Мишка

Сезонную охоту можно разделить на непосредственно промысел и занятия для души. Мне всегда нравилась натаска молодых собак в одиночку, когда в загашнике уже есть пушнина и близок итог выполнения договора.

 

Можно натаскивать и походя, в процессе охоты, но тогда от взрослых перенимаются их приемы работы, их пороки, а без недостатков, к сожалению, собак не бывает. Ведь от каждого нового щенка-подростка ждешь чего-то особенного, выдающегося, чего не было у всех твоих предыдущих питомцев.

Мы вдвоем и тайга. Прекрасная экипировка, удобная, хорошо просушенная обувь, плотный вкусный завтрак со строганиной из глухариной грудки, тело поет от здоровья и силы, а впереди целый световой день плутаний по нехоженному участку. Что ждет нас за этой гривкой беломошникового бора? А за тем болотцем?..

Мишка оказался в лесу во время сбора брусники в возрасте 10 месяцев, где впервые «поднял голову». И в «верхнем мире» на невысокой сосенке сидела и сердито цокала рыжая белка. Что тут началось! Пес гонял ее до тех пор, пока не свалился в изнеможении.

В октябре начался промысел и «верхний мир» для Мишки предстал еще более многообразным. Оказалось, там живут квохчущие косачи, глянцевитые шары глухарей, упруго летящие рябчики, оставляющие на снегу сладостно-манящий запах. И на все это можно восторженно лаять. Ждать грома выстрела, от которого заложит на мгновение уши, а после падения птицы погрузить нос и зубы в трепещущую горячую тушку, придавить ее и держать. И понимать – это совместная добыча. Потом заглянуть в глаза обожаемого хозяина и увидеть в них похвалу и одобрение. И, наконец, готовность вылезти из шкуры, когда обожаемый хозяин потреплет по холке и скажет что-то на непонятном, но таком волнующем человеческом языке.
Охота! Что может быть прекрасней в этом подлунном мире! Другой берег всегда манит, и нет мочи дождаться прочного льда. Можно свалить наклоненную березу и навтыкать вдоль ствола в дно речки жердей, соорудив подобие перил. И однажды эта переправа станет мостиком из лопоухого, восторженного детства в таежный суровый реализм.

Под «мостиком» перекат полощет ветви, постукивая ледышками, а ниже омут подо льдом. Мишка соскользнул задними лапами со ствола и повис над потоком, обхватив березу передними. Закаменел, понимая, наверное, что при малейшем движении он сорвется. Я осторожно приблизился, присел, держась за жердь, ухватил Мишку за холку и стал осторожно поднимать вверх. Мишка на полусогнутых лапах, дрожа всем телом, встал на березу, не двигался, потом подался вперед, как бы давая понять – готов идти. Переправу миновали. Мишка шел к избушке, опустив голову, не оглядываясь и не отбегая в стороны. Этой минуты хватило для повзросления...
Голод, недоедание – беда молодых собак в тайге, нагрузки колоссальные, порция невелика, а иногда приходится есть три раза  – в понедельник, среду и пятницу.

Мишка умудрился стащить с крыши зимовья мешок с перьями и потрохами и, особо не разбираясь, нажрался всего вперемешку. К ночи его начало пучить, живот раздуло, как барабан. Влил ему в рот растительного масла и делал массаж, а потом взад и вперед полночи бегали по тропе. К утру все съеденное, с вонью и треском, стало выходить оттуда, откуда положено. Порцию Мишке увеличил и получил результат. За две недели охоты – 127 белок. Он умудрялся их находить в совершенно немыслимых местах.
Как-то лает на березу, осмотрел каждый сучок, каждую ветку со всех сторон и выстрелил из дробовика по вершине, скорее от досады и обиды за собаку, а в снег упала серо-платиновая белка-летяга. Откуда она взялась в сибирской тайге?
Белок приходилось успевать перехватывать у Мишкиного рта. Однажды в прыжке он налетел на приклад и набил фингал. Глаз заплыл, и Мишка получил прозвище «адмирал Нельсон». Приклад значительно охладил его желание хватать белок после выстрела.
Предназначением Мишки в тайге был, конечно же, соболь. Натаска началась после того, как по гривкам и пойме речки Деревяной собрали белку, разогнали рябчиков. И в паре с опытной собакой познакомились с соболем.
Погода в Красноярском крае всегда изобиловала сюрпризами, захватывая северо-восточный край Томской области. 18 ноября утром прошел теплый дождь, а к вечеру – мороз. Образовался наст. Собаки проваливались, ранили лапы. Ждали оттепели или переновы.
Было выпито неимоверное количество чая, пролежаны все бока, избушка убрана до последней дробинки, выучены наизусть песни по «Маяку». Терпение уже лопалось, когда начался верховой ветер, пошел снег и прикрыл наст, охота продолжилась.
Натаска по соболю заключается в следующем: по свежему следу, не отвлекаясь на белку и птицу, нужно идти до результата. Мишка в день натаски облаял 18 белок. Раз за разом обожаемый хозяин повторял неприятную фразу: «Не то», – и возвращал на след. Мишка заглядывал в глаза, стараясь понять, почему не то? Еще вчера было то. К сумеркам в направлении хода зверька раздался лай, какой-то уж слишком спокойный – с одного места. Сердце торкнуло: неужели? Крадусь. Увидел рыжего крупного соболя на нижнем суку развесистой сосны, а под ним стрункой сидел Мишка и вполголоса, почти шепотом лаял. Тщательно прицелился и выстрелил из «тозовки» по передним лапкам.
Мишка, видя, что обожаемый хозяин стреляет издалека, не суетится, не кричит ненавистное «брось», открыл пасть и ждал падения «большой белки».
Матерый кот спикировал и тремя лапами, и зубами вцепился в нос Мишки. Визг, вой, кровяные пузыри. Мишка пытался оторвать зверька, терся мордой о снег. Все напрасно, соболь вцепился мертвой хваткой. Я выбрал колоду поблизости, смахнул с нее снег, подложил рукавицы, поставил рядом дробовик и мелкашку, снял рюкзак и сел, полагая, что поединок будет длительным. Намучившись, Мишка, придавил соболя передними лапами, резко рванул голову вверх, и, хлюпая носом, куснул его. Из ушей зверька «цыкнули» мозги. Мишка хватал, трепал, швырял, проходился по позвоночнику, а когда соболь утих, тыкал его носом, проверяя, не пошевелится ли вражина. Соболя подменил глухариным крылом в награду и для завершения рефлекса – хруст, треск, перья в разные стороны. Расправившись с крылом, Мишка схватил рюкзак и, кровеня брезент, жал зубами своего врага.
Натаска по соболю была закончена. Мишка потерял интерес к белке и птице, он упорно совал нос в каждый след соболя, шумно нюхтел, пытаясь уловить запах, и если это удавалось – большой зеленый зрачок и поземка за хвостом, с такой скоростью он летел по следу. За три следующих дня охоты мы вдвоем добыли трех соболей. К большому Мишкиному сожалению, да и моему тоже, отпуск заканчивался и надо было возвращаться к делам городским.

Вячеслав МАКСИМОВ 1 октября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑