя ближе, увидел такую картину. На поле, столбиком, в оборонительной позе стоял хорек. Между ним и остатками построек, в полутора метрах от зверька, напряженно застыла собака. Лайка прекрасно понимала, на что способен этот отважный зверек, – на морде у нее хватало шрамов от укусов мелких представителей семейства куньих. Хорь тоже понимал, что если он попытается бежать, то подставит под смертельную хватку собаки холку. Расстояние между мной и застывшими противниками сокращалось.

Видя во мне более страшную опасность, первым не выдержал хорь. Он отчаянно попытался прорваться к спасительным постройкам. В следующее мгновение собака мотала головой, и в зубах у нее болталась безжизненная тушка зверька. Подобным образом мы добыли с собакой восемь хорей. Разница была лишь в том, что чаще я отбирал у собаки уже мертвых зверьков, не наблюдая финального поединка двух смертельных врагов.

     Чтобы разыскать хоря в охотничьих угодьях, нужно избегать сплошных лесных массивов, где хоря встретить практически невозможно. Передвигаться следует краями леса, небольшими перелесками, по берегам различных водоемов, где наряду с хорем можно обнаружить и норку. Часто зверек с удовольствием посещает старые лесные вырубки, где заглядывает под все кучи хвороста, обследует пустотелые дуплистые деревья.

Наибольший интерес для этого зверька представляют захламленные делянки, на которых работали лесозаготовители. Для хоря штабеля бревен, кучи сучьев, упавшие и сваленные деревья – самые привлекательные места. Ваша лайка несомненно найдет зверька и в завалах, но добыть его вряд ли удастся. В подобных угодьях (если их так можно назвать) не поможет обмет, и зверек, даже если его удастся выгнать, скорее всего уйдет незамеченным.

     Передвигаясь по берегам лесных речек, охотник внимательно следит за поведением собаки. Если вашу лайку что-то заинтересовало и она начала обследовать какое-то место, следует остановиться и, поощряя собаку командами, добиться, чтобы она продолжила поиск. Если вы пройдете мимо, собака тоже бросит поиск и вскоре догонит вас. В подобных местах молодую лайку может заинтересовать любой запах, а обитателей тут достаточно. Это может быть водяная крыса, ондатра, хорь, горностай, норка, выдра, бобр. Только когда охотник и собака научатся работать в паре, понимать друг друга, охота будет удачной. Лайка будет использовать свое уникальное чутье, слух и зрение, охотник – руки, топор, лопатку, чтобы вместе добыть зверька.

     Определить, по кому именно в данный момент работает ваша собака, довольно трудно, даже опытный охотник может вместо хоря добыть горностая или норку. Не далее как в прошлом году я с напарником охотился по норке. С нами было три собаки, две лайки и норная, которую мы взяли, чтобы попутно проверить лисьи норы. Дело было в конце ноября, землю укрывал небольшой слой пушистого снега, что позволяло читать следы и меньше времени тратить на поиски зверька, устроившегося на дневку. Двигались мы по глубокому оврагу, на дне которого текла небольшая речка, а склоны были покрыты хвойным лесом.

     Лайки носились впереди нас, работая время от времени белку на елях по склону оврага. Терьер семенил рядом с нами, найти норку никак не удавалось.

     Лайки заинтересовались довольно большим холмиком на берегу ручья, на котором росла ольха. Они взволнованно метались, нюхали и копали землю. Когда мы подошли с норной собакой, она тоже стала, поскуливая, бегать вокруг бугра. Пощупав землю вокруг дерева, мы убедились, что под ним прикорневая пустота около полутора метров в диаметре. Обмета у нас с собой не было, поэтому мы опасались, что зверек при удобном случае непременно выскочит из убежища и скроется под наледью в речке. Осмотрев повнимательней место, мы расширили отверстие со стороны речки и запустили в прикорневую пустоту норную.

Собака под радостные взвизгивания лаек стала протискиваться в дыру. Когда на поверхности были видны только задние лапы, она прекратила свое продвижение и как-то странно замерла. Не понимая, что случилось, мы немного выждали и стали вытаскивать собаку за ноги. На носу у нее висел намертво вцепившийся хорь. Мой напарник моментально сообразил, в чем дело, и схватил хоря, будто змею, возле самой головы так, чтобы он не смог его укусить. Хорь отпустил нос собаки только тогда, когда сам стал задыхаться. В рюкзаке абсолютно случайно оказался холщовый мешок, куда он и был посажен. Так вместо ожидаемой норки мы добыли лесного хоря, который еще долго жил в клетке.

     С приобретением опыта по обстановке и поведению лайки охотник практически безошибочно может определить, по какому зверьку работает собака, что позволит правильно установить обмет.

     В настоящее время практически по всей территории Европейской России расселился речной бобр. Этот вид в местах своих поселений роет норы, длина которых, в зависимости от характера береговой линии, может достигать 5-7 метров. Некоторые норы заканчиваются гнездовой камерой – это объемная, до метра в диаметре пустота под землей. Нора может иметь несколько выходов в воду, расположенных по вертикали один над другим, ими бобр пользуется в зависимости от уровня воды в реке. При истощении кормовой базы бобры перебираются в другое место.

Брошенные бобровые норы с частично обвалившимся сводом являются прекрасными убежищами не только для мелких куньих, ими охотно пользуются даже выдры. Добыть из подобного сооружения хоря или норку весьма проблематично. Тут опять может выручить норная собака, которую запускают в нору, раскопав ее свод ближе к воде. Раскапывать жилые норы нельзя – это преследуется законом, да зверек в нее вряд ли и полезет.

 

фото: Семина Михаила

     В принципе описанием техники охоты на хоря с лайкой можно было бы и закончить, так как охота на остальных представителей мелких куньих практически ничем не отличается, кроме места обитания зверька. Но в эту группу с чьей-то легкой руки попала европейская и американская норка. Это полуводные типичные представители обширного семейства куньих, они настолько пластичны, что, кроме околоводного пространства, освоили и водную стихию, в которой чувствуют себя почти как рыбы. Норка имеет плавательные перепонки на конечностях и клинообразное тело, что улучшает ее передвижение в воде.

Наряду с тем, что этот зверек питается так же, как и остальные представители мелких куньих, мышевидными грызунами, рацион норки пополняется водяными насекомыми, моллюсками, раками, лягушками. Она ловко ловит рыбу, при случае нападает на водоплавающую птицу. Меховой покров у норки низкий, ровный и очень плотный, с густой подпушью. По своим товарным качествам он не уступает меху куницы, а по носкости превосходит его, что делает норку завидным трофеем для любого охотника.

     Американская норка крупнее европейской, имеет более темный и густой волосяной покров и более длинный хвост. Главный отличительный признак – белое пятно, занимающее у американской норки только нижнюю губу и подбородок, у европейской – захватывающее и верхнюю губу. Акклиматизация этого вида в естественных условиях была начата в СССР с 1933 года. До этого ее разводили на зверофермах.

Американская норка была выпущена и успешно акклиматизировалась в большинстве регионов России, включая Сибирь и Дальний Восток. Стации обитания и питание обоих видов норки в основном совпадают. Американская норка лучше, чем европейская, осваивает быстрые горные реки. В местах совместного проживания европейской и американской норки последняя вытесняет аборигенный вид, вызывает снижение его численности.

     Охота на норку с лайкой сложнее, чем на другие виды мелких куньих. При любом удобном случае она старается уйти в воду. Если убежище, в котором укрылась от собаки норка, связано с водой, то скорее всего зверек уйдет незамеченным. По моим наблюдениям, европейская норка передвигается по своему охотничьему участку по берегу, а если отходит от спасительной воды, то совсем недалеко.

Охоту на нее целесообразнее проводить по очень мелким ручьям, поднимаясь от устья к истокам. В таких местах лайка легко может взять зверька в мелкой воде, норка это прекрасно понимает и спасается от собаки в небольших береговых и корневых пустотах. Чтобы не дать зверьку уйти в другое убежище после того, как вы с трудом выгоните его из первого, нужно применить обмет.

В небольших лесных ручьях вашей добычей может стать как европейская, так и американская норка. Один год я охотился до глубокого снега в водоразделе двух небольших речек. У меня не было необходимости менять место – угодья были богатые. Из шести добытых с собакой норок четыре были американки и две европейки. Это подтверждает вышесказанное, что зверьки эти могут жить по соседству. То же самое я слышал от охотников Тверской, Вологодской и Костромской областей.

     Американская норка, так же как европейская, придерживается водоемов, но на берегу чувствует себя смелее, чаще, чем европейская, охотится на мышевидных грызунов. Она может отойти от берега на 20-30 метров и, застигнутая лайкой, укрыться в нетипичном для норки убежище, например в куче хвороста или на дереве. Поэтому в местах, где обитает больше американской норки, она чаще становится добычей лаечников.

     При охоте на норку по лесным речкам с достаточной глубиной, чтобы зверьку уйти от преследования, обмет нужно устанавливать на выходе норы к воде или в воду. Именно в этом направлении норка будет уходить.

     Охота на мелких куньих с лайкой практически бесполезна в местах с каменистыми россыпями и на реках, берега которых захламлены плавником и коряжником. Тут зверек всегда найдет убежище, добыть из которого его невозможно.

     Любой охотник, увлекшийся охотой с лайкой на мелких куньих, численность которых достаточно высока даже недалеко от крупных населенных пунктов, получит истинное наслаждение от работы своей лайки. Да и собака, которую люди еще не успели изуродовать до такой степени, что она не может быть использована на охоте, будет вам благодарна. Лайка, которая не работает по пушнине, это уже практически не лайка. Все остальные объекты охоты можно добыть с другими породами охотничьих собак.

Игорь Шперов 23 октября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #1  23 октября 2013 в 17:12

    Спасибо за память о настоящем таежнике, очерки не только увлекательны, интересны, но и по своему поэтичны.

    Ответить
  • -2
    Aleks Jarkovoj офлайн
    #2  23 октября 2013 в 19:23
    Филипп Стогов
    Спасибо за память о настоящем таежнике, очерки не только увлекательны, интересны, но и по своему поэтичны.

    С оценкой согласен,а читал всегда с превеликим удовольствие и уважением, а уход воспринял с печалью.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑