С лайками и гончими за кабанами

В течение уже нескольких лет мы успешно охотимся на кабана в плавнях с лайками и гончими

фото автора фото автора

При этом в камышах нам часто попадаются енотовидная собака и шакал, которых наши гончие гоняют с удовольствием, из-за чего пропадает много драгоценного охотничьего времени. Гончие, которые побывали под секачом, не хотят искать кабана в плавнях – они их попросту боятся. Поэтому сначала мы напускаем лаек, которые верхним чутьем слышат кабана за 250–300 метров и поднимают его, потом стреляем и добываем.

А затем, уже на следы свиней, ставим гончих. Хочется рассказать об одной такой охоте, поделиться радостью и опытом.

Мы охотились базе Приморско-Ахтарского общества, расположенной на берегу Пальчикиевского лимана, одного из самых живописных мест Кубани. Погода нас радовала: небольшой восточный ветер, солнечный, прохладный, до трех градусов мороза денек. До этого в течение недели были морозы доходили до 26 градусов, и лиман покрылся толстым слоем льда. Мы долго ждали возможности поохотиться на острове, находящемся на противоположной стороне Пальчикиевского лимана. Длиной около четырех с половиной и шириной в разных местах от одного до полутора километров, остров этот весь зарос осокой и камышом. На протяжении всей его длины, ближе к Кирпильскому лиману, проходит так называемая Опанасенкина гряда, с буграми ракушечника и зарослями ивняка. Это и было любимым местом дневки кабанов. В камышах встречались слабо замерзшие, топкие даже по таким морозам места – гниляки.

Владимир Прокопец, председатель охотничьего общества, вырастил и воспитал трехлетнего кобеля западносибирской лайки по кличке Буран, который еще в прошлом году «ездил» на кабанах. Он был нашим самым главным кормильцем. За легким завтраком мы продумали план проведения охоты, кто и в каком месте будет стоять в застреле (на номерах), кто пойдет в гай (загон). Было решено в самом узком месте острова пробить талабу – просеку шириной 3–4 метра, чтобы можно было по всей ширине острова перехватывать гонных кабанов.

Наконец-то выбрались с базы. Весь лиман усеян «тихо помешанными» рыбаками с их приспособлениями для подледной ловли щуки. Тихо посмеиваемся: мы – глядя на них, они – на нас. И есть от чего: валит через лед толпа людей с ружьями и собаками на поводках, рыбу пугает. Но всяк «сходит с ума» по-своему...

Мы решили разделиться и вытоптать две талабы: одну – напротив базы, вторую – в двух километрах левее, через Гуркин плес. Сделать два заслона и вокруг них гонять кабанов. Буран еще вначале, при заламывании камыша, справа от талабы, прихватил кабанов. Натянул поводок, заскулил, заглядывая хозяину в глаза. Мы закончили вытаптывать талабу. Застрельщики встали на основных тропах, хотя на льду кабан ими не пользуется – прет где попало, не разбираясь.

Гончих мы держали пока на поводках. Владимир с Бураном зашел со стороны, где кобель уже определил свиней, Валера со своим западносибирским кобелем Караем – с противоположной. Я выбрал себе место на просеке в самом густом и заросшем месте, установил на штатив видеокамеру, подломил для лучшего обзора камышинки.

Ждать пришлось недолго. Метрах в трехстах справа от меня Буран подал голос, и охота началась. Часть свиней пошла вглубь острова, а в мою сторону, шурша камышом, изредка взлаивая, Буран погнал какого-то зверя. Впереди послышался выстрел. Кому-то повезло.

Шорох камыша приближался и у самой просеки прекратился. Зверь! Красавец кабан прямо метрах в двадцати от меня! Буран поджимал его сзади. Ружье от напряжения задрожало в руках. Я успел выстрелить всего раз – кабан исчез в камышах, а следом за ним и Буран. На него одного и была теперь надежда: найдет ли кабана, догонит ли? Может, промах? Подошел Володя. Весь на эмоциях, я показал, как и где стрелял, куда ушла собака. Тропа и камыши по ходу кабана были залиты кровью. Значит, не промахнулся, попал. Минут через пять вдалеке мы услышали полайку на одном месте. Это Буран добрал-таки зверя. Как можно тише мы подошли к работающему кобелю. Владимир с ружьем наизготовку осторожно пробрался вперед, я с видеокамерой – следом. Крови на следу не убавилось. Подошли как к глухарю: полайка – идем, перемолчка – стоим. Подошли. Камыши ходуном ходили. Мы услышали тяжелое дыхание зверя. Кабан, сидя на заду, держал оборону. Буран, чувствуя нашу поддержку, кружил вокруг него, смело облаивал, азартно атаковал, делал хватки за уши и шею. Володя выбрал момент и выстрелом в голову добил зверя. Кобель бросился на него, с яростью стал рвать, выщипывать щетину. Пусть «попьет крови», он это честно заработал.

Подошел Александр Рулев. Мы подвязали кабана и потащили его к моему месту. Туда уже Геннадий Есин подтащил кабанчика, килограммов под сто. Первый выстрел был его. Как оказалось, к нему по гряде подошли два шумовых зверя, одного он добыл, а второй ушел вглубь острова ко второму заслону. Настала пора напускать по его следу гончаков – теперь их очередь показывать свою работу. Виктор Степанов завел гончих в камыши. Отдала голос сначала одна, потом другая, и уже через минуту залилась вся стая. Володя ушел в гай по своему маршруту. Он любил охотиться с Бураном один, чтобы ему никто не мешал. Я остался в застреле на месте. Из-за бокового ветра собак уже было еле-еле слышно. Донеслись два торопливых выстрела, но это мог быть и промах. Вдруг слева я услышал потрескивание и шуршание камыша. Промелькнуло: «Может, зверь?» Взял ружье наизготовку. На талабу выбежал Буран, и через какое-то время появился сам хозяин, таща на собачьем поводке хорошенького сеголетка. «Давай сюда! Помогай – сил больше нет тащить его! – с легкой отдышкой проговорил он. – Да еще вдобавок провалился на гниляке по пояс – еле-еле выбрался». Буран в камышах обнаружил гурт свиней, словил подсвинка, которого Володя дорезал. Молодец Буран! Не оставил нас без знатного ужина. Мы перетащили всю добычу в одно место. Отдохнув и отдышавшись, Володя со своим питомцем ушел. Я остался ждать.

Прошел час, другой. Издалека доносились выстрелы. Слева я услышал скрип, затем шуршание и потрескивание камышей. Ко мне с большой осторожностью двигалась какая-то группа. Вроде бы слышалось похрюкивание. Кабаны!

Подошли к краю и метрах в двадцати остановились. Затем двинулись внутри камыша, параллельно талабе, в мою сторону. Стебли камыша по их ходу двигались в разные стороны. Но я не стрелял. Ничего не видел – камыши были достаточно густые. Так они и прошли мимо.. Я продолжил «охрану» своего номера. Позвонил Женя Ковалев. Гончие пригнали к нему подсвинка, он взял его со второго выстрела, а перед этим Борис Сазонов подстрелил шакала.

Дело близилось к вечеру. Все собрались возле меня. Гончаки словили в этот день еще двух енотов. Для вывоза добычи мы решили послать за лодкой молодого охотника Ивана Мусиенко. Тащить ее по льду, даже груженную, намного легче, чем самих кабанов. Да еще на виду у большого количества «тихо помешанных»!

Совместное применение лаек и гончих при охоте на кабана в плавнях полностью себя оправдало, и именно в сочетании поиска, подъема и дальнейшего гона зверя. Сама охота была необыкновенно интересна и добычлива.

Юрий Семенов 5 декабря 2011 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑