Рыбацкие приключения на севере Таиланда

Вблизи Чанг Мая — города, находящегося на севере Бангкока — есть несколько пригодных для рыбалки рек и озер, в которых водится экзотическая для россиян рыба. О ловле в тех местах и пойдет мой рассказ.

Фото автора

Фото автора

Стоимость аренды мотобайка в Таиланде выше, чем во Вьетнаме, но с учетом полной свободы передвижения по стране вполне доступна. Одно дело, когда ты привязан к обычному транспорту — поезду, автобусу, такси, другое — когда умеешь водить мотоцикл и он у тебя есть. Поезда и автобусы обычно возят до многолюдных мест, поэтому на эксклюзивную рыбалку рассчитывать не приходится. На такси можно забраться в более безлюдное место, но за это придется дорого заплатить, да и водитель будет как на привязи... Другое дело, когда у тебя всегда под рукой мотобайк. C минимальным объемом цилиндра он очень экономичен. Имея пять литров бензина в баке, если сочетаешь езду с пешими экскурсиями, ты можешь хоть целый день гонять по горам, лесам и полям.

Что касается меня, то я, исколесив практически всю Юго-Восточную Азию, не представляю, как можно найти здесь рыбацкое счастье, не имея при себе средств передвижения. Передвигаясь по стране на байке, ты заодно можешь посмотреть отдаленные достопримечательности: древние храмы, монастыри, водопады, слоновьи фермы и прочую экзотику.

РЫБАЛКА НИЖЕ ВОДОПАДА

Рано утром, приехав в Чанг Май, я еще на вокзале зашел в туристический офис и оплатил на сутки недорогой гестхаус. Доставка в гестхаус на такси входила в оплату и обошлась мне в 15 долларов.  
Разместившись в приличном двухместном номере и перекусив, я арендовал в этом же гестхаусе мотобайк за 5 баксов в сутки. Сориентировавшись по карте, которую мне подарили в вокзальном турофисе, я тут же отправился в путешествие (коробка с оснастками и телескопическая удочка находились в заплечном рюкзаке). Меня манили горы, которые, судя по карте, располагались северо-западнее города. Но коротким путем до них доехать не удалось. Я запутался в паутине небольших улиц, пытался отыскать их сложно читаемые названия на карте, но в итоге все время упирался в тупик. Путешественникам нужно знать, что карты, которые бесплатно дают в турофисах, довольно примитивные.

Наконец я решил не искать коротких путей, вернулся на трассу, которой окольцован город, и с нее, съехав на северную автостраду, отправился куда глаза глядят. У меня такая манера путешествовать: обычно я заранее не читаю справочники, чтобы было больше впечатлений от увиденного.

 

Мотобайк — идеальное средство для передвижения по дорогам Таиланда. Фото автора

Отъехав километров тридцать от Чанг Мая, я остановился возле мотобайкеров, что-то обсуждавших на обочине. Четыре парня и три девушки (как оказалось, немцы) ехали к водопаду, до которого, по их словам, было уже недалеко. Я подумал: где водопад, там должна быть и река, а в реке, возможно, будет рыба, — и напросился ехать за ними.  
Вскоре наша ревущая колонна повернула на долгожданную второстепенную дорогу. Та вначале вилась по полям, проходя через встречающиеся деревни, затем пролегала вдоль неширокой, местами скрытой кустами реки. Там я увидел детей, ловивших рыбу, но, боясь отстать от команды и потерять дорогу к водопаду, останавливаться не стал. Мелькавшие по краям дороги посадки высоких деревьев наконец перетекли в лесную зону предгорья. На обочине появился первый указатель «Waterfowl 20 км». Ага, уже и до водопада недалеко.

Однако когда наша команда добралась до него, я был разочарован. Вода красиво, каскадами, падала в окружении старого широколиственного леса. Но вокруг было очень людно. Площадки с сувенирами, кафешки, торговцы едой — не затем я ехал на север Таиланда. Хотя ниже водопада река имела разливы и привлекательные для ловли участки, я даже не попробовал здесь ловить. Да мне бы и не разрешили: вход на территорию водопада был платный, что уж говорить о рыбалке! Я простился с попутчиками и вернулся посмотреть, что же ловят дети. По дороге тщательно запоминал ориентиры, потому что потом собирался отправиться дальше в горы, а на пути было много перекрестков.

Смуглолицые мальчик и девочка лет восьми продолжали ловить на том же месте. Короткой бамбуковой удочкой мальчик подбрасывал насадку к кустарнику, опустившему в воду ветви. Видимо, клев был хороший, потому что мальчик то и дело подсекал, но рыба попадалась не всегда, хотя в итоге буквально за каких-то пятнадцать минут маленький рыболов вынул из воды пять небольших, похожих на красноперку рыбок. У его напарницы удочка была еще короче. Девочка подбрасывала поплавок, обыкновенную короткую палочку, привязанную к леске, за осоку и поймала при мне две рыбки. Насадкой детям служили мелкие земляные черви, а ведерко для улова у них было одно на двоих.  

 

В зоне морского прибоя ловится разная рыба, в том числе и некрупные скаты. Фото автора

Увидев торчащий из моего рюкзака конец удочки, мальчик показал на него рукой и протянул мне грязную пластиковую баночку с червями. От такой любезности трудно было отказаться. Я распаковал снасть и, расположившись по соседству с детьми, начал ловить рыбу. Глубина реки была всего-то не более метра. Я пускал оснастку вдоль границы ветвей кустарника, где течение было спокойное. На второй проводке последовала поклевка, и на леске затрепетала зеленоватая рыбка, по-видимому, входящая в семейство окуневых, так как своим видом напоминала дальневосточную ауху. Я бросил рыбешку на траву рядом с мальчиком, чтобы он положил ее в свое ведерко, но тот несогласно покачал головой и, набрав в пластиковый пакет воды, бросил в нее мой улов, а затем принес пакет мне. Я снова не смог отказаться. Вскоре удалось поймать еще четырех таких же рыб, три из которых были величиной с ладонь. Попробовал еще раз предложить рыбу мальчугану, не по годам деловому и самостоятельному, но тот опять замотал головой, продемонстрировав свой хороший улов. Тогда, слив воду из пакета и переложив рыбу влажной травой, я засунул ее в рюкзак в надежде, что вечером в кафе гестхауса мне ее пожарят.
 
ВСТРЕЧА В ГОРАХ

Хорошая асфальтовая дорога уходила вверх от водопада. Я устремился по ней, надеясь найти еще какую-нибудь привлекательную реку или озеро, которое на схематичной туристической карте могло быть не отмечено.
Леса шли то лиственные, то хвойные, то смешанные. Дорога то взбиралась на отроги, то спускалась. Иногда выше обочины виднелись обнажения скал, иногда с крутого серпантина открывалась пропасть или вид на лесной распадок с речкой внизу. Местами встречались этнические деревни с красивыми маленькими домами и ухоженными огородиками, в которых росли разные сельскохозяйственные культуры, причем все было сделано так, чтобы это понравилось вездесущим авто- и мототуристам. Возле некоторых таких деревень на обочине дорог стояли экскурсионные автобусы. В одном месте я увидел указатель на слоновью ферму, но сворачивать к ней не стал: хотелось уехать как можно дальше в горы, чтобы осталось время для возвращения засветло в город.

Когда счетчик на спидометре показал, что я отдалился от Чанг Мая на 100 км, я решил было повернуть назад: возвращаться в темноте  всегда сложно. Но тут на перевале впереди замаячило большое деревянное здание, похожее на магазин, и я подъехал к нему. Возле магазина висел транспарант со схемой горных дорог. Чанг Май на нем указан не был. Сверяя названия поселков и деревень с названиями на своей карте, я старался понять, как другой дорогой можно вернуться домой, и не мог. В это время рядом остановились двое байкеров. Они тоже стали рассматривать схему на транспаранте, тыча в нее пальцем и переговариваясь по-английски. Они объяснили мне, что в город можно добраться, не возвращаясь назад, а проехав горами по кругу, и, если я последую за ними, они меня проведут.
— Борис, — с ударением на переднем слоге представился один.
 — Джон, — назвался другой.
— Алекс, — сказал я.
Мы обменялись рукопожатиями. Борис был из Белграда, Джон из Торонто.
— Вы, ребята, только не слишком гоните, — попросил я. — Я в этом году первый день на байке.
Но ребята, покивав головами, так припустили, что с меня от ветра чуть шлем не слетел: я его плохо застегнул. Потом, правда, увидев, что я отстаю, они подождали. Так мы и ехали с небольшими остановками. Часа через полтора я так приноровился держать скорость выше
100 км на участках под горку, что даже вырвался вперед. О том, чтобы поискать какой-нибудь водоем, и речи не было: от магазина в горах до Чанг Мая нужно было проехать 180 км, а до вечерних сумерек оставалось каких-то три часа. Хорошо, что еще заправка в горах встретилась,
а то у меня был неполный бак перед выездом.

 

Фото автора

В Чанг Май мы въехали засветло и успели немного понаблюдать за рыболовами, ловившими небольших сомиков донками в широком водяном рве вокруг исторического центра города. Рыбалка здесь была простой. В качестве насадки использовались насекомые, похожие на обыкновенных тараканов.
На радостях, что все так хорошо сложилось, я пригласил своих новых друзей к себе в гестхаус и угостил их «Смирновской». Я объяснил Борису, что ищу интересные рыбацкие места. Тот обещал отвезти меня на какие-то лесные озера в предгорьях, расположенных на северо-западе от Чанг Мая. Борис сказал, что в прошлом году он видел, как там местные тайцы ловили спиннингами змееподобных рыб. Это меня заинтриговало. Джон согласился составить нам компанию.

НА ЛЕСНЫХ ОЗЕРАХ

Джон и Борис, как и обещали, заехали за мной в гестхаус в восемь утра. Я выкатил со стоянки свой мотобайк, и мы помчались в сторону реки Йом, отмеченной на карте Бориса. Пришлось ехать небольшими проселочными дорогами километров тридцать до первого озера, а всего их в этой лесистой местности, по словам Бориса, было пять или шесть.
На берегу первого озерка решили передохнуть. Я распаковал и настроил удочку, наживил червя (коробочку этой насадки я купил накануне в рыболовном магазине, который мне показал Джон, проводящий в Чанг Мае уже восьмую зиму), но поклевок ни у берега, ни при дальних забросах не было.

 

На морской рыбалке хорошо работает снасть в виде гирлянды из приманок. Фото автора

Чтобы не тратить время понапрасну, мы решили поискать другие озера. Встреченный по дороге крестьянин с испуганным видом долго не мог понять, чего от него хотят трое иностранцев, и опасливо посматривал на краснолицего болтливого Джона, который даже сидя на мотоцикле, не выпускал из рук пиво. Потом мужчина уяснил, что мы ищем, однако вначале указал дорогу на озеро, от которого мы только что приехали, а потом сообразил, что нам нужно другое. Мы по его подсказке поехали вперед.

Следующее озеро располагалось вблизи рисового поля у самой дороги, и здесь мы увидели тайца-рыболова. Он подбрасывал спиннинговую оснастку, наживленную лягушкой, в прогалы между обширными зарослями травы. В ведерке у него плавали два больших змееголова.
Джон, засверкав глазами и состроив веселую рожу, сказал Борису:
— Алекс сейчас наловит крупных рыб и вечером у нас будет вкусный ужин.
— Погодите, не сглазьте! — ответил я. — Вначале нужно наловить лягушек.

Пока я пытался выяснить у местного, где их лучше ловить, вымазанный илом Джон принес, крепко сжимая в руках, двух небольших зеленых ляг. Пришлось насадить самую мелкую на крючок за спину и опустить за счет правильно подобранной огрузки в воду. Джон топтался рядом, и весь его вид говорил о том, что он хочет рыбачить. Я передал ему удочку и сказал, как надо манипулировать оснасткой, покачивая ее вверх-вниз, чтобы лягушка не пряталась на дне и не запутывала оснастку в водорослях. Вдруг кончик удилища вздрогнул. Джон на это не среагировал, потому что поплавок во время игры приманкой висел в воздухе. Снова кончик вздрогнул и на этот раз пригнулся. Почувствовав в руках тяжесть, канадец рванул удочку вверх, и небольшой змееголов весом не более двухсот граммов взвился в воздухе, а потом упал на землю. Трясущимися руками Джон хватал рыбу, а она уползала от него по траве в сторону воды. Тогда веселый канадец подмял рыбу под себя и, держа ее двумя руками, торжественно показал нам. Я предложил отпустить малыша-змееголова в воду, но Джон медленно покачал головой и показал сначала на рот, а потом себе на грудь и на живот: мол, я его съем. Я ничего не мог на это ответить, ведь Джон сам поймал, и ему решать, отпускать или забирать рыбу.

 

Тайские дети увлеченно ловят рыбу обычной поплавочной удочкой. Фото автора

Канадец передал удочку мне, но я предложил половить Борису. Тот не отказался и, забросив в тот же прогал между водных лопухов, неожиданно поймал змееголова, но уже граммов на шестьсот. Вскоре настала моя очередь, и через двадцать минут в пакете лежали три змееголова. А затем в окнах травы клевать перестало, и Джон решил забросить на чистую воду: свободная от водорослей акватория была обширна. Поклевка произошла почти сразу. Удочка Джона согнулась в дугу, а надежная леска, казалось, вот-вот порвется.
Борис закричал:
— Тащи!
Но я остановил Джона:
— Сдай немного лески с катушки, отойди влево и не дай рыбе уйти в водоросли!
К моему удивлению, не слишком опытный в рыболовных делах канадец сделал все так, как я велел. Он отошел подальше от кромки зарослей широколистной травы, немного отпуская леску, но держа ее в натяжении. Затем снова удочка согнулась в дугу и рыба на кругах стала поддаваться рыболову. В какой-то момент на поверхности воды показалось вытянутое, очень подвижное тело, но мощный всплеск хвоста не дал хорошо разглядеть рыбу — она снова ушла на глубину. Тем временем я в стороне зашел в воду, чтобы подхватить трофей руками: подсака у нас не было. Мне приходилось то и дело говорить Джону, чтобы он не торопился подводить рыбу к берегу. Ее нужно было утомить. После протяженной борьбы рыба ослабела и стала поддаваться. Она послушно пошла к берегу. Здесь я подхватил ее руками и выбросил на сушу.

К нашему великому удивлению, это оказался не змееголов, а арапаима, которую не всегда поймаешь во внутренних водоемах Таиланда. Ее тело так же, как и у змееголова, сильно вытянуто, голова заужена, а спинной и анальный плавники несколько короче. Кроме того, у арапаимы окраска тела однотонная, а у змееголова пятнистая. Эти рыбы могут достигать гигантских размеров. Рекордный вес пойманной в Таиланде арапаимы, если не ошибаюсь, был за триста килограммов. Вообще родина этой рыбы — Амазония. Ввезенная когда-то в Таиланд богачами для аквариумного разведения, она каким-то образом попала в водоемы страны и расплодилась. Сегодня наиболее крупные арапаимы водятся в Таиландском озере IT Monster Lake. Арапаима — двоякодышащий хищник, который питается рыбой, лягушками и даже водными грызунами и птицами.
— Больше трех кило потянет! — радовался Джон, вытирая ладонью вспотевшее лицо.
— Это малек! — и я рассказал, что собой представляют крупные особи.
— Малек? — переспросил Джон и, не дожидаясь ответа, быстро упаковал рыбу в пакет, а затем сунул в рюкзак.
— Хм, малек! Поехали пить пиво под этого малька! — бросил он на ходу, направляясь к своему мотоциклу.

Мы с Борисом стали торопливо собираться, не забыв выпустить самого маленького змееголова — он оказался очень живучим.
Вечером мы расположились в ресторане на Ночном базаре и вкушали нежнейшее мясо арапаимы и змееголова. Блюда были приготовлены для завсегдатая Джона самим хозяином ресторана. Как дополнение к ужину мы заказали королевских креветок. Блюда из морепродуктов здесь очень вкусны и дешевы.

Наутро Джон отвез меня на своем байке на автостанцию. Дальше я автобусом отправился в еще более северный тайский город Чанг Рай, где также собирался взять в аренду мотобайк и совершить не менее увлекательное путешествие к Меконгу. 

Алексей Горяйнов 10 марта 2017 в 09:08







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑