Чемпион мира и его окрестностей

Фото Ярослава Скворцова

Фото Ярослава Скворцова

Давайте-ка вспомним, что такое заводская порода. В первую очередь это продукт человеческого труда.
Под влиянием длительного искусственного отбора у группы животных закрепляются те или иные полезные для человека качества, которые более или менее стойко передаются от родителей к потомкам.

 

 

На первый взгляд все просто и понятно: гончие существуют для того, чтобы гонять зайцев или лисиц, а легавые – чтобы стойкой обозначать найденную птицу и поднимать ее на крыло по сигналу охотника. Первоначальные стандарты пород создавались под рабочих собак. Сбалансированность статей обеспечивала продуктивную работу собаки.


Античные документы свидетельствуют, что сознательное разведение собак с заданными качествами велось издавна. Человек учитывал их рабочие характеристики, необходимые на данный момент: определенный экстерьер, легкость в обучении и желание собаки сотрудничать с человеком. В разнообразных старинных рукописях имеются указания по подбору пар, выбору щенков, содержанию, обучению и пр.

Основные методы разведения, используемые в наше время, сложились в XVII–XIX вв. Также было доказано, что если 4 поколения собак не охотятся, то охотничьи качества теряются. Поэтому порода – это не только зоотехническая, но и социально-культурная категория, имеющая временные рамки существования. Обычно порода кончается там, где кончается проверка представителей данной породы на рабочие качества. А рабочие качества перестают быть нужными при изменении социально-культурной обстановки в отдельной стране и в мире в целом.

Так, в XIX веке в России при наличии крупных и мелких помещиков-землевладельцев процветала охота с борзыми и гончими. Был простор, было где развернуться! В то же время в Европе, где количество свободных охотничьих угодий сильно сократилось, упор делался на подружейных собак, легавых. Охотники-спортсмены посещали небольшие по площади участки леса, поля, болота и, кроме непосредственно добывания дичи для стола, наслаждались красотой поиска и стойки сеттеров и пойнтеров.

В России ХХ века сохранялось достаточное количество охотничьих угодий; охота была массовым увлечением. Держать одну охотничью собаку или двух и выезжать с ними на охоту могли охотники-спортсмены со средним достатком. Причем возили своих любимцев в электричках, поездах дальнего следования, на попутных машинах.

Они охотно выставляли их на выставках и участвовали в полевых испытаниях. Это считалось престижным. Охотники-промысловики охотились с различными отродьями аборигенных пород, в частности лаек. Результативность промысла пушных зверей с помощью собаки увеличивалась в несколько раз. Практическое использование собак с хорошими охотничьими качествами, но без родословных было вполне возможно.

Что же изменилось? Изменились люди, отношение к охоте, собакам и племенному разведению. Ранее спортивная охота считалась формой общения с природой, развивающей физические и нравственные качества человека, хорошей подготовкой для путешественников-натуралистов, географов, геологов и пр. К концу ХХ века маятник качнулся в другую сторону. Убийство диких животных в спортивных целях все больше и больше признавалось занятием жестоким. В моду входила фото- и киносъемка живой природы. В начале ХХI века интерес к живой природе у россиян вообще резко упал. Как и объем знаний о природе и животных.

В настоящее время занятие охотой – увлечение отнюдь не дешевое. И предаются ему не только те, для кого общение с природой и собакой – потребность души. Конечно, браконьерство было всегда. Но никогда его границы не были столь размыты, как сейчас. Советская номенклатура, вплоть до высших эшелонов власти, ехала «предаваться охоте» все-таки в лучшие охотохозяйства, а не в заповедники.

И дикторы телевидения в новостях не грешили оговорками: «Президент отправился на охоту в заповедник Завидово». Если президенту можно, то почему нельзя мне?! И обыватель перестал отличать заповедник, где любая хозяйственная деятельность запрещена, от охотохозяйств, созданных специально для охоты.

Расхождение между племенным разведением собак и их практическим использованием тоже началось не сегодня. Оно уже вполне оформилось в Европе и США к середине прошлого века. За 20 последних лет российские собаководы вкусили его в полной мере. Желание «делать деньги» превратилось у россиян в манию. Коммерциализация племенного разведения порождает питомники, которые работают исключительно ради получения прибыли: продать абы каких щенков, абы кому, главное – за дорого.

То что на продаже породистых животных можно «шибко» разбогатеть – один из мифов нашего времени. Это занятие требует знаний, опыта и любви к собакам. Скрещивание двух производителей одной породы в случайном порядке настоящим племенным разведением назвать нельзя. Бридерство – это азарт, искусство, а также образ жизни. Занимаются им люди не бедные, но и отнюдь не богатые. У «шибко» богатых свои игрушки, а бридерство в большей мере увлечение, ставшее образом жизни.

Наличие ружья дорогой марки и охотничьей собаки с родословной, но не обученной, не делает человека охотником. А наличие родословной у собаки не гарантирует рабочих качеств. Откроем любой выставочный каталог – скажем, Всероссийской выставки собак памяти Л.П. Сабанеева от 26 января 2008 года.

В рабочем классе присутствовали представители следующих пород: русская псовая борзая – 31, с дипломами за рабочие качества – 1; ягдтерьер – 14, с дипломами – 1, такса стандартная гладкошерстная – 28, с дипломами – 3; английский сеттер – 6, с дипломами – 1; веймарская легавая – 26; с дипломами – 5; венгерская выжла гладкошерстная – 9, с дипломами – 1; ирландский красный сеттер – 14, с дипломами – 2; немецкий дратхаар – 35, с дипломами – 3; немецкий курцхаар – 28, с дипломами – 4; сеттер гордон – 8, с дипломами – 1.

Основными потребителями щенков охотничьих пород становятся люди, желающие иметь «собаку-компаньона». Русско-псовые борзые, сеттеры, спаниели лежат на диванах и «работают» только в виртуальном пространстве Интернета. Но если так, то лучше вообще заводить виртуальную собаку! И охотиться с ней на виртуальных монстров.

Курьезы виртуальных собак, или Задачка для бридера детсадовского возраста.

Почти все существующие ныне породы собак имели в своей исторической родословной помеси тех или иных пород, местных и привозных. Многие из них после ряда отслеживаемых человеком поколений, используемых на практике, стали чистокровными породистыми собаками. Причем средний срок, за который складывается порода при правильном разведении, – от 15 до 30 лет. Под правильным разведением понимается умелое сочетание аутбридинга, инбридинга, внутрипородных кроссов.

Современный обыватель, увы, вообще перестал понимать, что такое породистая собака. Недавно в Интернете появилось объявление о продаже «чудо-щенков»: мама алабай, папа дратхаар. На фотографии были видны толстые усатые бутузы. «Ах, какая прелесть!» – загалдели посетители данного форума.

Споры свелись к тому, как назвать новую «породу»: «среднеазиатская легавая», «драталай» или «алахаар»? Никто не поинтересовался, а зачем вообще были сохранены эти щенки? Понадеемся, что гибридизация собак двух разных пород произошла случайно, а не намеренно. Один недотепа упустил суку во время течки, другой – недосмотрел за своим кобелем. Хотя бегающие без присмотра собаки всегда подвергаются какой-либо опасности и часто погибают.

Давайте подумаем, что ожидает данную помесь в будущем. Создатели новой породы собак, как правило, ставят перед собой конкретные цели: улучшить рабочие или экстерьерные качества по сравнению со старыми породами, внести новый окрас и т.п. Собаки разных пород по типу должны сочетаться между собой. Среднеазиатская овчарка – собака грубой или крепко-грубой конституции, растянутого формата, высокозадая; высота в холке не ниже 67 см.

Дратхаар, или жесткошерстная легавая – собака квадратного формата, тип конституции крепкий или крепкий сухой, высота в холке от 57 до 68 см. Среднеазиатская овчарка – пастушья и караульная собака, дратхаар – прекрасная охотничья собака по полевой, боровой, водяной и болотной дичи, с твердой стойкой; возможно ее использование по зверю и для поиска подранков по кровавому следу.

Жесткая шерсть, усы и борода (как у дратхаара) в первом поколении доминируют (что видно по щенкам). Не будем вдаваться в подробности, как именно станут наследоваться другие признаки: предположим, что часть щенков пойдет в маму, часть – в папу, а часть будет иметь промежуточное наследование. Поведение (скажем, биохимические основы агрессии) будут наследоваться еще сложнее.

Кое-кто помнит, что такое «инбредная депрессия». Это ослабление жизнестойкости и ухудшение экстерьера в результате неправильного применения близкородственного скрещивания. Одним словом, ужасный «инцест». А что такое дизгенез? Это результат неправильного применения аутбредного (не родственного) разведения.

Следствие такое же, как и в первом случае: ослабление жизнестойкости (падение иммунитета, появление леталей, потеря репродуктивных способностей), различные уродства. Дизгенез возникает потому, что развитие одного признака идет в разрез с другим. Скажем, грубый тяжелый корпус алабая окажется «посаженным» на связки и суставы, «рассчитанные» на более легкого дратхаара. И как эта собака будет двигаться? В каком возрасте выйдет из строя? Кстати, как использовать данное «чудо»? Скажем, станет «алахаар» охранять приусадебный участок: воры лезут, надо защищать хозяйское добро, а тут – ворона на забор села. Бац! И защитник делает стойку. Или он станет делать стойки на воров?

Вариант наоборот: «алахаар» идет на охоту, находит кулика и… видит другого охотника на расстоянии в 300 м, что характерно для пастушье-караульных «детей» степей. И бежит с ним «разбираться» – это значит, возобладали караульные качества. Что касается внешности… В мире сколько угодно брудастых овчарок: во Франции – бриар, в России – южнорусская овчарка. Хватает и гармонично сложенных, сбалансированных в движениях легавых для охоты на любую птицу: сеттеры, пойнтеры, континентальные легавые, спаниели, браки и пр. Да и для существования в шкуре собаки-компаньона данная помесь не очень удобна: крупная, потенциально агрессивная, с непредсказуемыми особенностями поведения.

Хорошо, если она попадет в руки умелого и опытного хозяина. Но знающий человек заведомо не заведет сомнительную помесь. Значит, щенки окажутся в руках случайных «любителей», очарованных их «детскими» фото и словом «алахаар».

В пользовательных целях среди охотничьих собак ранее получали «одноразовых» метисов, скажем, для травли крупных хищников и копытных: злобу к зверю гончей усиливали агрессивностью буленбейсеров. Или кровь гончих приливали к догообразным собакам, чтобы получить животных для поиска по следу и поимки беглых рабов, то есть гибридизация имела хоть какой-то смысл. Кого травить в современной России, когда СМИ и так переполнены «страшилками» о «социально-опасных» породах?


Продолжение следует.
 

Людмила Чебыкина, Елена Конькова 9 октября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑