Монопородные выставки: прошлое и будущее

Фото Сергея Фокина

Фото Сергея Фокина

В архиве Уральского филиала ВНИИОЗ когда-то давно мне попался уникальный кинологический документ – отчет об одной из уральских выставок охотничьих собак 1925 года. Судили выставку известные уральские эксперты Федор Федорович Крестников и Анатолий Маврикиевич Сарафанов. Оба предпочитали охоту с лайками.

Крестников – один из создателей стандарта западносибирской лайки. Сарафанов – публицист, редактор журнала «Уральский охотник». Оба в 1938 году были репрессированы и нашли свой вечный покой на 13 километре Московского тракта.

Документ интересен тем, что выставку судили с разделением собак на классы. В 1994 году в одной из своих первых публикаций в «Российской охотничьей газете» я об этом факте в истории российской кинологии упомянул. Была полемика. Не всем понравился такой исторический экскурс. Суть не в этом. Через какой-то десяток лет монопородные выставки стали нормой.

В июне этого года в Екатеринбурге прошло несколько важных кинологических мероприятий: Весенние испытания молодняка (немецкий селекционный тест); Областная выставка собак легавых пород – традиционное мероприятие РОРС с бонитировкой и чемпионатом; Монопородная выставка дойч-дратхааров. Рассказывать о первых двух не буду. Испытания молодняка не видел. А говорить о выставке легавых не хочу, чтобы не обижать владельцев островных пород. Легавые на Урале в состоянии стагнации. Изменить сложившееся положение, пожалуй, невозможно.

Монопородная выставка дойч-дратхааров интересна уже тем, что впервые в Уральском регионе ее судил судья из Германии Норберт Фауэрбах. О впечатлениях господина Фауэрбаха чуть ниже, а пока о самой выставке и моих собственных впечатлениях, благо со стажем эксперта по породам и испытаниям легавых собак (более чем в тридцать лет) кое-какое представление о породе и правилах выставок имею.

Выставка организована Национальной ассоциацией «Дойч-дратхаар» и ее неизменным президентом А. Солдатовым. В общей сложности было выставлено более сорока собак. Собаки выставлялись в десяти классах: класс «Беби» – возраст от 3 до 6 месяцев; «Щенки» – от 6 до 9 месяцев; «Юниоры» – от 9 до 18 месяцев; «Промежуточный» – от 18 до 24 месяцев, «Открытый» – от 2 до 8 лет.

В «Рабочем» классе выставлялись собаки, имеющие диплом со стойкой, полученный под «сертифицированным» экспертом ФЦИ, в классе «Победителей» – с титулами: САС, КЧК, ПК и т.д. Класс «Чемпионов» представляли собаки с сертификатами «Чемпион Национального клуба породы». Класс «Ветеранов» для собак старше восьми лет. В общем, полный набор для ФЦИ-шоу.

Как эксперт, я целиком принимаю наличие щенячьих рингов от «беби» до «юниоров». И здесь уместны два аргумента. Во-первых, как-то незаметно у нас сошли выводки молодняка. А выводка, мероприятие племенное – результат племенной работы, результат работы по отбору и подбору пар, выявление препотентных производителей.

Во-вторых, владелец щенка постоянно находится в поле зрения экспертов. Чего греха таить, мы, отдавая щенков в руки человека неопытного, а зачастую тяжелого на подъем, теряем великолепный материал. Участие собак в племенных мероприятиях со щенячьего возраста позволит устранить пробелы.

С «промежуточным» классом можно было и не мудрить. Была в нашей истории традиция выставлять собак в классе «первопольных». Опять же стимул получить диплом в возрасте до двух лет – это честь и хвала владельцу.

Что касается класса «рабочих», особенно требование диплома со стойкой под «сертифицированным» экспертом, – это от лукавого. Не так много у нас тех самых «сертифицированных». Мотаться же по стране за «сертифицированным» экспертом не каждый сможет. Да и из тех экспертов, кто имеет сертификаты, не каждого в поле пустишь.

В кинологической среде образуется клан «сертифицированной элиты». Насколько он окажется востребованным и полезным, покажет время. У нас же стоит задача втянуть в работу как можно больше владельцев собак. Повторюсь, но охотничье хозяйство без развитого собаководства – пустое место.

Работа эксперта другой школы для меня всегда интересна. Господин Фауэрбах работал крайне объективно, динамично, не обижая владельца собаки излишними замечаниями. Общая оценка состояния породы – «гуд, но в Германии собаки лучше!» Ну что ж, мы, что называется, долго запрягаем.

Впрочем, надо отдать должное господину Фауэрбаху: отметив, что у большинства кобелей «скошенный круп», он заметил, что с этой проблемой сейчас столкнулись и в Германии. Проблема заключается в том, что многие годы, приводя собак к «квадрату», они получили скошенные крупы, особенно у кобелей, а это сказалось на характере движений собаки, на скорости хода.

Не могу не заметить, что у меня сравнительная экспертиза по правилам ФЦИ вызывает недоумение. Вспоминаю эпизод седьмой Всероссийской выставки в Ленинграде, когда на сравнительную экспертизу вывели кобелей западносибирской лайки и русской псовой борзой. Каково же было недоумение зрителей, когда опытнейший эксперт, объявил победителем кобеля РПБ.

Последний явно проигрывал лайке и по красоте и по статям. Но выбор пал все-таки на борзяка. Если исключить в этом эпизоде элементы некоторой межкомандной борьбы и политической конъюнктуры (вот мы, мол, какие: имеем свою национальную породу), выбор понятен. Но надо признать, что элемент субъективизма на таких выставках присутствует. А с таким утилитарным подходом к породам мы далеко не уйдем – растеряем породный потенциал.

Николай Мордвинов 17 сентября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑