Арес на тяге

Сергеич с неразлучным Аресом первый облюбовал себе перспективное местечко меж двух темных сосенок в березнячке. Я же, разбивая, разбрызгивая сапогами весенние зеркала-лужицы, прошел по заброшенной лесной дороге дальше, подыскивая, где лучше встать.

Фото автора

Фото автора

С годами выработалась привычка давать друзьям первым выбирать – меньше недомолвок, мол, себе самое лучшее, а нам – так… Имея многолетний опыт, просто уверен в себе – «моя дичь меня найдет». А кроме опыта, есть в запасе «тайная» маленькая хитрость.
В свое время подсмотрел-выведал ее у друга – известного ковровского спаниелиста-охотника Льва Жирнова (шила в мешке не утаишь). Лева не только раскрыл тайну, но и поделился тонкостями своего секрета.


Апрель, ранняя весна! Снег на полях почти сошел. Бегут звонкие прозрачные ручьи. В лесу снег напитался влагой, потяжелел, осел, но еще глубок и трудно проходим. Почки на березах, что на опушках, начали просыпаться – сокодвижение. Воздух пахнет тающим снегом, прелью и еще чем-то неуловимым, греющим, застывшую, было, в затяжные морозы душу. Природа просыпается. Особенная тишина, украшенная голосами первых птичек, просто околдовывает. Вслушиваешься в нее, радуешься разным звонким «пинь-пинь-пинь», но с трепетом жаждешь уловить желанное «хр-р, хр-р». Вальдшнеп! За ним, услышать его призыв, добыть эту таинственную птицу, и забрались мы сюда с Сергеичем. Вокруг, кажется, на многие километры, кроме нас, никого! Арес, истосковавшийся по настоящему делу за долгую нудную зиму, рыщет по перелеску. То подбежит ко мне, то вернется к хозяину, то, разметая ошметки сугробов, скроется в березняке. Донесся восторженный лай, что-то он там нашел?! Стороной низко над березками мелькнули и скрылись два крупных силуэта – тетерева. Там есть большая поляна, видимо, пес поднял их с нее. Донесся голос напарника:


– Что там?
– Тетерева! – отвечаю.
– А вальдшнепов не слышно?
– Нет!.. Рановато еще!


В самом деле, пришли на тягу за полчаса до срока. Я много лет веду охотничий дневник. Отмечаю все, как говорится, – что, где, когда. В том числе время начала и окончания тяги. Поэтому выезжаю в лес не вслепую, а точно к сроку. Глянул на часы – минут десять еще есть полюбоваться признаками волшебного преображения природы….


Постепенно смеркается, полумрак зародился под пушистыми сосенками и потихоньку расплывается по перелеску. Скоро полетят. Издалека донесся ослабленный расстоянием хлопок – выстрел. Явно по вальдшнепу. Глянул на часы сверить время начала тяги. Все точно по расписанию, пора брать ружье в руки. Крикнул: «Сергеич! Готовься!» и сам «навострил» уши… Вот наконец долгожданное: «Хр-р, хр-р». Замер, откуда-куда летит? Мгновение, другое… «Хр-р, хр-р». А, вон он, летит стороной над вершинками березок. Будто плывет, плавно взмахивая крыльями. Направление на соседа. В азарте не сдерживаюсь, кричу: «Сергеич – лови! На тебя!» Волнующее: «Хр-р, хр-р» – с неба, навстречу с земли хлесткое – «бах!», через мгновение – «бах!». Дуплет. Арес пулей несется к хозяину. Не выдерживаю, кричу: «Ну как?!» Глухое в ответ: «Никак! Ушел…» Да, за зиму застоялась не только собака, подрастеряли навык, видимо, и охотники. А в душе волнение, будто на празднике! Чтобы не опростоволоситься перед другом, делаю мини-тренировку: кидаю мушку на одну вершинку, на другую. Еще раз-другой прямо и с разворота вправо, влево. «Хр-р, хр-р» – еще один плывет стороной. Не наш. Через минуту поодаль пропорхал бабочкой другой. Где-то неподалеку резкий дуплет. Значит, еще один охотник притаился. Слева, из-за просеки, тоже выстрелы! А мы-то, наивные, думали, что мы самые «креативные», забравшись сюда.


Округа ожила. В радиусе нескольких километров то и дело раздаются выстрелы, дальние и поближе. Одиночные и дуплеты, а то и сериями. У нас же ничего, аж завидно не по-доброму. Пора пускать в дело «тайное оружие». Когда-то, лет 15 назад, охотники из бригады экскаваторного завода удивлялись способности Левы Жирнова выбирать место на тяге: всегда встанет так, что почти все вальдшнепы на него летят. Он стреляет, а другие смотрят. Конечно, если его богатейший охотничий опыт поделить на всех, то Леве еще много останется. Но я, заподозрив тут что-то другое, убедил его поделиться секретом со мной. Все дело оказалось в «пищалке» от детской игрушки, которую он во время охоты незаметно держал во рту, и его тонком музыкальном слухе. (От природы одаренный различными талантами, Лев в молодости играл соло на трубе в джаз-бэнде на танцплощадке в городском саду). Вальдшнепов он подманивал, скорее даже сманивал от других. Заслышав его «призыв», они меняли траекторию пролета и сворачивали на него. Ну а уж чемпион Союза по стрельбе никогда не мазал. В свое время я тоже окончил «музыкалку», поэтому быстро понял, что к чему…


Вот и сейчас достал из кармана «секретный» манок на вальдшнепа и стал периодически подавать голос. Через некоторое время слышу характерные брачные звуки. Летит! Вижу – точно на меня! Изготовился, выждал. Выстрел. Птица вздрогнула, будто споткнулась в воздухе, но оправилась и, свернув в сторону, стала удаляться. Неужто промазал? Но нет, летит, снижаясь. Подранок скрылся где-то в гуще молодого подлеска. Я, было, сунулся за ним, а там сугробы. Проваливаясь по колено в снег пополам с водой, преодолел метров 15-20. Дальше встал – в чащобе мелятника потерял направление. Значит, потерял и добычу. Слышу сзади: «Николаич! Ну как?»
– Да потерял.


Подранок утянул куда-то, посылаю Ареса: «Зови!» Он найдет.


Зову: «Арес, Арес! Ко мне!» Взбудораженный моим выстрелом русский спаниель, «расчвакивая» в стороны снег с талой водой, подлетел ко мне. Завожу азартного пса еще больше: «Арес! Ищи! Ищи! Там, там!» машу в сторону чащобника. Он скачками рванул вперед – только длинные уши, как крылья: вверх – вниз, вверх – вниз и скрылся из виду. Понимая, что у меня возможностей меньше, чем у него, я повернул обратно на дорогу, где стоял хозяин Ареса. Вместе, обмениваясь мнением, ждем пса. Найдет ли? Через какое-то время слышим шлепки по сырому снегу и лужам – спаниель возвращается. Нашел ли? Нервы не выдерживают – от волнения, перебивая друг друга, кричим: «Арес! Ищи! Дай!» Пес выскочил на дорогу и – к нам! О радость! Несет драгоценную добычу. Я отошел в сторону: подача хозяину в руки. Охота охотой, а тренировать спаниеля надо! Скоро придет время состязаний-испытаний. Сергеич, с моего согласия, еще пару раз кинул тушку на подачу. Подает в руки, молодец! Похвалив пса, разошлись по местам – тяга будет еще минут двадцать…


Снова слышно – тянет вальдшнеп. Маню. Пролетает мимо. Ничего, на втором круге пойдет на меня. Проверено не раз. А вот еще летит один, вроде как на Володю. Его не сманиваю, зачем мешать другу… Дуплет и возбужденные возгласы: «Есть! Арес! Там! Ищи!» Затем слышу: «Ай молодец! Ай молодец!» На обратном пути к дому приятель рассказывал: «Вальдшнеп упал за дорогу, в высокий прошлогодний бурьян. Не будь Ареса, ни за что бы не нашел!» Пестро-бурое оперение птицы сливается с прошлогодней листвой-травой, и без спаниеля найти ее порой бывает невозможно, особенно если в поздних сумерках она упала в отдалении.
Краски заката постепенно меркнут. В тонких голых ветвях берез, будто в сетях, запутался молодой полумесяц. Рядом с ним, крупной горошиной, застряла яркая звезда – Зухра. Это сочетание напоминает турецкий флаг. Пальба в округе затихает. Птички умолкли. В звенящей тишине слышно, что вальдшнепы еще тянут. Но на темном небе не разглядеть. Пора домой. Смотрю на время – во сколько закончилась охота? Надо отметить в дневнике.

 

Леонид Карантаев 15 апреля 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑